Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Синдром доброго безумия

Дата: 10 февраля 2011 в 18:50

Айгерим Бейсенбаева
Республиканский немецкий драматический театр отпраздновал недавно свой 30-летний юбилей. Молодой коллектив театра отметил по-настоящему взрослый юбилей традиционным капустником во Дворце культуры АРО.
За три десятилетия Немецкий театр пережил множество трудностей и кардинальных перемен, но душа его осталась такой же молодой и полной оптимизма. По словам директора и главного режиссера театра Ирины Симоновой, эти качества, граничащие с положительным безумием, свойственны всем актерам, трудности их только вдохновляют на новые творческие свершения

Руководитель немецкого драматического театра, режиссер Ирина Симонова рассказала о вехах жизни коллектива и о том, с чем театр подошел к своему 30-летнему юбилею.
— В целом я в сфере искусства уже 27 лет, и последние годы были связаны с Немецким театром. В сущности, я здесь официально работаю недолго — несколько лет, а вначале выступала только в качестве приглашенного режиссера. Вместе с труппой театра мы тогда поставили пьесу «Девушка и смерть» по Горькому и детскую сказку «Папаня». Так мы и познакомились с актерами.
В то время главным режиссером театра был Болат Атабаев. Мы несколько лет плодотворно сотрудничали — сложилось по-настоящему дружеское общение. В 2007 году Болат объявил о том, что собирается основать свой театр, а мне предложил занять место главного режиссера Немецкого драматического театра. Я недолго думала, так как предложение было очень интересное. Дальше была реконструкция театра, повлекшая за собой уход директора, и с тех пор я исполняю и эти обязанности.
Можно с легкостью ответить, что привлекательного в этом театре для меня и других режиссеров. В первую очередь то, что труппа очень молодая и мобильная, талантливая, а главное — всегда готовая к экспериментам. Не каждый зрелый заслуженный актер сможет, к примеру, освоить новый для себя язык. А нашим молодым артистам приходится учить немецкий, и не просто заучивать роли, а свободно им владеть, понимать. Кроме того, у нас очень разноплановый репертуар, а с такой труппой никогда не страшно экспериментировать, пробовать что-то новое. Дух современности живет в наших актерах, дух свободы, способность переживать трудности. Это настроение всегда заразительно.
Еще наши артисты легко переживают житейские трудности. Когда у нас плохие условия для деятельности, к примеру, холодно в зале, актеры все равно репетируют. Несмотря на трудности, они полны оптимизма и желания работать. Я сотрудничала с другими театрами и знаю, что другие актеры давно бы отказались работать в таких условиях. На сцене АРО, когда мы репетировали зимой с Немецким театром, было всего девять градусов тепла, но никто не возмутился, не ушел, играли до конца. Потом, правда, все заболели...
— Вы репетируете и играете на чужой сцене. Как продвигается история со зданием Немецкого театра?
— Мы без здания уже четвертый год. Реконструкция, по нашим оптимистичным расчетам, должна была продлиться всего полгода. Мы хотели не просто сделать ремонт помещения, а оптимизировать пространство, расширить некоторые площади, то есть не капитальный ремонт, а всего лишь незначительная реконструкция, которая отняла бы у нас всего несколько месяцев. Но из-за коррупции и взяток получилось все не так, как мы рассчитывали. Виновных посадили, а мы остались без площадки. Потянулись судебные разбирательства, но средства вернуть мы так и не смогли.
Конечно, была проделана большая работа для того, чтобы возобновить реконструкцию, но ситуация со временем только усугубляется. В здании снесли крышу, и оно простояло под открытым небом несколько лет, теперь там уже нужно все менять. Объем работы огромный, а вопрос повис в воздухе.
С одной стороны, очень тяжело, а с другой — эти трудности закалили наш характер. Мы давно ждем решения, касающегося дальнейшей судьбы нашего театра, какого-то шага со стороны государства, но пока ситуация остается без изменений.
— Недавно театр отметил свой 30-летний юбилей. За три десятилетия он менялся, преобразовывался репертуар, воспитывалось новое поколение актеров. Каким Немецкий театр подошел к своему очередному дню рождения?
— Театр не может не меняться, в жизни любого коллектива есть свои важные вехи, этапы. Театр — это прежде всего репертуар, а афиша — лицо театра.
За последние годы наш театр претерпел множественные изменения. Сменялось руководство, приходили и уходили актеры, для сотрудничества приглашались известные мастера сцены, которые накладывали свой отпечаток на репертуар. Но всегда важной деталью оставалось сохранение традиций и популяризация культуры немецкого народа. У любого театра есть своя миссия, а у любого национального она даже более очевидна и прямолинейна. Со дня основания театра идея не менялась, в то время как форма подачи, способы менялись многократно и безостановочно.
Незадолго до реконструкции театр пережил очень плодотворный период своей жизни — приглашались интересные режиссеры для сотрудничества с труппой. По большей части зарубежные мастера театральной сцены, которые сделали сцену Немецкого театра настоящей площадкой для экспериментов. Но самым большим вкладом в развитие театра стали мастер-классы приглашенных режиссеров. Наши ребята до сих пор помнят эти тренинги, они стали более свободными на сцене, более раскованными. Им довелось поработать с талантливыми режиссерами из Германии, и эти навыки мы постоянно применяем в нашей деятельности. Эту практику начал еще тогдашний главный режиссер Болат Атабаев.
Наши советская и казахская театральные школы достаточно сильные, но есть интересные вещи, которые можно почерпнуть из европейской методики. Школа современного европейского театра очень отличается от нашей. Никакой даже самый талантливый и самобытный театр не должен закрываться в себе и вариться в собственном соку, а то, что ребятам довелось поработать со многими режиссерами разных направлений — это неоценимый вклад в развитие театра.
Этап приглашенных режиссеров был достаточно интересным, но, к сожалению, подошел к концу. По большей части — из-за отсутствия собственной театральной площадки. В будущем мы, конечно, надеемся возобновить эту полезную практику.
После потери сцены у нас начался новый трудный этап — мы начали выступать на других театральных площадках города. В разных местах, кроме, пожалуй, Театра имени Лермонтова, так как они сами тогда были закрыты на реконструкцию. После этого, мы начали гастроли по городам Казахстана и побывали везде, кроме Актау. Мы объездили все алматинские школы и в итоге остановились на здании АРО, заброшенном Дворце культуры. Мы оборудовали его светом и звуком, отремонтировали, навели порядок, как смогли. Там мы отработали уже два сезона. А этой зимой мы ничего не играли, потому что были невыносимые морозы, невозможно было работать, здание старое и плохо отапливается. Возобновляем спектакли только в марте.
Конечно, в таких условиях мы могли бы и не праздновать свой юбилей, а мы все равно отметили, так как это очень важная дата.
— Как отметили юбилей? Кто поспешил поздравить именинников?
— Мы праздновали совместно с Гёте-Институтом. Издали специальный буклет. С помощью института мы смогли пригласить одну из актрис театра Марию Трауберг, что работала в театре во время его становления, а в данное время проживает в Германии. Мария приехала со своей программой, со спектаклем и на капустнике, посвященном дню рождения, рассказала об истории становления Немецкого театра. Мероприятие прошло без пафоса, который обычно свойственен такого рода мероприятиям, в теплой, простой атмосфере. Вообще, день рождения театра празднуется в декабре под Рождество, но в этот раз мы отметили его в середине января. Кто нас знает и любит, пришли нас поздравить.
— Сложно планировать дальнейшую деятельность театра, когда нет собственной площадки, но жизнь театра не останавливается, и вы, несмотря ни на что, радуете новыми постановками. Что собираетесь поставить в дальнейшем? Поделитесь творческими планами театра.
— Планы всегда есть, и мы расписали программу театра за год вперед. Знаем, с кем будем работать, что ставить. Конечно, сложно предполагать.
Сейчас мы репетируем два спектакля. Один на немецком языке — современная пьеса Лукаса Берфуса «Тест», ставит ее Кубанычбек Адылов, молодой начинающий режиссер. Это его третья постановка. Спектакль мы планируем представить ко Дню театра в марте.
И параллельно с нашими актерами репетирует актер и режиссер Дмитрий Скирта. Он давно проявил себя как талантливый режиссер и поставил не один спектакль в ТЮЗе. Сейчас он ставит в Корейском театре и у нас.
Также планируются участие в театральных спектаклях и очередные гастроли. Осенью на подобном фестивале в Таразе мы были удостоены диплома за лучший актерский ансамбль. Так что жизнь в театре, несмотря на трудности, кипит.

По сообщению сайта Новое поколение