Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Съели человека «на двоих»

Дата: 12 февраля 2011 в 16:40

Съели человека "на двоих"

Самые тяжелые формы болезни лейшманиоз, вызывающей страшные язвы на теле человека, являются результатом того, что переносящие эту болезнь паразиты содержат в себе еще и вирус.

Вместе с какао, табаком и прочими дарами из Нового Света охотники за приключениями открыли и несколько редких болезней, среди которых и кожно-слизистый лейшманиоз (лейшманиоз Нового Света или эспундия). К счастью, в Европе, вовремя научившейся (а нынче уже разучившейся) прижигать язвы сульфидом сурьмы, сия паразитарная зараза не прижилась. А вот в тропической и субтропической Америке простейшие паразитические под названием лейшмании, поражающие слизистые дыхательных путей, могут стать причиной смерти.

К счастью, в погоне за лекарством от ВИЧ, малярии и туберкулеза, научная общественность не забывает и о других болезнях. Аннета Ивес из Университета Лозанны и её коллеги объяснили, почему последствия заражения одним и тем же паразитом (Leishmania Viannia) варьируют от простых язв на коже до тяжелейшего воспаления слизистых.

Оказалось, что наиболее тяжелые формы несут в себе ещё и вирусную РНК, дезориентирующую нашу иммунную систему.

Несмотря на то, что организм лейшманий устроен намного сложнее, чем у бактерий и вирусов, размножаться эти паразиты предпочитают внутри клеток, причем именно иммунной системы. Распространяясь с укусом москитов, которых они тоже неплохо приручили, лейшмании попадают вглубь кожи, где им навстречу устремляются наши нейтрофилы и макрофаги.

Последние и становятся жертвой паразитов – проникая внутрь, лейшмании начинают размножаться, в большинстве случаев ограничиваясь, впрочем, кожей, и лишь изредка – в 5-10% случаев, переходя на слизистые.

Раньше ученые связывали это с индивидуальностью защитных реакций и ослабленным звеном антипаразитарного ответа у подверженных кожно-слизистому лейшманиозу.

Позже из язв слизистых были выделены агрессивные формы L. Viannia, всегда вызывающие тяжелое поражение при заражении хомячков, но причина их патогенности все равно оставалась необъяснимой. Предпринявшие очередной штурм в борьбе с этой «забытой болезнью» Ивес и коллеги сначала пошли по традиционному пути – детально проанализировали иммунный ответ на агрессивные и умеренные формы лейшманиоза.

«Коктейль» цитокинов – сигнальных молекул нашей иммунной системы, образующихся при заражении агрессивными L. Viannia, больше напоминал реакцию на вирусную инфекцию, нежели на паразитарную инвазию.

Подобная неспособность правильно определить врага часто объясняет индивидуальную предрасположенность к вирусным или бактериальным заболеваниям. Казалось бы, это и должно было склонить ученых в пользу старой «индивидуальной» теории и объяснить все особенностями конкретного организма, а не возбудителя.

К счастью, авторы публикации в Science на этом не остановились, решив получше обыскать лейшманий на предмет скрытых уловок.

Заблокировав у хомячков работу определенных Toll-like рецепторов (за открытие класса этих структур у млекопитающих до сих пор прочат Нобелевскую премию россиянину Руслану Меджитову, работающему в США), ученые почти полностью защитили животных от агрессивных лейшманий.

Выяснилось, что агрессивные паразиты отличаются от умеренных всего лишь содержанием небольшого количества двуспиральной РНК в цитоплазме.

Определить, что эта РНК принадлежит вирусу, уже не составило никакого труда.

Весьма элегантная головоломка была решена, в очередной раз подтвердив легкость, с которой паразиты учатся сотрудничать друг с другом. Если учесть всех известных (можно смело добавить «пока!») участников, то картина представляется следующая. Комар, отпивая крови из язвы, подхватывает лейшманий вместе с заключенными в них вирусами. Через неделю паразиты уже блокируют просвет пищеварительного канала комара своими телами и секретируемым ими гелем.

Самка с блокированным пищеварительным каналом не может глотать, и при укусе у неё возникают спастические движения, в результате которых она «отрыгивает» лейшманий в ранку на коже хозяина.

Первыми на место ранения приходят специальные лейкоциты нейтрофилы, которые поедают, но не переваривают лейшманий. Через некоторое время появляются макрофаги – клетки иммунной системы, очищающие организм от отживших свой век клеток. Внутри макрофагов лейшмании перерождаются и начинают делиться, разрушая своих хозяев и поражая все новые и новые клетки. Их аппетит сдерживают другие клетки иммунной системы, ограничивая масштабы инвазии.

И здесь на помощь приходят вирусы, обманывающие нашу защитную систему, и сигнализирующие о том, что бороться надо вовсе не с паразитами.

В случае неудачного сценария – болезнь распространяется, вовлекает слизистые дыхательных путей, и человек погибает. Сделать в этой ситуации можно не так уж много – в отличие от тех же бактерий, обмен веществ лейшманий ближе к нашему, так что выбор препаратов для лечения не велик.

Теперь к соединениям сурьмы достаточно будет добавить ингибитор упомянутых Toll-like рецепторов 3 типа. Который, впрочем, надо ещё поискать.

По сообщению сайта Газета.ru