Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Сталкеры с видеокамерами

Дата: 15 февраля 2011 в 18:12

Сталкеры с видеокамерами

Что проглядел «Оскар» в самом живом и самом творческом направлении современного кино – документалистике – в удивительно удачный для этого жанра год.

2010 год оказался годом документального кино, и неигровые фильмы предлагали гораздо больше эмоций, открытий и кинематографических изысков, чем предсказуемые и однообразные игровые. Среди лучшего — китайский шестичасовой «Карамай», оправданно невыносимый; испанский «Гость» – остроумный калейдоскоп пророков, кинематографистов и сумасшедших, голландско-австрийские «Забытые пространства», в которых исследуются лего-кубики капитализма; датский военный эпос «Армадилло», российский «Клюквенный остров» — смешная и трогательная история о заболоченных русских мечтаниях. Лучшие американские фильмы 2010 года тоже были документальными, и их вышло столько, что впору было киноакадемикам заплакать и поменять все «оскаровские» правила.

Не заплакали, и шорт-лист «Оскара» в номинации «документальное кино» получился такой, как будто это не список самых достойных фильмов года, а какая-то телевизионная программа новостей.

Трагические новости экономики — фильм Чарльза Фергюсона «Внутреннее дело» и «Газовая страна» Джоша Фокса, новости политики – «Рестрепо» Тима Хезерингтона и Себастиана Юнгера, рассказ об американских солдатах в Афганистане и их довольно бессмысленном времяпрепровождении. Социалка с налетом искусства – «Свалка» Люси Уокер. И только «Выход через сувенирную лавку» Бэнкси выглядит в этом списке не пришей кобыле хвост: ни одного слова «экономика» или «политика» при подготовке этого фильма не пострадало. Но с арт-террористом Бэнкси, Человеком в Маске, не очень понятно, фейк он сделал, или перед нами настоящая история современного искусства. Так что неясно, «Оскар» достанется Бэнкси или маленькое злобное существо в маске «Оскара».

Самый раскрученный фильм шорт-листа – «Рестрепо», документальный брат «Повелителя бури» Кэтрин Бигелоу.

Похоже, изображение войны как трагедии или как экономического рычага уже не действует на зрителя. Гораздо ближе публике идея о том, что война – это просто работа, более опасная, но не менее регламентированная, чем офисная. «Рестрепо» уже получил Гран-при фестиваля Сандэнс.
«Газовая страна» Джоша Фокса — фильм-расследование, фильм-путешествие, фильм-триллер, превосходно и нервно смонтированный, поиски ведьмы из Блэр, только в роли ведьмы – загрязненная земля и вода «Газовой страны» Америки. Фильм сделан в классическом инди-стиле: расследование преступления против народа ни на секунду не перестает быть очень личным путешествием. Режиссер подробно рассказывает о процессе добычи газа, об «анатомии» газовых колодцев, разговаривает с людьми, живущими на загрязненных землях, в противогазе бренчит на банджо и играет в любимую игру обитателей «газовой страны» – поджигает текущую из крана воду. Сталкер с видеокамерой, Фокс возит свое кино по всей стране, пытаясь как-то изменить сложившуюся ситуацию. Газовые ассоциации Америки против фильма восстали, объясняя, что Джош Фокс все придумал, и что «добыча газа в стране находится в полной гармонии с окружающей средой». Ну да, добывали газ, порвали две гармонии.
«Внутреннее дело», исследование причин глобального финансового кризиса, уже называют «самым важным неигровым фильмом нового века».

Представьте себе фильм, который мог бы снять герой сиквела «Уолл-стрита» – это и будет «Внутреннее дело». Фергюсон сделал злое, ехидное и убедительное кино, в котором интервью с деятелями Уолл-стрит идет встык с интервью «мадам» из борделя в районе Уолл-стрит.

Наконец, «Свалка», которую показывали в минувшем году в документальной секции ММКФ, — излишне социальная и пошловато-возвышенная история о мусорных кучах Рио-де-Жанейро, их обитателях и возможности сделать из всего этого немножко современного искусства.
Специалисты ворчат, что в шорт-лист негрового кино попадают старомодные фильмы, посвященные острым темам, потому что за них голосуют люди, не разбирающиеся в современной документалистике. Но, кстати, один из самых острых фильмов в шорт-лист не вошел: «В ожидании Супермена» оскароносного Дэвиса Гуггенхайма – фильм о системе американского образования и о том, что «ученики каждый год знают все меньше и меньше. Может быть, что-то не так с системой?». Попробуйте не проводить параллелей с российскими образовательными нововведениями.

Один из самых поразительных документальных фильмов 2010 года, «Зубатка» Генри Йоста и Ариэля Шульмана, тоже остался без номинации.

Говорить о нем – все равно что описывать вкус предрассветной водки: удовольствие от такого рассказа получит только сам рассказчик. Единственное, что нужно знать о «Зубатке»: критики сходятся во мнении, что именно это, в противовес «Социальной сети» Финчера, и есть настоящее кино о Фейсбуке. И, вероятно, настоящее кино о 2010 годе – здесь фейк и реальность сами не знают, чего ждать друг от друга.
Ну и лучший американский документальный фильм 2010 года даже не рассчитывал на премию «Оскар». Режиссер Джефф Мальмберг, автор фильма «Марвенкол», решил, что академики вряд ли отметят «такое скромное кино», и к тому же, чтобы соответствовать всем требованиям Киноакадемии, надо было потратить слишком много денег. А ну его, этот «Оскар», решил Мальмберг. Если у вас будет возможность посмотреть всего один документальный фильм 2010 года, пусть это будет «Марвенкол»: страннейшая попытка человека найти себя и вновь обрести память, утерянную в результате пьяной драки. Герой построил у себя во дворе игрушечную деревушку времен Второй мировой войны, населил ее куклами, дал одному из кукольных персонажей свое имя, и фотографирует все, что происходит в этой деревне. Игрушечные немцы пьют игрушечное пиво с игрушечными американцами, игрушечные эсэсовцы пытают героя, но тут врываются куклы Барби и спасают его. Война продолжается. Память не возвращается, но приходит новая память.

По сообщению сайта Газета.ru