Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Французский путешественник о культурном шоке, славянах и борще

Дата: 16 февраля 2011 в 16:41 Категория: Новости туризма

Всегда интересно взглянуть на себя со стороны. В особенности когда ты представитель нации, которую изучают как необычный культурный феномен. Француз Пьер Девикс планировал пробыть в Нижнем 9 месяцев, но уже два года живёт здесь практически безвыездно. Почему?..

За дипломом — в Сербию


Первая по-настоящему заграничная поездка Пьера случилась, когда ему было 18 лет. В качестве принимающей страны он почему-то выбрал не туристический Тунис, а… Албанию.
— Тогда у меня был настоящий культурный шок, — вспоминает Пьер. — Чужая страна, жизнь, люди, законы… Но я понял, что мне это нравится.
Романтическая мечта молодёжи всего мира — путешествовать по свету, не зная географических, политических, культурных, языковых границ — проложила его маршрут по территории балканских и арабских стран, Закавказью, Украине и Белоруссии.
Ещё будучи студентом, он знал, что будет заниматься изучением жизни славянских народов — сербов, словаков, русских, украинцев, белорусов.
— В Первой и Второй мировых войнах судьбы наших государств были тесно переплетены, — считает французский исследователь. — Мы помогали друг другу, и победа была общей. Думаю, ближайшее будущее Балкан — Евросоюз.
...А то тебя побьют
Будучи студентом, Пьер активно изучал русский. Поэтому, получив университетский диплом, захотел побывать в стране, где можно было бы попрактиковаться. И оказался в Нижнем Новгороде…
Пьер Девикс признаёт, что до приезда сюда знал о России довольно мало. Но как опытный путешественник он не боялся трудностей… Кроме одного обстоятельства.
— Мне говорили, что Россия — очень националистическая страна, — сообщает француз. — Друзья советовали: побрей голову, а то тебя побьют. К счастью, я здесь уже два года и живу без проблем.
Первое впечатление от России оказалось неоднозначным. На практике русский язык сложнее, чем на лекциях. Общаться с русскими было трудно.
— Когда я ехал в автобусе, часто казалось, что кондуктор кричит на меня, хотя, возможно, она просто просила передать билет, — улыбается француз. — Тогда я вообще думал, что все вокруг — холодные, замкнутые, абсолютно неулыбчивые люди.
Оказалось, это не так. Первым другом, которого Пьер приобрёл в России, стал нижегородский музыкант. Эту встречу иностранец вспоминает с теплом.
— Однажды вечером я сидел в рок-баре и услышал, как он играет на саксофоне. Мне очень понравилось, и я решил подойти, — вспоминает француз. — Поскольку я играю на гитаре, нам было о чём поговорить… и что вместе сыграть. Так мы начали общаться…
А во время одного из летних языковых лагерей Пьер познакомился со своей будущей девушкой Ольгой. Она как студент-лингвист тоже работала волонтёром.
Культура улицы
За два года Пьер вполне освоился в России. Наверное, помогало восприятие русских реалий скорее как местной экзотики, чем нарушенных стереотипов. Ведь это «нарушение» касалось практически всего — начиная с нетипично холодной зимы и заканчивая тонкостями общения. По словам путешественника, во Франции люди гораздо раскованнее. Может быть, потому, что на его родине больше развита уличная культура — танцы, кафе и даже лекции под открытым небом. Когда на градуснике постоянный «плюс», людей больше тянет на улицу — знакомиться, веселиться и общаться.
— Встречая своего друга с его девушкой, с которой я ещё не знаком, я целую её в щёку в знак приветствия, это привычка, — говорит Пьер. — В России в таких случаях часто видишь испуг, удивление на лицах девушек.
С другой стороны, подмечает француз, показная любезность может быть совсем не-искренней.
— Во Франции ты знакомишься с людьми на вечеринке, общаешься и кушаешь с ними вместе, но на следующий день, встретив на улице, едва ли поздороваешься. Скорее, сделаешь вид, что их просто не знаешь, — объясняет мужчина. — У вас же необычная групповая культура. Если я подружился с человеком, автоматически становлюсь другом его друзей. И они мне будут помогать потому, что он мой друг. Мне кажется, это очень по-русски. Эти отношения — более честные и искренние.
Суздаль
и Пётр Мамонов
В России Пьер познакомился и с современным русским кино. По его словам, в Европе хорошо знают советские фильмы типа «Иван Васильевич меняет профессию». Однако современный российский кинематограф, кроме разве что нашумевших «Овсянок», на большие экраны выходит редко.
— До приезда сюда я сам, кроме Тарковского, ничего, наверное, и не смотрел, — откровенничает француз. — А когда увидел ваш арт-хаус, просто влюбился. «Царь», «Русский ковчег» — фильмы, от которых можно просто сойти с ума.
«Умом Россию не понять…» — цитирует французский гость, пытаясь объяснить, насколько сложно ему давались русские фильмы. Восхищаясь игрой Петра Мамонова, исполнившего роль отца Анатолия в фильме «Остров», он с трудом подбирает слова.
— Однажды мы ездили на экскурсию в Суздаль, — объясняет он иносказательно. — Автобус остановился, мы вышли, и я увидел потрясающую картину. Белая церковь, белый снег, уходящее вдаль бескрайнее белое поле и туман… Такая атмосфера — очень-очень особенная. То же самое было в фильме. Только русский режиссёр, который живёт в большой стране, где столько простора, пространства, может снять такой фильм. И показать не столько пейзажи, сколько характер и образ мыслей русского человека.
Деревня спасёт
Добровольцем Пьер работал в детской библиотеке имени Ленина. Делал презентации на французском и английском языках, рассказывал школьникам о своей родине. Когда по окончании программы встал вопрос о продлении визы, а Пьер был решительно настроен остаться, он устроился воспитателем в престижный детский сад. Там вместе с двумя канадцами, которые вели английский, Пьер учил детей своему родному языку. Некоторое время спустя талантливый преподаватель стал заниматься и со студентами. Круг общения значительно расширился.
— Беда Европы в том, что мы сейчас становимся всё больше и больше похожими друг на друга, — говорит Пьер. — У нас есть сеть гипермаркетов модной и дешёвой одежды, которую все покупают. В России похожая тенденция тоже есть: вы культивируете американскую культуру, едите гамбургеры, подростки стремятся одеваться похоже. Но у всех русских есть типическая черта. Вы приверженцы «деревенской» культуры. Она вас и спасает.
Дача со своим огородом. Баня. Сало. Борщ со сметаной. Самогонка. Песни и танцы под гармошку. Вот русские ценности, которые не вытравить никаким американским фастфудом. Ради них европейцы готовы приезжать сюда, несмотря ни на что. Это и имеет в виду Пьер.
 

По сообщению сайта Аргументы и Факты