Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Теперь брать перестанут?

Дата: 17 февраля 2011 в 09:41

Валерий Горегляд, зампред Счетной палаты: — На бытовом уровне брать будут меньше. Думаю, мера рассчитана в основном на мелких взяточников: коммунальщиков, гаишников, торговцев. А у коррупционеров с крупными объемами бизнес останется выгодным и после штрафов. Нужно сделать как в Китае и Сингапуре — продавать им пули для оказания услуги. Борис Надеждин, член политсовета партии «Правое дело»: — Наличие или отсутствие коррупции мало зависит от тяжести наказания. В Китае за это полагается смертная казнь, и ежегодно расстреливают десятки чиновников. Чтобы побороть коррупцию, надо обеспечить неотвратимость наказания, а также политическую конкуренцию в стране. Нужна смена власти, тогда не будет разрастания коррупции в высшие эшелоны власти. Александр Коваль, руководитель Федеральной службы страхового надзора: — Кто-то перестанет. Увеличение штрафов в любом случае будет барьером для процветания коррупции. Конечно, для некоторых и 500 млн рублей небольшая сумма, но в принципе любое наказание отрезвляет. Ужесточение наказания за езду в нетрезвом виде и не пристегнутый ремень подействовало. Сергей Неверов, и. о. секретаря президиума генсовета партии «Единая Россия»: — Не сразу, но это хороший ограничитель. Гонконгу, чтобы победить коррупцию, понадобилось 30 лет. Надо обеспечить неотвратимость наказания. Улучшение есть: активно работает Общественная палата, о коррупции говорят в высших эшелонах власти, телеэфире. А главное, создается электронное правительство, исключающее контакт с чиновником. Александр Бабаков, зампред Госдумы («Справедливая Россия»): — Одними штрафами ситуацию вряд ли исправить. Хотя для борьбы с коррупцией все средства хороши. Но наряду с карательными мерами необходима мобилизация всего общества. Чем больше людей против взяточничества — тем меньше взяток. Николай Виноградов, губернатор Владимирской области: — По крайней мере количество взяток резко сократится. Наказывать за это нужно прежде всего рублем — тем, к чему стремятся люди с нечистыми руками. Важно, чтобы законы применялись на практике. Думаю, мы увидим результаты. Александр Починок, член Совета федерации, в 1999-2000 годах министр по налогам и сборам: — Нет, но если будут брать с оглядкой, уже хорошо. Главный плюс — простое и мощное наказание. Немаловажно — отстранение от должности. Госслужащий должен быть уверен в своих возможностях и социальной защите и в том, что, если нарушит закон, будет уволен без возможности восстановления. Антон Беляков, председатель Общественного антикоррупционного комитета, депутат Госдумы: — Нет, конечно. Инициативы президента — позитив, но не панацея. Государство создает горячие линии МВД, ФСБ, планы пишет, просит, если губернатор берет взятки, сообщать об этом тому же губернатору... А население волнуют бытовые проблемы, и за их решение люди готовы платить. Яна Яковлева, председатель некоммерческого партнерства «Бизнес-солидарность»: — За счет рисков размер взятки увеличится. Верховный суд обнародовал цифры: 25% уже осужденных взяточников — врачи, которые брали до 10 тыс. рублей, а 2,7% — взятки свыше 1 млн. Надо цифры поменять местами. Зачем судить за коробку конфет? А с теми, кто триллионами ворует, никакой борьбы нет. Их ловить опасно, потому что многие правоохранители сами замазаны.

По сообщению сайта Коммерсантъ