Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Кого правительство Венгрии атакует и кого шантажирует в Москве? Венгрия за неделю

Дата: 15 февраля 2011 в 01:00 Категория: Новости стран мира

8 февраля 2011 г. международное информационное агентство Associated Press сообщило об аресте в Будапеште трех венгерских чиновников в связи с делом о продаже в 2008 г. принадлежавшей Венгерскому государству недвижимости в Москве. Событие из внутривенгерского сразу же вышло на международный уровень. Однако ведущее государственное венгерское информационное агентство MTI только вечером 9 февраля дало развернутую информацию о случившемся. А уже 10 февраля арестованные были освобождены по судебной апелляции.

В этот же день дело получило продолжение в информационном пространстве России. Публикация в газете «Коммерсант» связала венгерскую и российскую составляющие дела о продаже здания торгового представительства в Москве по адресу Красная Пресня, 3. На следующий день соответствующая подборка материалов появилась в русскоязычном интернете на сайте Компромат.ру, и все тогда обратили внимание на публикацию «Дорогой Минрегион» в российских «Ведомостях», датированную 23 декабря 2010 г.

В венгерских средствах массовой информации коррупционный скандал получил название «дело Керки» (Kerki от сокращенного венг. «kereskedelmi kirendeltség», т. е. «торговое представительство»). Из-за удобства и оригинальности этого термина можно и дальше использовать его в русской прессе. Что касается Венгрии, то этот коррупционный скандал уже в мае 2010 г. стали именовать в Будапеште «московской Панамой».

В настоящем сообщении мы изложим по венгерским источникам в хронологической последовательности информацию о венгерской составляющей «дела Керки» и дадим собственную оценку и объяснение случившегося.

С 4 сентября 2009 г. на венгерском портале Origo.hu молодым журналистом Андрашом Сабо регулярно публиковались статьи по «делу Керки». На сегодняшний день это основной в средствах массовой информации источник сведений по венгерской составляющей скандала. 9 декабря 2010 г. А.Сабо даже получил из рук министра иностранных дел Венгрии Яноша Мартоньи специальную премию МИДа «за классический цикл статей расследования дела продажи московского торгового представительства (цикл не остался без последствий)». 11 января 2011 г. А.Сабо был награжден за «журналистское расследование» дела московского торгпредства другой почетной для молодых журналистов Венгрии премией Шома. Всего на origo.hu им было опубликовано 18 статей по «делу Керки»: в 2009 — 8; 2010 — 9. 10 февраля 2011 — ещё одна (подведение итогов). Изучение этих материалов позволяет проследить основные этапы создания «дела Керки». Далее приводятся основные факты по версии А.Сабо.

Расследование было инициировано в сентябре 2009 г., т. е. спустя почти год после продажи здания торгпредства в Москве. Венгерская счетная палата (Állami Számvevőszék — ÁSZ) при подведении итогов исполнения бюджета предшествующего года обнаружила нестыковки в документах, представленных ей Управлением национальных имуществ (Magyar Nemzeti Vagyonkezelő — MNV Rt). Так, оказалось, что перевод покупателем денег за покупку здания московского торгпредства (март 2008) предшествовал оформлению конкурсного тендера (июль 2008) и заключению самого договора (ноябрь 2008). А в переводе, осуществленном зарегистрированной в Люксембурге компанией Diamond Air, значилось, что платеж проведен за покупку здания торгпредства по договору от 8 декабря 2005 г., подписанному венгерским послом в Российской Федерации Арпадом Секеем. ÁSZ расследовало дело и установило, что правительство Венгерской республики только в апреле 2006 г. дало разрешение на продажу здания торгпредства. Ревизоры ÁSZ обнаружили и тот факт, что MNV так составило условия тендера, что венгерские компании, претендовавшие на участие в нем — Richter Gedeon Zrt. и Egis Zrt. — оказались за бортом. На запрос ÁSZ из MNV пришел ответ, что из-за «вопросов безопасности» правительство Российской Федерации ограничило круг участников тендера. Это показалось странным. Возник вопрос, почему какая-то никому неизвестная люксембургская фирма побеждает в тендере, а такая солидная компания, как Richter Gedeon до участия в конкурсе даже не допускается. При повторных запросах ÁSZ MNV представило информацию о том, что первоначальная оценка торгпредства в сумме 19,9 млн. долларов была осуществлена компанией Cushman & Wakefield, а ограничения на участие в тендере были вызваны особенностями межправительственного советско-венгерского соглашения 1973 г. MNV тогда назвала и фирмы, участвовавшие в тендере: Diamond Air, «Газпромбанк-Инвест» и «Машинимпорт». Однако при расследовании дела на этом этапе всем показалось подозрительным то, что венгерский МИД и бывший посол в Москве Арпад Секей отказались давать какие-либо объяснения ревизорам ÁSZ.

Об обстоятельствах странного дела в сентябре 2009 г. стало известно парламентской комиссии по иностранным делам, член которой фидесист Жолт Немет инициировал внутреннее расследование в Министерстве иностранных дел Венгрии. Оно продолжалось до конца года. Благодаря нему стали известны обстоятельства формирования конкурсных документов. Согласно версии внутреннего расследования в МИДе, московский посол получал указания на продажу торгпредства как от ведомства госимуществ, так и от самого министерства иностранных дел. Собственно прямой переписки по делу продажи торгпредства между MNV и МИДом при этом не велось.

Месяц спустя, в середине октября 2009 г., по запросу депутата парламента фидесиста Атиллы Грубера верховный прокурор Венгрии Томаш Ковач дал распоряжение о начале расследования «дела Керки» в прокуратуре, которое было начато только в конце ноября. К этому времени венгерская прокуратура расследовала вообще деятельность Управления национальных имуществ (MNV Rt.). Расследование «дела Керки» начало две бригады следователей независимо друг от друга: управление прокуратуры V и XIII районов Будапешта и Центральное следственное управление прокуратуры (Központi Nyomozó Főügyészség — KNF).

Следователи KNF получили из МИДа найденные там при внутреннем расследовании два договора на продажу здания торгпредства, скрепленные подписью посла Арпада Секея. Один датированный 14 марта 2008 г., другой — 5 ноября 2008 г. Однако объявленный «предварительным» договор 8 декабря 2005 г. так до сих пор и не найден.

Следователи прокуратуры допросили бывшего посла в РФ Арпада Секея. Он разъяснил истинные обстоятельства дела. Так, участие представителей российского ФСБ при ведении переговоров по продаже венгерского торгпредства было обусловлено «вопросами безопасности», поскольку здание находится в «правительственном квартале». Диктуемые русскими условия ограничения тендера, по мнению бывшего венгерского посла, были законными, поскольку обусловлены пунктами межправительственного соглашения 1973 г. А.Секей сообщил также о неудачных попытках венгров поменять земельный участок под зданием торгпредства, принадлежавший российскому правительству, на три участка под зданиями российских дипломатических учреждений в Будапеште.

В своих показаниях следователям А.Секей указал на Виктора Вексельберга как истинного владельца фирмы Diamond Air. Однако сам А.Секей с Вексельбергом никогда лично не встречался. 3 декабря 2009 г. имя В.Вексельберга появилось в очередной статье по «делу Керки» А.Сабо на Origo.hu. Его публикация 21 декабря 2009 г. была полностью посвящена этому российскому предпринимателю и его участию в покупке венгерского торгпредства в Москве. Помимо «дела Керки», В.Вексельберг в ней обвинялся еще по двум эпизодам махинаций с венгерским социалистическим правительством Ф.Дюрчаня. Речь идет о продаже долга Казахстана и проекте реконструкции электростанции в венгерском Вертеше. В публикации содержались прозрачные намеки на российского премьера Владимира Путина как человека, стоящего за «делом Керки».

Следующая статья А.Сабо 11 января 2010 г. была посвящена «пропавшему» задатку. Венгры заметили разницу в суммах, обозначенных в мартовском договоре (23,689 млн. долл.) и ноябрьском (21,320 млн. долл.). При этом в мартовском договоре речь шла об уже уплаченном ранее задатке в 2,368 млн. долларов. Стали искать эти деньги и оказалось, что Diamond Air действительно в 2005 г. (!) перевела означенную сумму на счет в Венгерскую государственную казну (Magyar Államkincstár). Но обнаружилось, что управляющая ею Дирекция (Kincstári Vagyoni Igazgatóság — KVI), ничего не поняв, не оприходовала эту сумму по какому-либо объекту венгерской недвижимости.

В итоге, в следующей публикации от 25 января 2010 г. был сделан однозначный вывод (а это подразумевалось изначально) — московское торгпредство было продано ниже действительной рыночной стоимости. Тогда же были названы персональные виновники случившегося. Следователи к тому времени нашли в архиве письмо, датированное 15 мая 2008, и адресованное главе MNV Миклошу Татраи, направленное госсекретарем МИДа Мартой Фекси Хорватне и госсекретарем Йенё Фаллером. Письмо написано Мартой Фекси. В нем содержалась такая фраза о сделке по торгпредству: «Определенная в договоре купли продажи сумма неприемлемо невыгодна для Венгерского государства». Этот документ стал главным доказательством вины М.Фекси и М.Татраи.

Далее о ключевых фигурах «дела Керки».

Арпад Секей родился в Венгрии в 1957 г. в городе Мишкольц. В 1981 г. закончил в СССР МГИМО. После этого работал в венгерском министерстве иностранных дел до 1992 г. С 1981 г. — служил референтом. С 1984 по 1989 г. — сотрудником венгерской дипломатической миссии в Берлине. С 1989 г. — начальником германского отдела МИДа Венгрии. После смены режима А.Секей два года проработал советником премьер-министра Йожефа Антала по вопросам внешней политики и международной торговли. В 1992 г. ушел в сферу частного предпринимательства. Работал директором по связям с общественностью в рекламной фирме GGK (Будапешт), а потом основал собственную консалтинговую фирму Estol (Будапешт). Сотрудничал с компаниями, работавшими в сфере тяжелой промышленности и энергетике. В 2004 г., т. е. в год начала премьерства социалиста Ференца Дюрчаня, был приглашен министром иностранных дел Ференцом Шомодьи вернуться на работу в венгерский МИД. Год спустя он уже был назначен на пост чрезвычайного и полномочного посла Венгерской республики в Российскую Федерацию. По утверждению портала Origo.hu, назначение А.Секея послом в Российскую Федерацию состоялось по личному указанию тогдашнего премьер-министра Ференца Дюрчаня. Итак, А.Секей не является карьерным дипломатом. Этой заманчивой сфере человеческой деятельности он дважды предпочитал другие занятия.

Назначение в 2005 г. А.Секея послом в Российскую Федерацию встретило критику из недр находившейся тогда в оппозиции партии Фидес. Поводом к ней было предпринимательское прошлое нового московского посла. Начало службы А.Секея в московском посольстве связано с оживлением венгеро-российских отношений. За первый год его работы венгерский экспорт в Россию вырос на 1 млрд. долларов.

Арпад Секей ушел с поста посла в июле 2008 г. В своем интервью по этому поводу он сказал, что устал от напряженной работы на своем посту. В начале сентября 2008 г. он уже работал главным управляющим российского отделения известной девелоперской компании TriGranit. В TriGranit он пришел, по его словам, по личному приглашению главного акционера компании Шандора Демьяна. На сегодняшний день Ш.Демьян — ведущий, самый богатый и самый известный венгерский предприниматель. Он возглавляет Союз венгерских предпринимателей и работодателей (VOSZ). Предпринимательская карьера Ш.Демьяна началась еще в эпоху коммунистического вождя Яноша Кадара. В 1973 г. он основал в Венгрии под маской кооперации известную торговую сеть универмагов «Скала». В 1986 г. Ш.Демьян открыл банк «Венгерский кредит» (Magyar Hitelbank). На 2009 г. состояние Ш.Демьяна ориентировочно оценивалось в сумму 300 млрд. форинтов (1 млрд. 150 млн. евро).

Оборонительная позиция, занятая А.Секеем по «делу Керки», а он ее изложил еще в декабре 2009 г., сводится к утверждению, что в продаже торгпредства он являлся простым исполнителем приказов из Будапешта, что выбор партнера и цену сделки ему диктовали русские и на вполне законных основаниях. Слабость позиции А.Секея в том, что в деле он себя показывает связующим звеном между политиками из верхушки MSZP и частными предпринимателями, вышедшими из круга старой партийной коммунистической номенклатуры. При всем желании нельзя было бы найти худшей фигуры, чем А.Секей, для компрометации, с одной стороны, партийных политиков социалистов, и, прежде всего Ф.Дюрчаня, а с другой стороны, «старых» венгерских предпринимателей — «друзей соци», прежде всего Ш.Демьяна. Теперь не нужно было и искать коррупционных счетов А.Секея от продажи московской недвижимости. Можно просто сказать, что пост в TriGranit и был его главным призом в «деле Керки». Так наносится сильный удар и по репутации TriGranit — на сегодняшний день ведущего венгерского инвестора в России. Не будем забывать и о том обстоятельстве, что TriGranit находится в сфере деловых интересов Ротшильдов.

Марта Фекси Хорватне. Родилась в 1954 г. в Печи. Специалист по международному праву. В 1977 г. закончила юридический факультет Будапештского университета ELTE. С этого же года работала в МИДе: то в консульском департаменте, то в департаменте международного права. Имеет степень доктора права. Стала консулом в 25 лет в Киеве (1979-1982), затем в Вене (1989-1991), главный консул в Лос-Анжелесе (1997-2001). Вершина ее карьеры — госсекретарь в венгерском МИДе (апрель 2006-2009). Итак, Марта Фекси Хорватне — типичный карьерный дипломат. Преступную причастность ее к делу о продаже московского торгпредства доказывает всего лишь одно написанное ею письмо, датированное 15 мая 2008 г., в котором она предупреждала М.Татраи о том, что продажная цена за торгпредство занижена. Вина ее, таким образом, в том, что она знала о проблеме и, как начальник, не препятствовала ходу дела. Это можно расценить как преступную халатность при исполнении служебных обязанностей, но не коррупцию. При правительстве социалиста Гордона Байяи Марту Фекси попытались отправить из Будапешта от греха подальше за океан представителем в ООН от Венгрии. Но в июле 2010 г., после того, как к власти пришел фидесистский кабинет, она была отозвана. «Чистка» тогда коснулась не только ее, но и нескольких других карьерных венгерских дипломатов.

В сентябре 2010 года бывший госсекретарь оказалась в центре еще одного коррупционного скандала. Марта Фекси была публично обвинена фидесистом, новым куратором канала Duna TV, Ласло Сабо в том, что она в свое время «по родственному» передала заказ на подготовку серии передач, освещавший отношения Венгрии и Евросоюза, фирме Horváth Televízió Bt., владельцами которой являются ее муж и единственный сын. Заказ в сумме тянул ни много, ни мало на 341 млн. форинтов (1 млн. 300 тыс. евро). Марта Фекси тогда доказала, что не она поставила подпись под соответствующим документом. Ну, все равно, не «передала», так «посодействовала» — решило тогда венгерское общественное мнение. Про Марту Фекси фидесист Ласло Сабо сказал: «Крупная рыбина уже здесь перед нами, будем ловить и мелкую рыбешку».

Итак, в деле о продаже московского торгпредства М.Фекси Хорватне играет роль «крупной рыбы». Она компрометирует высшее «социалистическое» руководство венгерского МИДа, являясь промежуточным звеном между ним и московским послом. Поэтому неслучайно, что 9 февраля 2011 г. на всю страну грянуло сообщение ведущего венгерского информационного агентства MTI о том, что к делу причастна и тогдашний министр иностранных дел Венгрии Кинга Гёнц, между прочим, дочь известного диссидента и первого некоммунистического президента Венгрии Арпада Гёнца (1990-2000 гг.). Репортерам правой газеты «Мадьяр Немзет» удалось разыскать в архиве МИДа один документ, датированный 15 ноября 2006 г. и завизированный рукой К.Гёнц. В нем речь шла о продаже московского торгпредства. Теперь остается самое главное — доказать, что об обстоятельствах продажи в то время знал и тогдашний премьер-министр Венгрии Ференц Дюрчань. Если это удастся — Ф.Дюрчань пойдет в тюрьму, чего так добиваются фидесисты.

Миклош Татраи. Родился в 1975 г. в Будапеште. В 1999 г. закончил Будапештский университет экономики и государственного управления. Экономист. Быстро приобрел репутацию «шустрого молодого человека, который крутится возле венгерских финансов». Об этом говорит сама его стремительная карьера. Университетский преподаватель (1998). Советник парламентской комиссии по бюджету и финансам (1999-2002). Глава департамента в бюро премьер-министра (2002-2003). Глава секретариата в Министерстве финансов Венгрии (2003). Заместитель госсекретаря по финансовым вопросам в Министерстве окружающей среды и водных ресурсов (2003-2006). Госсекретарь в Министерстве финансов (2006-2007). Глава ведомства госимущества MNV Rt. (2008-2009). Попутно М.Татраи отличился, работая по местной венгерской проблематике с Международным валютным фондом и Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР — OECD).

Миклош Татраи добавил в «дело Керки» то, чего в нем так не доставало до сих пор — «слезу венгерской домохозяйки». Венгерские СМИ сообщали о том, что пришедших для обыска дома сыщиков встретила жена Татраи с трехнедельным младенцем на руках. Впрочем, секретарь по связям с общественностью прокуратуры через несколько дней опроверг этот эпизод.

Миклош Татраи на начало 2011 г. фигурирует сразу по нескольким эпизодам махинаций с государственным имуществом. Его уже арестовывали в августе 2010 года в связи с делом о казино в Шукоро (Венгрия). Арестовывали и в декабре. Поэтому присутствие его в скандале о продаже московского торгпредства естественно. Его вина пока заключается в том, что он визировал сделку, заранее зная, что она невыгодна государству. Фигура М.Татраи придает «делу Керки» должный размах, вписывая его в картину рисуемой фидесистами повальной коррупции во времена правления социалистического кабинета. М.Татраи — та «крупная рыба», которая создает помимо линии МИДа другую цепочку в деле: экс-посол в России — министерство финансов Венгрии. В «деле Керки» М.Татраи лично компрометирует министра финансов в социалистическом кабинете Яноша Вереша, по рекомендации которого он получал высокие назначения, а через него и бывшего премьер-министра Ф.Дюрчаня.

*** При анализе материалов, опубликованных на Origo.hu, нетрудно заметить, что основной объем работы журналистского расследования А.Сабо пришелся на период сентября 2009 — января 2010 г. Все основные факты по венгерской составляющей «дела Керки» стали известны уже к январю 2010 г. После января 2010 г. А.Сабо только поддерживал свою дежурную тему. С этого времени в его статьях идет просто дополнительная информация к уже известным фактам. Из материалов А.Сабо становится ясно, что факты по венгерской составляющей «дела Керки» были раскрыты в результате независимого расследования трех венгерских ведомств: счетной палаты, министерства иностранных дел и верховной прокуратуры.

Расследование было инициировано и контролировалось тогдашней оппозицией из парламента. После января 2010 г. следствие буксует в венгерской прокуратуре. Теперь необходимы признания участников скандала в коррупции, новые лица на следствии и, самое главное, номера коррупционных счетов. Без международного расследования венгры дополнительной информации получить не могут. Сейчас бесконечные безрезультатные допросы только множат тома следствия.

Что касается российской составляющей скандала о «деле Керки», то она была инициирована по другой информационной линии. 3 мая 2010 г. венгерское издание «Мадьяр Немзет» опубликовало материал «Венгерский скандал в Москве» (Magyar botrány Moszkvában). В нем, помимо уже известных фактов, сообщалось, что венгерская спецслужба Управления национальной безопасности (NBH — Nemzetbiztonsági Hivatal) вела «по своей линии» самостоятельное расследование «дела Керки». В руки редакции непонятно каким образом попал отчет NBH, датированный 16 марта 2010 г. В этом документе утверждалось, что «неизвестный круг людей за несколько лет до подписания договора при неясных обстоятельствах реализовал принадлежавшее Венгерской республике торговое представительство». Материалы своего расследования NBH передало верховной прокуратуре. В означенной публикации «Мадьяр Немзет» прямо утверждалось, что В.Вексельберг к тому времени уже перепродал доставшуюся ему от венгров московскую недвижимость. Итак, у истоков скандала в СМИ вокруг московской составляющей «дела Керки» стоят венгерские спецслужбы. Причем вброс антироссийского компромата произошел сразу же после победы фидесистов на общенациональных парламентских выборах.

Майская публикация в «Мадьяр Немзет» неопровержимо свидетельствует и о том, что венгерское правительство знало, по крайней мере, с марта 2010 г., о факте последовавшей перепродажи торгпредства.

Обратим внимание теперь на то обстоятельство, что новые публикации на Origo.hu А.Сабо осенью 2010 г. странным образом группируются вокруг событий подготовки визита Виктора Орбана в Москву.

27 августа 2010 г. — поездка министра развития Венгрии Т.Феллеги в Москву — публикации 17 августа, 6 сентября, 9 сентября.

8 октября 2010 г. — поездка в Будапешт заместителя российского вице-премьера В.А.Зубкова — публикация 7 октября.

После 7 октября 2010 г. А. Сабо замолк, чтобы дать новую статью спустя четыре месяца — в минувший четверг, 10 февраля 2011 г., после нового витка скандала по «делу Керки», последовавшего после арестов в Будапеште. Объяснение здесь простое: после октября 2010 г. идут интенсивные российско-венгерские переговоры, которые должны определить дальнейшую судьбу отношений между двумя странами, и информационная напряженность по делу о коррупции в это время была не нужна венграм.

Следует обратить внимание на странную аберрацию с датой «30 ноября» как времени начала следствия по «делу Керки». При «неточной» передаче информации некоторыми венгерскими СМИ дата «30 ноября» точным образом совпадает со днем визита Виктора Орбана в российскую столицу в прошлом году. Ранее же в СМИ речь шла только о ноябре или конце ноября 2009 г. как времени начала следствия в венгерской прокуратуре.

И, наконец, особо отметим тот факт, что аресты в Будапеште обвиняемых по «делу Керки» прошли сразу же на следующий день после визита в Москву 7 февраля 2011 г. министра иностранных дел Венгрии. Это достаточно прозрачный намек российскому правительству на истинную причину столь странного поступка венгерских властей. Странного, поскольку спустя три дня по постановлению суда последовало освобождение А.Секея, М.Фекси и П.Татраи. Действия прокуратуры были представлены неправомерными к подозреваемым по «делу Керки». Власти почему-то дали задний ход или изобразили его.

Обратим теперь внимание на позицию венгерского МИДа по проблеме коррупции при нынешней оценке им перспектив развития российско-венгерских отношений. Для этого воспользуемся текстом письма чрезвычайного и полномочного посла Венгерской республики в Российской Федерации Иштвана Ийдярто, направленного им в ИА REGNUM и датированного 20 января 2011 г. Основная часть письма сочинена не в московском посольстве, а в здании МИДа на набережной Бема в Буде.

«Своим партнерам (т. е. российской стороне на переговорах — ИА REGNUM) мы четко и однозначно дали понять, что намерены развивать сотрудничество в интересах всего венгерского общества, в интересах экономики Венгрии, а не в интересах ее отдельных политических или экономических игроков, подстраиваясь под их сугубо частные деловые цели».

«Там, где возникает подозрение насчет коррупции или недобросовестного использования денежных средств, злоупотребления служебным положением, проводятся соответствующие расследования. Стремимся к исключению посредников из повседневной практики торгово-экономических связей, способствуя тем самым практическому воплощению в жизнь принципа прозрачности, снижению коррупционного риска».

«В то же время мы не намерены брать на себя преемственность в вопросах, чреватых причастностью к коррупции или недобросовестному отношению».

Сравним эти фрагменты, отметив текстуальные совпадения, с текстом из интервью министра иностранных дел Венгрии Я.Мартоньи, данного им московской «Литературной газете» 3 февраля 2011 г., накануне визита в Россию: «В то же время мы перевели наши двусторонние отношения на новые основы: ясно и однозначно дали своим партнерам знать, что желаем строить наше сотрудничество, подчиняя его не эгоистичным деловым интересам отдельных политических и экономических фигурантов, а интересам венгерского общества и экономики в целом. Кратко говоря — в интересах всего общества. Далее. Мы также дали ясно понять, что стремимся разрешить, закрыть унаследованные от предыдущих правительств проблемные дела. Так, дела, связанные с вопросами, вызывающими подозрение в коррупции или халатности, например, такие, как продажа здания Торгового представительства в Москве, мы передали в прокуратуру. Мы не можем взять и не берем на себя преемственность в отношении подобных явлений».

Сопоставление текстов Я.Мартоньи и И.Ийдярто в свете известных обстоятельств «дела Керки» позволяет прочитать содержащиеся в них намеки. «Отдельные политические или экономические игроки» — это Ф.Дюрчань и Ш.Демьян.

«Стремимся к исключению посредников» — это намек на роль, сыгранную в «деле Керки» В.Вексельбергом.

«Дела, связанные с вопросами, вызывающими подозрение в коррупции или халатности...» — намек на то, что дело «по продаже здания Торгового представительства в Москве может пойти в венгерском суде или по статье «коррупция», или же «халатность». Заметим, что по направлению «служебной халатности» применительно к А.Секею, М.Фекси и П.Татраи «дело Керки» можно было уже в январе 2010 г. передавать в венгерский суд. Чего же тогда ждут, к чему и против кого готовят дело венгры?

Отмеченные нами обстоятельства позволяют сделать однозначный вывод: «дело Керки» венгерская сторона придерживала все лето 2010 г. для того, чтобы использовать его на переговорах с Россией как средство давления. После того, как переговоры по пакету акций «Сургутнефтегаза» в МOL и российскому участию в МALEV застопорились и зашли в тупик, венгры решили пустить в ход этот сомнительный козырь. После арестов 8 февраля 2011 г. давление стало напоминать уже скрытый шантаж.

Развитие в информационном пространстве «российской составляющей» «дела Керки» ставит правительство Российской Федерации во главе с Владимиром Путиным в двусмысленное положение. Оказывается, именно на него венгры пытаются переложить основную ответственность за развитие как венгерской, так и российской составляющих «дела Керки». Новое венгерское правительство, таким образом, посредством «коррупционного скандала» бьет по всей системе предшествующих российско-венгерских отношений, а главное — по взаимному доверию в политической и экономической областях. Попутно мимоходом удар наносится по основному венгерскому инвестору в России — фирме TriGranit. Под сомнение ставится и участие «Комплексных энергетических систем» Вексельберга в планируемом проекте реконструкции АЭС в венгерской Пакше.

И самое неприятное — это то, что венгры вбросили в информационное поле России коррупционный скандал незадолго до начала следующей президентской компании.

По сообщению сайта REGNUM