Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Королева встряхнула Англию

Дата: 10 февраля 2011 в 21:20

Королева встряхнула Англию

На своем новом альбоме «Let England Shake» Пи Джей Харви поет тихую отходную Европе, попутно подтверждая свой статус инди-королевы.

Слово «королева» как-то совершенно незаметно стало обязательным для статей о Пи Джей Харви в профильной музыкальной прессе, чем-то вроде вечного спрингстиновского «босса». Вот и теперь, когда за неделю до официального релиза альбом «Let England Shake» выложен в сеть для свободного прослушивания, почти каждая из опубликованных рецензий содержит царственный титул. В случае с британскими изданиями, типа какого-нибудь NME, это легко объяснимо: Харви национальное достояние, британка, завоевавшая американский рынок с такой убедительностью, что о ее национальной принадлежности все даже как-то позабыли. Кроме того, ее новая работа имеет вполне королевскую концепцию. Вместо традиционного для прошлых пластинок душевного эксгибиционизма, певица обратилась к жанру политической песни –

каждая из композиций посвящена тлеющему закату Европы и медленному уходу в небытие родной Англии, которой действительно неплохо бы встряхнуться.

Тема эта, конечно, не новая, не оригинальны и музыкальные средства, которые Харви берет для ее реализации. Основным инструментом здесь выступает автоарфа (или электрогусли – в наименовании источники расходятся), мелодии призрачны и будто придушены подушкой, а стиль в целом можно было бы обозначить фразой «и стайкою наискосок уходят запахи и звуки». 40-летняя Пи Джей, начинавшая с истошного женского рока и продолжившая карьеру в роли женской версии Ника Кейва, теперь берет не прокуренными модуляциями, а матовым фальцетом. Вообще, «Let England Shake», если отвлечься от гражданской позиции, больше всего похож на первые альбомы Бьорк, разве что там (в силу, видимо, отсутствия политического пафоса) звук был суше и остроумнее, а связки исландской феи крепче и гибче, чем у британской коллеги. Текстуально же Харви, записавшаяся ради сочинения новых песен на специальные поэтические курсы, на этот раз играет на территории между, грубо говоря, земфириным «эти серые лица не внушают доверия» и галичевским «облака плывут в Абакан».

В общем, для рядового меломана, чего греха таить, все это звучит либо скучновато, либо вторично.

И вот тут как раз и возникает главный вопрос – почему королевский титул так прочно пристал к Харви, а ключевые издания единодушно выставили «Let England Shake» высшие оценки? Ответ найдется легко, стоит только внимательно посмотреть на путь певицы к славе. Вспомнить, например, что «инди-Мадонной» ее стали именовать с первых же альбомов «Dry» и «Rid Of Me» – она крайне точно попала во время. В отличие от более пролетарских и отчаянных «The Breeders» или «Babes in Toyland», ее песни несли не только заряд сексуальности и неустроенности, но держали напряжение чисто английской сдержанностью. Кроме того, Харви помимо гитары играла на саксофоне, чем сразу покорила любителей экзотики. Позднее она одной из первых почуяв, что время грохочущего панка и гранжа уходит в прошлое, а в моду входит приглушенная истерика Radiohead и пост-панк с иголочки, и записала с Ником Кейвом знаменитую «Henry Lee». Последний поворот в карьере Пи Джей случился в 2007, когда она сменила черное платье и солдатские сапоги на белую хламиду с рюшами и записала предельно странный фортепианный альбом «White Chalk», традицию которого, в общем, продолжает «Let England Shake».

Секрет популярности Харви в том, что на каждом этапе удавалось быть не новатором, но популяризатором актуальных идей.

Она не опережала время, не совершала рискованных прорывов, но когда экспериментаторы останавливались – аккуратно делала полшажка вперед и вновь оказывалась, ну да, королевой. Это касается и «Let England Shake». Анемичность этого лишенного хитов альбома, в конечном счете, именно то, что сегодня особенно в цене. Гипнагогия, витч-хаус, дабстеп – самый частотный эпитет в отношении многочисленных новых стилей – «интересный». Харви интересничает, что и говорить, виртуозно – вставляет тему «Istanbul Not Constantinople» в титульную композицию, внезапно играет побудку на трубе, поет о розах под ногами солдат. Все это, правда, складывается не в песни, а в музыкальный мираж, пост-Бьорк и пост-Йорк (с лидером Radiohead певица в свое время даже записала песню), в котором она безраздельно и по праву царствует, но, в соответствии с национальной традицией, предпочитает не править.

По сообщению сайта Газета.ru