Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Между крахом и сохранением мы выбрали экономическую стабильность»

Дата: 16 февраля 2011 в 08:00 Категория: Новости экономики

Наталья Гильт, «Известия-Казахстан», 15 февраля

В подготовке и реализации плана правительства по стабилизации экономики и финансовой системы на 2009-2010 годы самое активное участие принимала Национальная экономическая палата Казахстана «Союз «Атамекен». Именно благодаря настойчивости «Атамекена» многие предприятия, находящиеся на грани разорения, были профинансированы банком по минимальному проценту. На вопросы корреспондента «Известий-Казахстан» Натальи Гильт ответил председатель правления палаты Азат Перуашев.
Азат Перуашев: В детальной разработке плана, которая длилась полгода в очень жестком и ускоренном режиме, мы принимали самое непосредственное участие. Палата собирала предложения отраслевых объединений, обрабатывала и консолидировала их, а затем направляла правительству. Премьер сам неоднократно встречался с членами НЭП, по его просьбе в ходе реализации Антикризисной программы (2008-2010 годы) мы провели несколько тематических встреч предпринимателей с членами правительства. В итоге целый ряд наших предложений был учтен и реализован.
Например, по инициативе «Атамекена» в число поддерживаемых секторов вошла промышленность стройматериалов. Сначала это направление было обозначено как поддержка ипотечного строительства, но это преимущественно подразумевало поддержку строительных компаний, а не производителей отечественных строительных товаров. При нашем содействии эта диспропорция была устранена.
Очень важным примером можно назвать программу «Даму-Ондирис», когда средства фондов стрессовых активов были направлены на рефинансирование кредитов, выданных банками второго уровня для предприятий обрабатывающей промышленности под восемь процентов годовых. Потому что в условиях кризиса наши банки подняли ставки по кредитам с 11-12 до 16-18 и более процентов. В этих условиях фонд предпринимательства «Даму» дал возможность рефинансировать такие кредиты под 8 процентов. Мы настояли на включении в этот список целого ряда предприятий, которые банки изначально не хотели финансировать – они видели, что предприятие может нормально развиваться и платить больше процентов, но «Атамекен» добился включения таких компаний в программу. В целом программа «Даму-Ондирис» не только достигла своей цели, но и показала, как можно эффективно работать при правильном взаимодействии государства и бизнеса. По этой программе было рефинансировано более двухсот перспективных предприятий, сейчас речь идет уже о вторичном освоении средств.
Известия-Казахстан: Каковы, по вашему мнению, главные итоги антикризисной программы правительства?
Перуашев: Не соглашусь с теми наблюдателями, которые дают отрицательную оценку этой программе. Моя оценка – положительная. Например, мы видим, что в секторе ипотечного строительства и развития банковской системы в сфере малого и среднего бизнеса, агропромышленного сектора, коллапса, который наблюдается в других странах, нет. К счастью, у нас этого нет, даже несмотря на то, что на постсоветском пространстве Казахстан является страной, наиболее полно вовлеченной в международные финансовые рынки. И риски обвального влияния западного финансового кризиса на нашу страну были очень высокими. Заметьте – за период кризиса ни один банк у нас не обрушился. Фактически государство взяло на себя весь груз создавшихся рисков. По поручению главы государства из Национального фонда были выделены огромные средства, которые пошли не просто на «латание дыр», но и на структурные изменения в самой казахстанской экономике. Надо понимать, что мы выбирали не между «хорошо» и «еще лучше», а между крахом и сохранением. Но при этом выбрали не просто сохранение, а новый этап развития.
Антикризисная программа помогла многим компаниям и предпринимателям не только защититься, но и перестроиться, открыть для себя новые возможности. Не случайно на фоне кризиса и одновременно с ним отмечался рост в мебельной промышленности, фармацевтике, машиностроении…
С другой стороны, кризис достаточно тяжело сказался на оборотах потребительского рынка. Люди урезали не только деловые, но и семейные бюджеты, отказывались от приобретения товаров длительного пользования: недвижимости, автомобилей и т.д. Но главные проблемы связаны с тем, что теперь и структура экономики будет другая. Поэтому многие озабочены тем, как им перепрофилироваться, найти более привлекательный и надежный сектор.
Другим фактором, влияющим на посткризисную ситуацию, стало создание Таможенного союза, благодаря чему наши производители оказались защищены от бросовых китайских цен, но стали вынуждены конкурировать с россиянами и белорусами.
И-К: Как ситуация на рынке предпринимательства будет развиваться дальше?
Перуашев: Само собой ничего развиваться не будет, неуемные аппетиты и нерегулируемые рынки как раз и ведут ко всем тем кризисам, которые происходят в мире. Когда государство умывает руки и говорит – пусть бизнес сам разберется, мы видим, что у многих начинают глаза блестеть и мысли путаться в погоне за деньгами, за прибылью. Ведь из-за чего начался последний кризис? Фондовые рынки, торгуя не только товарами, не только их производными, но уже и производными от производных, все больше отрывались от реальной стоимости. При этом мировая валютно-финансовая система – инструмент измерения этой стоимости – обслуживая интересы ограниченного круга стран, усиливала эту диспропорцию. Все это замечательно показал Нурсултан Назарбаев в своих статьях «Ключи от кризиса» и «Пятый путь» в российской прессе.
Объем накопленных финансовых обязательств в итоге оказался настолько больше производимой товарной массы, что получилась «пирамида наоборот», которая в результате и перевернулась.
В этих условиях – нестабильной мировой валютно-финансовой системы, сохраняющихся диспропорций в международном разделении рынков и прибыли – единственной надежной опорой национальной экономики может быть только собственный реальный сектор, налаживание собственного товарного производства.
Если помните, в 2007 году поступал очень тревожный звонок, когда из-за проблем в законодательстве на пару месяцев на таможнях застряли фуры с импортируемыми товарами. И в стране моментально поднялись цены, сузился ассортимент на прилавках. Это продемонстрировало, насколько наш рынок зависим от импорта.
Да, был исторический период на заре независимости, когда ради удовлетворения потребительского спроса, после десятилетий советского дефицита, мы формировали либеральное законодательство для ввоза чужих товаров. Эта политика имела и обратный результат: такой конкуренции не выдержала наша легкая промышленность, тяжелое машиностроение и другие сектора.
Поэтому сегодня мы должны перенести акценты, развивать и поддерживать отечественное производство и не зависеть от того, завезут нам очередную партию продуктов или нет. Понятно, что без активной регуляторной роли государства это невозможно. Взять в пример производство молочной продукции – у нас все заводы, кроме одного, работают на импортном сухом молоке. Это ведь неправильно! Это системная проблема, и сказать о том, что государство могло бы просто устраниться от рыночных отношений, от регулирования предпринимательства, было бы большим заблуждением.
Мы должны понимать, что производство важнее – хоть оно и менее прибыльно, но оно меняет структуру экономики. Кроме того, заставляет производителя делиться прибылью с работниками, с бюджетом, с энергетиками, с поставщиками и т.д. Например, для того чтобы пригнать и реализовать автомобиль, нужно четыре человека, а для того чтобы произвести автомобиль – несколько тысяч. Производство менее рентабельно и более трудоемко. Но если отдать все на откуп самому рынку, ничего не получится. В этом смысле кризис нас окатил холодной водой, показал, где у нас диспропорция и что выравнивать.
И-К: Какие опасности ожидают бизнесменов со вступлением с 2012 года в Единое экономическое пространство?
Перуашев: Опасность в том, что мы вступаем в конкуренцию с российским и белорусским бизнесом. Многие белорусские предприятия снабжены самым современным оборудованием. У них частный бизнес только мелкий, а средний и тем более крупный – всегда государственный. И в этой связи у них нет проблем с поиском инвестиций: достучался до правительства, доказал, что это предприятие нужное – получай средства на самое современное оборудование самых лучших брендов. Я встречал белорусских директоров заводов, приобретавших технологические линии для своих предприятий в Италии, Германии, Швейцарии...
Так что здесь нельзя думать, что мы их «шапками закидаем», будет серьезная конкуренция. Если же говорить про Россию, то там помимо госинвестиций набор инструментов поддержки бизнеса гораздо шире, чем у нас. Например, в птицеводстве при покупке нового оборудования государство компенсирует половину ставки кредита автоматически, а у нас надо для этого попасть в программу. В этих странах есть и другие промышленные субсидии: на тарифы по электроэнергии, на использование местного сырья и материалов и т.п. Так что нам, чтобы выдержать такую конкуренцию, придется напрячься. Но это правильно, ведь впереди – ВТО, где конкурентами будут уже не только Россия с Беларусью, но и весь передовой мир.
В этом плане надо рассматривать итоги антикризисной программы вкупе со всеми другими государственными программами: производительность-2020, экспортная поддержка и т. д.
Очень важно, что по поручению президента в кризис мы перешли от вопросов выживания бизнеса к модернизации производства. Здесь ведется большая последовательная преемственная работа, и ее нужно продолжать.

По сообщению сайта Nomad.su