Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Иран вступил в цепную реакцию // Народные волнения могут помочь США решить ядерную проблему Тегерана

Дата: 16 февраля 2011 в 09:21 Категория: Общество

Вслед за Тунисом и Египтом пожар революции одну за другой охватывает страны арабского Востока и уже перекинулся на Иран. Едва на улицах Тегерана разгорелись бои демонстрантов с полицией, Запад тут же высказался в поддержку противников иранского режима. США резко нарастили свое присутствие в иранском сегменте сетей Twitter и Facebook, с помощью которых были свергнуты президенты Египта и Туниса. Вашингтон, похоже, решил воспользоваться революционной ситуацией, чтобы свергнуть режим в Тегеране,— это едва ли не единственный доступный США способ безболезненно свернуть иранскую ядерную программу.Запрос на проведение акции солидарности с народами Туниса и Египта лидеры иранской оппозиции Мехди Карруби и Мир Хосейн Мусави подали еще на прошлой неделе. По словам представителя господина Мусави Амира Аржоманда, оппозиционеры понимали, что разрешения на демонстрацию им не видать. «Если бы правительство дало добро и гарантировало безопасность людей, на улицы Тегерана и других городов вышли бы миллионы людей»,— убежден Амир Аржоманд. В выходные лидеры оппозиции через социальные сети Facebook и Twitter призвали сторонников провести «День гнева». «Мы хотим привлечь внимание граждан к двуличным действиям руководства страны,— говорилось в одном из сообщений.— С одной стороны, оно радуется переворотам в Тунисе и Египте, говоря об «исламской волне», смывшей светских лидеров, а с другой — запрещает проведение митинга в поддержку этих переворотов, дабы не допустить схожих событий в своей стране». На страничку с анонсом протестной акции 14 февраля в Facebook сходу подписалось более 60 тыс. человек, подавляющая часть из них — иранцы. Оппозиционеров тут же поддержал госдеп США, запустивший накануне иранского «Дня гнева» в Twitter собственную страничку на фарси. Поддержку лидерам иранской оппозиции высказал и менеджер по маркетингу Google в странах Ближнего Востока и Северной Африки Ваэль Гоним, ставший одним из организаторов массовых выступлений оппозиции в Каире. Самим господам Карруби и Мусави принять участие в акциях протеста не удалось: в понедельник утром их посадили под домашний арест. Но отсутствие лидеров не помешало их сторонникам выйти на улицы Тегерана и других крупных городов — Исфахана, Шираза, Мешхеда и Решта. По подсчетам оппозиционеров, в акциях приняло участие до 30 тыс. человек — это была самая крупная акция протеста со времен демонстраций «Зеленого движения» после президентских выборов 2009 года. Основная масса людей собралась на площади Имама Хосейна, чтобы пройти по центральному проспекту Энгелаб (Революции) до площади Азади (Свободы). Информация о местах скопления полиции и путях обхода блокпостов передавалась через социальные сети в режиме онлайн. Тысячи сторонников оппозиции из-за рубежа ретранслировали в своих блогах сообщения участников демонстраций. Правда, продлилось все это недолго. Сначала интернет начал работать с перебоями, а ближе к обеду и вовсе отключился. Сотовая связь то пропадала, то появлялась. Несмотря на противодействие властей, люди продолжали прибывать в центр. Сначала они скандировали: «Мубарак, бен Али, пришло время сейида Али», имея в виду верховного руководителя Ирана аятоллу сейида Али Хосейни Хаменеи, а потом: «Смерть диктаторам!». Группа молодых людей принесла откуда-то гигантский плакат с изображением аятоллы Хаменеи и президента Махмуда Ахмадинежада. Демонстранты принялись топтать его, а потом подожгли. Участники акции протеста подготовились к жестким действиям со стороны стражей порядка. Те, у кого были машины, через социальные сети договорились ехать в центр именно на них, чтобы создать пробки и лишить полицию возможности маневра. Пешеходы договорились двигаться группами по сто человек — если одну остановят, остальные прорвутся. Однако и силовики не бездействовали. Полицейские и члены полувоенных формирований пересели на мотоциклы и рассредоточились по центру города. Демонстрантов они встретили слезоточивым газом, дубинками и пулями. По данным иностранных журналистов, было арестовано 40 человек, а по подсчетам оппозиционеров — 1,5 тыс. Десятки людей получили ранения. Больше всех доставалось тем, кто пытался снимать происходящее на телефон или камеру: власти явно не хотели, чтобы информация о митингах попала в сеть. Как минимум два человека погибли. Власти объявили, что в их гибели виноваты оппозиционеры. «Эти лицемеры, монархисты и головорезы хотели нарушить общественный порядок, они поджигали мусорные баки и портили общественную собственность»,— заявил государственный телеканал Press TV. «Это были агенты США и сионистов. Мы их победили»,— вторило ему близкое государству агентство FARS. Однако 4 тыс. демонстрантов все же удалось достичь площади Азади. Разошлись они уже после наступления темноты и, даже расходясь по переулкам, продолжали скандировать: «Смерть диктаторам!» Вчера на улицах Тегерана и других городов страны было более спокойно. Зато бурные события происходили в парламенте: 222 депутата из 290 потребовали казнить Мехди Карруби и Мира Хосейна Мусави. Не менее жаркая дискуссия велась в интернете: участники протестов обсуждали прошедший день, составляли списки арестованных и планировали новые акции. Ситуация, складывающаяся сегодня в Иране, действительно напоминает события неудавшейся «зеленой революции» 2009 года. Но у нынешней ситуации есть по крайней мере несколько существенных отличий. Во-первых, в 2009 году выступления в Иране были изолированным случаем. Теперь же революционная волна охватила большинство стран Ближнего Востока. Во-вторых, Запад еще до начала выступлений иранской оппозиции начал оказывать ей поддержку, усилив давление на Тегеран. В минувшие выходные госдеп США призвал иранские власти разрешить своим гражданам свободно высказывать собственное мнение. «Нам не следует повторять ошибки 2009 года, реагировать нерешительно, посылая друзьям в Иране смешанный сигнал,— пояснил собеседник «Ъ», близкий к сенату США.— Мы должны дать понять, что поддержим их». Решительность Вашингтона во многом объясняется тем, что руководство США, похоже, определилось со своей линией в отношении ближневосточных революций. Еще в середине прошлой недели в Белом доме, по данным The New York Times, шли ожесточенные споры о том, как США должны реагировать на эти события. По словам источников издания, в Вашингтоне боролись две линии. Реалисты, прежде всего дипломаты и многие военные, предлагали президенту Обаме занять выжидающую позицию и не расшатывать авторитарные режимы, которые на протяжении многих лет были верными союзниками США. Другая группа советников, сыгравших важную роль в предвыборной кампании господина Обамы, рекомендовала ему поддерживать имидж человека, получившего Нобелевскую премию мира за призыв к переменам. Президент Обама колебался несколько дней, однако после нескольких телефонных разговоров с Хосни Мубараком, который отказался прислушаться к его советам и добровольно сложить полномочия, выбрал более четкую линию. Как пишет The New York Times, президент лично инструктировал своего пресс-секретаря давать максимально жесткие оценки ситуации в Египте и призывать Хосни Мубарака начать демократические перемены, а потом пришел в бешенство, когда на Мюнхенской конференции по безопасности его спецпредставитель по Египту Фрэнк Визнер высказался в том духе, что на переходный период Западу следовало бы сохранить господина Мубарака у руля. После этого всем американским чиновникам была дана команда активнее высказываться в поддержку ближневосточных оппозиционеров. Отставка Хосни Мубарака убедила Барака Обаму и его советников в верности выбранной тактики. Причем этот подход разделяют даже противники президента из Республиканской партии. «Все эти события дают отличную возможность наконец-то принести на Ближний Восток демократию, как в свое время хотел президент Буш. Только теперь они сделают все сами, им надо лишь помочь,— заявил «Ъ» высокопоставленный политик в рядах республиканцев.— В результате образуется ось ближневосточных демократий Ирак—Египет—Тунис, а на нее уже будут по цепочке нанизываться все остальные страны». Собеседник «Ъ» не скрывал, что ключевой мишенью новой стратегии является главный противник США в регионе — Иран. Если революционный пожар охватит Иран, у руководства США появится шанс избавиться от едва ли не главной головной боли, которая мучила две предыдущие администрации,— проблемы с ядерной программой Тегерана. Опыт введения санкций по линии Совбеза ООН показал, что к желаемой цели они не приводят. А смена режима аятолл в ходе народной революции может оказаться для Вашингтона менее затратным и более эффективным решением проблемы, чем, скажем, прямой военный удар.

По сообщению сайта Коммерсантъ