Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Россиянам не дают нормально лечиться

Дата: 18 февраля 2011 в 06:20

«Мы выдвигали по этому закону огромное количество замечаний, но в итоге ни одно из наших замечаний не было учтено, – заявила вчера в ходе круглого стола «Реформы Минздравсоцразвития: почему снижается доступность лекарственных препаратов для населения?» исполнительный директор Ассоциации организаций по клиническим исследованиям (АОКИ) Светлана Завидова. – Самый неприятный момент в законе – введение нормы о необходимости проведения локальных исследований. По международным правилам фармацевтическая компания перед регистрацией препарата должна провести клинические исследования в нескольких странах, после чего она имеет право зарегистрировать данный препарат в любой стране. Теперь, чтобы вывести препарат на российский рынок, иностранный производитель должен провести исследования еще и в России. А это лишние расходы – от нескольких сотен тысяч до миллионов долларов. Казалось бы, новый закон должен был способствовать увеличению количества клинических исследований. На деле же он ведет к деградации. Непонятно, зачем нужно испытывать препарат повторно, если он уже прошел испытания в Европе или США».

Кроме того, закон открывает немалые возможности для коррупции – никто не знает, сколько больных должны испытать на себе препарат. Недавно одна российская компания ограничилась испытаниями на пяти больных. Им вроде бы стало лучше, препарат был зарегистрирован. Началось его массовое поступление в аптеки, а в итоге многие им просто отравились.

«Иностранная компания, вложив в клинические исследования в России миллион долларов, попадает к чиновнику в кабалу – он может принять результаты этих исследований, может не принять, это как ему заблагорассудится», – предположила Светлана Завидова.

Запуганные многочисленными реформами иностранные производители начинают массовое бегство с российского рынка. По данным экспертов, количество клинических исследований, проводимых в России в рамках международных программ, за полгода сократилось на 25%. Больные с онкологическими заболеваниями и СПИДом, получавшие в рамках этих исследований доступ к самым современным и дорогим препаратам, «потеряли свой последний шанс». Клинические исследования в России, которые всегда признавались иностранными экспертами соответствующими международному уровню, сегодня жестко реформируются и в результате могут исчезнуть как класс.

Новый закон предъявляет к клиническим испытаниям довольно странные требования – например, их не имеет право проводить врач с опытом такой работы менее пяти лет, будь он хоть трижды профессор.

«Данный закон – просто попытка уравнять шансы зарубежных и отечественных производителей. Если раньше российскому производителю надо было отдать за исследования $300 тыс., а иностранному препарату войти на российский рынок стоило всего $10 тыс., то сегодня это обойдется им обоим в $300-350 тысяч», – сообщил академик РАМН, заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Колесников.

А это значит, что лекарства для лечения «немассовых» заболеваний, например рассеянного склероза у детей, иностранные производители вообще могут перестать поставлять на российский рынок – регистрация обойдется дороже, чем возможная прибыль. Те препараты, которые все же туда попадут, вырастут в цене – производитель будет вынужден заложить в себестоимость стоимость российских клинических исследований.

По словам Сергея Колесникова, и второй новый закон Минздрава – об ограничении торговых наценок на лекарственные препараты – имеет обратный эффект. «Идея была хорошая – по всей стране население жаловалось на безумные аптечные наценки, которые аптеки особенно задрали в период кризиса, – отметил специалист. – Зато теперь мы имеем вот что: взносы в фонд государственного страхования и Пенсионный фонд выросли для аптек на 8%, коммунальные услуги возросли на 12-15%. В итоге прибыль аптек снизилась вплоть до убыточности. Закрылось 10 тысяч аптек. Я еще до принятия закона предлагал вывести из ценового регулирования препараты дешевле 100 рублей. Это сделано не было. В итоге после принятия закона многие аптеки вообще отказались брать такие препараты на реализацию».

Вот и получилось, что в результате проводимых реформ лекарства в аптеках теперь стоят не дешевле, а дороже. Депутат обвиняет в этом в том числе и региональные власти – в их ведении изменять оптово-розничные надбавки для аптек. «Недавно разговаривал с одним иностранцем, – рассказал Сергей Колесников. – Он сказал: странные вы люди, русские. В Европе закон вначале изучают эксперты, потом его все обсуждают, затем принимают, и после этого все его начинают исполнять. В России наоборот – закон вначале принимают, затем обсуждают, потом его изучают эксперты, а затем все думают над тем, как этот закон обойти».

По сообщению сайта YTRO.ru