Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

США сливают восточных друзей

Дата: 15 февраля 2011 в 08:11

Наталья СЕРОВА, Утро.Ру, 14 февраля

Революция победила: Мубарак ушел, народ танцует на площади Тахрир. Так же танцевали на площади Бастилии 14 июля 1789 года, когда французы еще не знали, что разрушение Бастилии является первым этапом Великой Французской революции, за которым последует хаос, якобинский террор, казнь королевской семьи, Вандеей и долгий период наполеоновских войн, за которыми последовала реставрация Бурбонов. Частично эти уроки истории учтены.
Власть официально передана Высшему совету военного командования ВС Египта. Его председатель, министр обороны, генерал-фельдмаршал Мохамед Тантави фактически стал временным главой государства. Высший совет отменил действие конституции и распустил обе палаты парламента – Народное собрание и Консультативный совет. Власть полностью перешла в руки военных. Ожидается, что переходный период продлится до выборов нового президента и парламента, на которых вряд ли будут представлены интересы тех, кого называют «движущей силой революций новейшего времени». У «новых сердитых», всех этих неплохо образованных молодых людей, которые обеспечили массовость первых митингов с помощью Twitter и Facebook, а затем составили костяк трехнедельного бдения в центре Каира, нет политической партии.
Это тоже классика жанра: после того, как тиран свергнут, массовку можно распустить и заняться перераспределением власти. При всем обилии легальных, полулегальных и подпольных партий и движений в Египте, по единодушному мнению экспертов, есть только две силы, способные удержать на плаву ситуацию в скатывающейся в экономический кризис стране. Это армия и «Братья-мусульмане». Ограничен и список претендентов на пост президента. Сегодня в нем фигурируют начальник Генерального штаба Сами Энан, бывший председатель МАГАТЭ Мухаммед Аль-Барадеи и председатель Лиги арабских государств Амр Мусса. Есть еще временный глава Египта Мохамед Тантави, но он считается промежуточной фигурой. Руководитель египетской разведки, вице-президент Омар Сулейман, которого рассматривали как возможного преемника в рамках сценария легитимной передачи власти, после ухода Мубарака оказался вне игры.
Самому молодому из этих политиков, Сами Энану, 63 года, но он, так же как Танави, скомпрометирован в глазах египетской «улицы» близостью к Мубараку и связями с США. Если верить СМИ, кандидатура Энана уже одобрена Обамой, и именно его будет продвигать Вашингтон на пост президента. Аль-Барадеи, хотя и выступает за легализацию «Братьев-мусульман» и включение их в политический процесс, тоже считается ставленником Запада. Его поддерживает определенная часть египетского общества, в том числе молодежь. Наибольшей симпатией «улицы» пользуется Амр Мусса – это было хорошо видно, когда 4 февраля в разгар одного из самых крупных митингов он появился на площади Тахрир. В 90-е гг. Мусса занимал пост министра иностранных дел и регулярно критиковал Израиль за политику в отношении палестинцев и США за одобрение этой политики. В 2001 г., после скандала, спровоцированного резкой полемикой с главой израильского МИД Шломом Бен-Ами на американском телевидении, Мусса был откомандирован в Лигу арабских государств.
Есть в Египте и старая легальная оппозиция: буржуазная Аль Вафд, левая Прогрессивная партия и две партии последователей первого президента Насера – насеристы, готовые сотрудничать с «Братьями-мусульманами», и арабисты-насеристы, выступающие против допуска в политику любых организаций исламистов. Либеральный тренд представлен созданной в 2004 г. партией «Аль-Гад». Ее лидер, адвокат Айман Нур был главным соперником Хосни Мубарака на президентских выборах 2005 года. Получив 8%, он занял второе место, попытался оспорить результаты выборов и угодил в тюрьму по обвинению в фальсификации регистрационных документов своей партии. Биография обеспечила Нуру симпатии Запада. Сразу после начала протестов CNN весь вечер показывал его жену Гамелу Исмаил, которая после ареста мужа стала фактическим лидером партии «Аль-Гад». В политическом плане фигура Аймана Нура отчасти напоминает Виктора Ющенко или Михаила Саакашвили, с той разницей, что главный либерал Египта не запятнан участием во власти и заплатил за противостояние с режимом четырьмя годами тюрьмы.
Особое положение на политическом поле Египта занимают «Братья-мусульмане». Находясь в подполье, они, тем не менее, продвигали своих кандидатов в парламент, сотрудничая с либералами и Партией труда. Адекватно оценить их программу и степень их популярности достаточно сложно. По словам Мохаммеда Эль-Бельтаги, представлявшего «Братьев-мусульман» в последнем парламенте, его организация стремится к «историческому примирению с оппозицией» ради продвижения политических и конституционных реформ. Члены братства принимали участие в уличных выступлениях, но старались держаться в тени, что не помешало им наладить взаимопонимание практически со всеми оппозиционными партиями и движениями. По мнению экспертов, в качестве президента «Братьев-мусульман» в равной мере устраивают фигуры Аль-Барадеи и Муссы, но на парламентские выборы они планируют пойти самостоятельно, и, судя по заявлениям, одного из лидеров этой организации Ращада аль-Бауми, рассчитывают набрать не менее трети голосов.
Вся эта масса политических партий и движений находится в броуновском движении, объединяясь и враждуя по миллиону конкретных вопросов, самым болезненным из которых является экономическая ситуация в стране. И тут возникают очень любопытные нюансы. Если «сердитая молодежь» хотела достойной работы, а основная масса простых людей вышла протестовать против нищеты, то наиболее продвинутая часть бизнеса замахнулась на коренное изменение финансовой и экономической политики. Этот сегмент общества заинтересован в сломе системы, при которой государство превратилось в акционерную компанию по эксплуатации национального богатства, где прибыль распределялась между министрами и финансовой олигархией, а издержки ложились на государство, которое, в поисках ресурсов, все более беспощадно эксплуатировало местных предпринимателей.
Но всерьез рассчитывать, что всем этим силам – от «новых сердитых» и бизнеса до простых людей и исламистов – удастся добиться каких-то перемен, пока не приходится. Весь ход событий и, особенно, их завершающая фаза свидетельствует о том, что режиссеры представления под названием «революция в Египте» находятся в Вашингтоне. Косвенным подтверждением этого является сетевой характер ядра протестных объединений. По словам руководителя молодежного «Движения 6 апреля» Махера, его организация входит в возглавляемую Аль-Барадеи коалицию «Национальная ассоциация по изменению климата», членами которой также являются Движение за перемены в Египте «Кефайя», название которой вызывает ассоциации с грузинской «революцией роз», где по той же схеме действовала молодежная организация «Кмара». Оба названия – «Кефайя» и «Кмара» – переводятся как «Хватит!», и некоторые американские авторы прямо пишут, что обе организации связаны с американским Фондом в поддержку демократии, инструкторы которого обучили и тех и других методам ненасильственного сопротивления и другим приемам уличного противостояния.
Никто не отрицает наличия объективных причин волнений в арабском мире. Но эти причины в значительной степени связаны с финансовой политикой США, которые в борьбе с кризисом врубают печатный станок, спасая свою экономику за счет экономик других стран. В частности, Египет является крупнейшим в мире импортером пшеницы, значительная часть которой закупается США. С лета по ноябрь прошлого года фьючерсы на пшеницу на Чикагской бирже скакнули на 74%; в Египте это аукнулось 30-процентным ростом цен на продукты. Аналогичным образом инфляция ударила по другим государствам региона, что вызвало «продовольственные бунты», начавшиеся в Алжире, Ливии и других государствах Магриба. Т.е. арабские революции являются естественным результатом глобализации и стремления развитых государств переложить издержки борьбы с кризисом на более слабые экономики.
Главные причины народного недовольства, лежащие вне сферы компетенции местных лидеров, не могут быть сняты в итоге локальных революций. Более того, революционный и постреволюционный хаос, погромы, остановка производства и пр. только усугубляют эти проблемы. Что хорошо видно по Тунису, откуда уже началась массовая миграция в Европу, размах которой вынудил Италию объявить юг страны зоной гуманитарной катастрофы. В Египте тоже возникли проблемы с продовольствием – на этот раз не только с ценами, но и с невозможностью раздобыть элементарные продукты. На этом фоне США и Европа приветствуют победу демократии и обещают помощь новой власти. И тут же, как по команде, обостряется ситуация в Алжире и Йемене.
Хорошего ответа на вопрос, почему американцы вместо того, чтобы в трудную минуту поддержать своих партнеров, тратят ресурсы на их свержение, нет. Как нет никаких надежд на то, что в результате свержения «тиранов» ситуация в регионе заметно улучшится.
Сдача Мубарака – не первый эпизод новой политики США в отношении своих бывших союзников. Сценарии разные, а суть одна. Лидер Туниса отправился в изгнание; вслед за отставкой Мубарака в Пакистане выписан ордер на арест бывшего президента Мушаррафа. Все эти лидеры были лояльны США и сдерживали натиск исламистов. Теперь их откровенно зачищают ради какого-то другого проекта, не обращая внимания на то, что это угрожает разрушением государственности и наступлением хаоса на огромных территориях от Атлантики до границ с Китаем.

По сообщению сайта Nomad.su