Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Версальская перспектива // Парижская опера представила свой «Парк»

Дата: 17 февраля 2011 в 09:43

На сцене Большого театра балет Парижской оперы представил вторую гастрольную программу — балет «Парк» на музыку Моцарта и Вежводы в постановке Анжелена Прельжокажа. Куртуазные утехи не заворожили ТАТЬЯНУ КУЗНЕЦОВУ. «Парк», поставленный в 1994 году,— первый опыт сотрудничества Парижской оперы с Анжеленом Прельжокажем, в результате которого автор, один из лидеров авангардной «новой волны», повысил свой статус до ведущего современного хореографа Франции. Спектакль вошел в список репертуарных сокровищ старейшей французской труппы, был увековечен в виде фильма и, наряду с классикой ХХ века, привезен на гастроли в Москву на правах современного шедевра. Это одноактный 100-минутный балет, разделенный на три части глухим падающим занавесом, посвящен «галантному веку», точнее, «искусству любви», в совершенстве изученному и оставленному нам в наследство литературой XVIII столетия. Сюжета в балете нет: целью хореографа было воссоздать чувственную атмосферу версальских дворцов и парков. На фоне куртуазных игр светского кордебалета крупным планом выделены взаимоотношения главных персонажей, чья любовная история развивается в трех дуэтах, венчающих каждый акт. «Парк» вообще очень рациональный балет — такой же расчетливо-геометричный, как Версаль на сцене, придуманный сценографом Тьерри Лепрустом. Его сумеречный парк лишен воздуха, да, в сущности, и жизни: деревянные конусы кустов и мощные колонны деревьев, увенчанные монументальными параллелепипедами крон, напоминают, скорее, храм любовной науки или какой-нибудь завод по производству нежных чувств — и лишь небо на заднике полыхает волнением рассветов-закатов. По контрасту со стилизованными декорациями костюмы претендуют на аутентичность. Туалеты дам и кавалеров, сочиненные влюбленным в эпоху барокко художником Эрве Пьером, сражают великолепием покроя и роскошью тканей. Более того: заставляя пристально разглядывать каждую умопомрачительную деталь — от шляп до манжет, они отвлекают внимание от хореографии, чем оказывают балету неоценимую услугу. Потому что хореография «Парка», прямо скажем, скудновата, особенно по контрасту с музыкой Моцарта (и тут лучше не вспоминать, с какой упоительной свободой поставил те же «Шесть немецких танцев» Иржи Килиан). В сущности, Анжелен Прельжокаж никогда не отличался избыточностью чисто танцевальной фантазии: сочинение па и сочетание их в разнообразные комбинации — не его конек. В построенном по сюитному принципу «Парке» лексическая бедность хореографа, не затененная ни режиссерскими парадоксами, ни аттракционами сценографии, ни сюжетными поворотами, выходит на первый план. В долгие минуты следующих один за другим танцев, в которых одна вымученная комбинация повторяется раз восемь — в разных ракурсах и разными исполнителями, от скуки могут спасти только костюмы, компенсируя своим богатством недостаток хореографических впечатлений. Пищу для глаз предоставляют скорее режиссерские выходки. У Анжелена Прельжокажа версальские кавалеры передвигаются по парку на четвереньках, проползая от кулис к «деревьям», под которыми наэлектризованные дамы в нижних юбках и корсетах подвергнут их совершенно недвусмысленным, но довольно грациозным ласкам. Возможно, поставив мужчин на четвереньки, автор хотел подчеркнуть животную природу любовных игр, заклеймив лицемерие галантного века,— в ранних работах он умел шокировать публику своей прямотой. Но элегантный до жеманности «Парк» — с его заторможенно фланирующими персонажами, с многозначительными пассами (похожими на начальные уроки ушу) Садовников, культивирующих этот «сад наслаждений», с романтической историей главных героев — менее всего похож на радикальное высказывание. Как раз традиционный любовный роман — лучшее, что есть в этом балете. Точнее — два адажио: то, в котором влюбленная героиня, тая от ласк партнера, не решается дать волю своим чувствам, и последнее, славное своим знаменитым полуминутным поцелуем: слившись устами, любовники кружат по всей сцене, и босоногая женщина в кружевной рубашке, подхваченная этим вихрем страсти, парит над партнером белым знаменем любовной капитуляции. Несколько лет назад это адажио, исполненное на гала-концерте лауреатов Benois de la danse превосходными Лораном Илером и Орели Дюпон, произвело на москвичей оглушительное впечатление. Нынешний состав — Карл Пакетт и Изабель Сьяравола — показался лишь бледной тенью того обольстительного «Парка».

По сообщению сайта Коммерсантъ