Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Private equity со словарем

Дата: 16 февраля 2011 в 15:40

Private equity со словарем
Салтанат Жундибаева, PR-менеджер


Терминология в сфере венчурного бизнеса и прямых инвестиций (Private equity) – это особая тема для разговоров. Впрочем, как и сам бизнес. Однажды в беседе с казахстанскими журналистами венчурный капиталист международного фонда Atlas Venture легко провел параллели между своим бизнесом и кинопроизводством в Голливуде.


По его мнению, венчуриста можно сравнить с кинопродюсером: только вместо фильма он создает компанию. Венчурный предприниматель верит в идею (будущий бизнес) и, считая удачным сценарий (бизнес-план), готов вложить в старт-ап нужные инвестиции. Он уверен в успехе, поскольку видит, насколько талантлива команда. В Голливуде под этим подразумевается актерский состав и технический персонал, а в бизнесе – это управленцы, составляющие костяк команды. Бизнес-процесс начинается буквально с нуля и вариантов развития немного: либо пан, либо пропал. Старт-ап может стать убыточным, а может принести миллионы «кассовых сборов», продемонстрировав дивный возврат на капитал.

Что касается сферы прямых инвестиций (private equity), то этот финансовый инструмент немного отличается от рисковых венчурных инвестиций. Если венчурный бизнес рассчитан на старт-ап, то объектом интересов фондов прямых инвестиций становятся развивающиеся и зрелые компании. Здесь уместна аналогия с отношениями между опытным тренером и профессиональным спортсменом: тренер вкладывает свой капитал (equity) в виде накопленных знаний и мастерства, развивает способности, живет успехами и неудачами своего подопечного (объекта инвестиций), а затем получает дивиденды благодаря успешной карьере спортсмена. Кстати, в спорте опытные тренеры работают с несколькими перспективными спортсменами одновременно. То же самое и сфере прямых инвестиций: из-за высоких рисков фонды никогда не инвестируют в один проект. Все риски диверсифицируются благодаря тому, что в портфеле фонда «уживаются» 10 разнопрофильных проектов.

Если интерес тренера состоит в том, чтобы пополнить спортивную копилку, то управляющие компании фонда прямых инвестиций и венчурного фонда заинтересованы в увеличении рыночной стоимости компании, так как от этого зависит их собственная прибыль. Таким образом, все риски предприятия ложатся также и на фонд, и на его инвесторов.
Терминология, которая сопровождает весь процесс инвестирования, тоже весьма интересна. Так, например, начало сотрудничества фонда прямых инвестиций (ФПИ) и компании начинается с инвестирования («входа») капитала ФПИ в компанию, а заканчивается продажей своей доли («выходом»). Сам процесс совместной работы компании и ФПИ на английском звучит как living with company, то есть совместное проживание с компанией. Этот насыщенный событиями период длится в среднем от трех до семи лет. Основной принцип работы – единая стратегия и совпадение интересов во время совместного проживания. Компания и ФПИ идут к одной цели и одинаково несут ответственность за состояние «здоровья бизнеса». Представители фонда не только входят в Совет директоров портфельной компании, но и зачастую участвуют в ежедневном управлении. Однако в случае миноритарного владения, фонд прямых инвестиций не будет вмешиваться в операционную деятельность компании, если того не потребуют обстоятельства.
Если же изначально было оговорено активное участие ФПИ в бизнесе, то фонд погружается «с головой» в работу приобретенной компании, ведь сфера венчурных и прямых инвестиций является рисковой и требует постоянного контроля.

В идеале, от сделки к сделке фонды повышают свою репутацию, тем самым увеличивая собственный рыночный вес. Кстати, момент создания фонда в английском языке называется vintage year. Этот винодельческий термин, обозначающий выдержку вин, хорошо подходит к данной ситуации: как и вино, ценность фонда растет с годами. Хотя на начальных этапах жизни не все гладко, недаром есть даже термин Death valley – «Долина смерти», означающая период развития венчурной компании на старте, когда оценить риск инвестиций довольно сложно. На этом этапе компании тратят средства на маркетинг, коммерциализацию продукта, но еще не получают прибыли.
Есть в терминологии и другие меткие выражения. К примеру, sweat equity – «капитал, добытый потом (трудом)». Этот термин используется для описания вклада, сделанного в проект людьми, вкладывающими свои усилия и время, и его можно противопоставить термину «financial equity» — финансовому вкладу.
А вот ситуация, когда компания уже близка к достижению желаемого результата, но в ней нет достаточного потенциала, чтобы достичь «критической массы», западные венчурные менеджеры называют hamster wheel – «хомяк в колесе»: управляющий, как бы бегая по кругу, и при этом, никуда не попадая, впадает в состояние фрустрации.
Не менее поэтично окрестили и помощь независимых состоятельных инвесторов, которые, наряду с венчурным фондом, помогают компании на самой ранней стадии – angel financing – «ангельское финансирование». Кстати, сама ранняя стадия проекта (после angel financing) называется seed capital или «посевное финансирование». И мне оно особенно нравится. Посевная стадия – самая важная часть всего процесса, ведь, как известно, что посеешь, то и пожнешь. Именно поэтому венчуристов и представителей фондов прямых инвестиций считают не только самыми рисковыми, но и самыми осторожными в бизнесе. Стоит добавить, что в Казахстане сфера прямых инвестиций (Private equity) постепенно получает развитие, и компании, которые готовы к сотрудничеству, могут окунуться в реальный процесс, направленный на поддержку своего бизнеса.


Сделки

В 2004 году участником рынка прямых инвестиций СНГ стал фонд Baring Vostok Private Equity III, который в 2007 году осуществил крупную инвестицию в АО «Банк Каспийский». CVCI Growth Fund I и East Capital Financial Fund, созданные в 2005 году, также осуществили инвестиции в казахстанские банки.
Другой фонд, ориентированный на страны СНГ, Great Circle Fund в 2006 году инвестировал в казахстанскую нефтесервисную компанию Caspian Service Inc. В 2008 году в Казахстане было осуществлено три крупных сделки фондами прямых инвестиций – фонд Sigma Bleyzer V приобрел контрольный пакет акций производителя минеральной воды «Асем-Ай», фонд Tau Capital, управляемый инвестиционной компанией Compass Asset Management Company, инвестировал в ТОО «ТенизСервис» и ТОО «Digital TV».

Рынок сегодня

В настоящее время в Казахстане осуществляют деятельность более 40 фондов прямых инвестиций. Среди наиболее активных можно выделить следующие фонды прямых инвестиций: ADM Capital CEECAT Recovery Fund, Aureos Central Asia Fund, Baring Vostok Private Equity III, Centras Private Equity Fund, CITIC Kazyna Investment Fund I, CVCI Growth Fund I, East Capital Financials Fund, Fаlah Growth Fund, Great Circle Fund, Kazakh Compass Fund, Kazakhstan Growth Fund, Macquarie Renaissance Infrastructure Fund, Sigma Bleyzer V, Tau Capital.

По сообщению сайта PROFINANCE.KZ