Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Совершенствовать законодательство (Дина Амирова)

Дата: 11 февраля 2011 в 16:20

Совершенствовать законодательство

 

Недавно решением Союза адвокатов Казахстана Геннадий Нам, наш постоянный автор, признан одним из лучших адвокатов страны и награжден золотой медалью за профессионализм.

 

Редакция «ЮГ» от всей души поздравляет Геннадия Мартыновича с заслуженной наградой и желает ему дальнейших успехов.

  — Геннадий Мартынович вы много лет занимаетесь адвокатской практикой. Слож­но ли быть адвокатом?

  — Без лукавства скажу — очень сложно. Особенно сейчас, когда принято много различных законов, порой содержащих противоречивые положения в самом тексте и не стыкующихся с другими ранее принятыми законами. Сложность заключается и в том, что наше законодательство похоже на одеяло, сшитое из разных лоскутков. Одни законы, регулирующие рыночные отношения, заимствованы из континентальной системы права, другие — из общего. И в этом законодательстве, слепленном из двух несовместимых систем права, приходится не только разбираться, но и применять.

— Помимо адвокатской деятельности вы много пишете. Над чем работаете сейчас?

— В настоящее время большой коллектив авторов, куда вхожу и я, готовит постатейный Комментарий к ГПК РК. Это очень сложная, объемная и ответственная работа. Самому ГПК вот уже 12 лет, а комментарий к нему за эти годы еще ни разу не выпускался. Потребность же в нем громаднейшая.

  — Кто в этом проекте участ­вует, и как скоро он выйдет?

— Привлечены к его написанию ученые и практические работники — судьи, адвокаты и преподаватели вузов. Предположительно, выйдет он в свет в первом полугодии этого года.

  — Как вы оцениваете современное состояние правовой науки в Казахстане?

— Я навлеку на себя гнев многих моих коллег, но тем не менее скажу, что правовая наука в Казахстане практически отсутст­вует. У нас есть много людей со степенями и званиями по отдель­ным отраслям права, особенно прикладным, но целостной юридической науки нет. И это сложилось исторически, еще со времен Советского союза.

Дело в том, что вся интеллектуальная юридическая элита, которая разрабатывала базовые теоретические положения учения о праве, была сосредоточена в России, в частности в Москве. Там же писались и издавались научные труды, учебная и методическая литература, по которым учились все студенты страны. В союзных же республиках в основном занимались исследовательской работой прикладного характера. Были свои доктора и кандидаты наук, и весьма толковые. В совокупности все это и составляло советскую науку права. После развала Союза республики оказались без ученых, которые формировали и создавали фундамент правовой науки. А прикладники, какими бы они познаниями не обладали, не в состоянии вытянуть теорию. Читать учебную дисциплину они могут, а написать капитальные теоретические работы — нет. И не потому, что им это не под силу, а потому что для этого необходимы развитые отечественные науки гуманитарного профиля — философия, социология, психология, политология, педагогика и пр. Вузы же занимаются преподаванием и подготовкой специалистов, а наука для них — второстепенное. Академическое же заведение, я имею ввиду Институт государства и права, практически перестало функционировать после того, как было отделено от Академии наук. Таким образом, на сегодняшний день мы имеем законодательный орган страны, принимающий законы, огромный массив противоречащих и не стыкующиеся между собой нормативных актов, значительное колличество людей со степенями и званиями, полученными в разных странах, огромную армию преподавателей, читающих соответствующие учебные дисциплины и обучающих студентов по учебникам чужой страны, бесчисленное количество практикующихся юристов, судей и прокуроров, обучавшихся и получивших политико-правовые знания в период существования противоположных экономических формаций, но не имеем целостной системы, заряженной мощной правовой энергией, направленной на один вектор движения. Если в политике многовекторность целесообразна, то для права — губительна.

— И что нужно делать, по вашему мнению?

  — По роду своей деятельности я обращаюсь к практике нашего соседа, России. У них там тоже не все так просто и гладко. Тем не менее задает тон всему Конституционный суд. Если почитать постановления этого суда, то зачаровываешься глубиной и тонкостью понимания права, нетривиальностью выводов и подходов, изящностью аргументации, как суд интерпретирует тот или иной закон или положение закона в сопоставлении с Конституцией страны. Я уж не говорю о слоге изложения. У них Конституционный суд — это не суд в обычном понимании, а орган, творящий право. Поскольку в суд имеет право обратиться любой гражданин страны, то он за эти годы наработал огромную практику, которая сказывается на всей политико-правовой жизни страны. Учитывая же, что это очень авторитетный суд, к его решениям прислушиваются все, от Президента страны до рядового гражданина. Существенный отпечаток на правовое мышление накладывается нахождением России в сфере действия Европейского суда по правам человека.

  — Каково ваше мнение по вопросам совершенствования законодательства, правоохранительных органов и судебной власти, гуманизации уголовного законодательства?

  — Однозначно, положительное. Однако и в данном вопросе все делается в спешке, экспромтом, без теоретических проработок и научно обоснованных рекомендаций. Решили некоторые составы преступления декриминализировать и перевести в разряд административных правонарушений. Идея хорошая и, кажется, все правильно. Так, если лицо будет привлечено к административной ответственности и затем в течение года вновь совершит другое аналогичное правонарушение, то его действия уже будут квалифицироваться как уголовное деяние. Если это так, то следует признать, что административное законодательство есть составная часть уголовного законодательства, а институт повторности деяния — это общий институт обоих отраслей права. Но тогда нельзя распространять положения ГПК РК на админист­ративное производство, при пересмотре административного дела в суде апелляционной инстанции. Это недопустимо. К слову, процессуальное законодательство, и особенно сфера его правоприменения, настолько разбалансировано, что дозволяет собой манипулировать кому как вздумается. Далее следует исключить из КоАП РК положение о том, что административные взыскания могут накладывать на правонарушителей должностные лица исполнительной ветви власти. А их у нас более сорока. Если этого не сделать, то получится, что адм. взыскание, наложенное должностным лицом, приравнивается к судебному акту. Но это полнейшая нелепица. Только суд должен быть наделен правом признавать того или иного человека виновным в совершении адм.правонарушения и только судебный акт должен иметь преюдициальное значение. Следующее: как будет выявляться факт привлечения лица к адм. ответственности? Для этого следует создать базу данных на всех лиц, которые привлекались к адм. ответственности по примеру того, как это делается в отношении привлеченных к уголовной ответственности. Далее. По КоАП РК субъектом ответственности являются юридические лица, тогда как по УК РК они таковыми быть не могут. И все эти вопросы в скором времени возникнут на практике.

— На ваш взгляд, какой должна быть судебная система?

— В мире несколько судебных систем. Идеальных нет. Наша судебная система — не худшая. Тем не менее поле деятельности для ее усовершенствования есть.

 

Дина АМИРОВА

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz