Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Берлинале раздает очки

Дата: 15 февраля 2011 в 13:20

Берлинале раздает очки

Берлинале решил удивить зрителей 3D в исполнении Мишеля Осело, Вима Вендерса, Пины Бауш, Вернера Херцога и пещерных людей.

Фестивали начали присматриваться к 3D задолго до «Аватар»-бума. Первой была Венеция, включившая в программу третьих «Детей шпионов» Роберта Родригеса; дирекция еще волновалась, хватит ли на всех очков. Сегодня тот же фестиваль учредил специальный приз и мини-конкрурс трехмерных фильмов – прогресс налицо. Консервативные Канны недавно открывались мультфильмом «Вверх» в 3D. Естественно, Берлин хотел хоть в чем-то обойти соперников. В этом году здесь устроили целый день 3D-показов – в Берлинале-Паласте, в рамках основной программы. Сначала показали «Ночные сказки» Мишеля Осело, следом – «Пину» Вима Вендерса и «Пещеру забытых снов» Вернера Херцога.

Очки расходились ящиками.

С Осело, знаменитым и многократно награжденным всевозможными трофеями французом, вышла странная история. «Ночные сказки» не только выросли из скромного и, по голливудским меркам, низкобюджетного многосерийного телепроекта, они еще и выдержаны в технике, испробованной тем же автором в нашумевших «Принцах и принцессах». То есть, это силуэтная анимация, персонажи которой – априори плоские.

О каком, казалось бы, 3D тут вообще можно говорить? Как выяснилось, о довольно-таки оригинальном.

По сюжету, трое героев – юноша, девушка и пожилой режиссер – сидят поздним вечером в заброшенном кинотеатре и придумывают сказки. Придумав, тут же их разыгрывают собственными силами, переодевшись в персонажей и нарисовав декорации. Мальчик за это время успевает побывать африканским барабанщиком, карибским странником, бургундским вервольфом, ацтекским воином, тибетским принцем и сыном французского архитектора. Девочка – примерить не менее разнообразные обличья, от дочери подземного короля до жертвы дракона, от коварной принцессы до заколдованной вороны.

Придуманные Осело сказки базируются на фольклорной основе, но, при всей склонности автора к простодушному примитивизму, довольно оригинальны и временами парадоксальны. Визуальный стиль отражает структуру рассказа: разноцветный, волшебно-богатый бэкграунд, сработанный в «глубоком» 3D, забавно контрастирует с декларативной двумерностью сказочных героев. Точно так же, и подтекст может трактоваться сколь угодно расширительно (тут и призывы к толерантности, и манифест в защиту женщин от дискримнации), но основа рассказа обязана быть ясной и линейной – что воспринимается зрителем с облегчением и благодарностью.

Чем сложнее техника – тем проще содержание.

С этим согласится и Вим Вендерс, чья документальная картина «Пина» может быть признана лучшей работой когда-то великого немца за последние лет двадцать, а то и больше. Перед нами фильм о гениальной Пине Бауш, которая скончалась как раз в тот момент, когда собиралась приступить к совместной с Вендерсом работе над картиной о ее вуппертальском театре. В результате фильм состоит только из танцевальных номеров и фрагментов лучших спектаклей – от «Кафе «Мюллер» до «Весны священной». Некоторые дуэты перенесены на природу и на улицы города, на проезжую часть или в парк.

Спектакли срежиссированны Бауш настолько безупречно, что режиссура Вендерса сводится к монтажу (умелому и умному), а также работе над формированием трехмерного пространства.

Одна из причин, по которой спектакли лучших современных хореографов так трудно записать на видео, — в невозможности охватить сразу всю сцену, почувствовать ее глубину, передать перспективу.

Так вот: 3D такими возможностями обладает. «Пина» — уникальный опыт, гипнотизирующий и достоверный, приглашающий зрителя на сцену и за кулисы. Единственная спорная часть – монологи танцоров, но и их Вендерс решил нетривиально: рты не открываются, текст звучит за кадром. Лучший формат для фильма о пластике и танце: «молчаливые головы» вместо привычных «говорящих».

Картина настолько хороша, что умолчать можно и о том, что 85% ее очарования все-таки связаны с режиссурой Пины Бауш, и только остальные 15% — с Вендерсом. Собственно, не это важно, а эффект, который удивительным образом совпал с описанным Педро Альмодоваром в первой сцене фильма «Поговори с ней». Помните, там двое героев знакомятся в театре на представлении «Кафе «Мюллер» Бауш, и один из них плачет? Некоторые довольно мужественные зрители вендерсовской «Пины» тоже выходили из зала с покрасневшими глазами, убирая в карман носовые платки.

Десятиминутные сказки, герои которых вырезаны из картона. Элементарные движения, которым не нужны слова. Что может быть еще проще? Ответ на этот вопрос дал Вернер Херцог: прошлогодний президент жюри Берлинале представил вне конкурса документальный фильм «Пещера забытых снов». Тоже в 3D.

Уж тут – примитив из примитивов, начало начал: пещерная живопись.

Херцог добился того, что его с крохотной съемочной группой (всего четыре человека) пустили в закрытую для всех, кроме ученых, французскую пещеру Шове – ту самую, где в 1994-м году были обнаружены древнейшие в истории человечества наскальные рисунки, нанесенные на стены около 35 тысяч лет назад.

Херцог подтверждает репутацию исследователя и эксцентрика – даже интервьюируемые археологи в его фильме то рассказывают свои сны, то упражняются в метании копья. Но главное, конечно, — изображения мамонтов, лошадей, носорогов, медведей и иногда людей, дошедшие до нас в неприкосновенности. Херцогу, как настоящему художнику, удалось невозможное – сочетание грубоватой непосредственности цифрового видео с аттракционом трехмерного изображения. Выводы шокируют.

Оказывается, древние люди не жили в пещерах – там они только отправляли ритуалы и рисовали.

Другими словами, перед нами своеобразный театр... или даже кинотеатр. У лошади на стене – восемь ног вместо четырех, так художник передал эффект движения: вот вам и кино. А стены пещеры – не плоские, а рельефные, то выпирающие, то уходящие вглубь вместе с рисунком... Получается 3D!

Трехмерное кино сделало не шаг, а мощный прыжок назад – от занимающих Берлин злободневных вопросов к истокам цивилизации.

Значит ли это, что с 3D мы вновь вступаем в каменный век?

Или всего лишь то, что стереоскопическое кино находится в начальной стадии развития – а через двадцать-тридцать лет в нем наступит античный расцвет? Ответов, вероятнее всего, сегодня не дадут ни Спилберг с Кэмероном, ни Херцог с Вендерсом.

По сообщению сайта Газета.ru