Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Почему смягчили резолюцию?

Дата: 18 февраля 2011 в 07:22

Вячеслав Позгалев, губернатор Вологодской области: — Этому способствует сегодняшняя внешняя и внутренняя политика России. В Европе видят, что Россия вовсе не тот дикий зверь, каким они ее себе долго представляли. Медведев недавно выступил с целым пакетом демократических инициатив, которые гарантируют доступ оппозиции к СМИ, способствуют многопартийности. А корысти в их решении нет, потому что Европа и сейчас, и пять лет назад была зависима от нашего газа. Джульетто Кьеза, журналист, бывший депутат Европарламента: — Европейский союз переживает кризис, и ему необходимо расширить круг стратегических партнеров. Прежде всего, он заинтересован в энергетическом партнерстве, но не последнюю роль играют и вопросы всеобщей безопасности. Алексей Кондауров, бывший глава аналитического управления ЮКОСа: — Россия важна для решения многих международных проблем — трафика Афганистана, иранского вопроса. А главное, мы ядерная держава, и с нами ультиматумами не поговоришь. А что касается дела Ходорковского, то любая озабоченность в Европе этим вопросом идет ему только на пользу. Владимир Милов, президент Института энергетической политики, в 2002 году заместитель министра энергетики: — У Европы тесные экономические связи с Россией, а также энергетическая зависимость. Многие выступают за более мягкие отношения с Путиным, ведь это поможет решить конкретные проблемы. Кроме того, я знаю, что перед принятием резолюции многих депутатов Европарламента обходили и пугали политическими последствиями, причем не только наши товарищи, но и некоторые союзники в Европе, например, итальянцы. Виктор Баранов, президент Межрегиональной биржи нефтегазового комплекса: — Наверное, поняли, что могут испортить отношения с приличными людьми. Нам пришлось менять строй, у нас другие законы, иная правовая культура. Да вообще все другое! А в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Петр Золотарев, гендиректор «Росводоканала»: — Потому что Европа уже давно живет в рынке. Отношения с Россией строят на очень тонком балансе интересов — как политических, так и экономических. Всех устраивают сложившиеся отношения, и резкие перемены никому не нужны. Дело Ходорковского — внутреннее дело России, и оно должно решаться в судебном порядке, а не зарубежными парламентариями. Станислав Белковский, политолог, президент Института национальной стратегии: — Европейцы исходят из убеждения, что Россия никогда не демократизируется. Для Европы между Медведевым и Мубараком стоит знак равенства, это те люди, с кем они вынуждены работать, им нет альтернатив. Рухнул режим в Египте, и теперь к власти, скорее всего, придут исламисты. Рухнет режим в России — править будут нацисты или коммунисты. Уж лучше «меньшее зло», пусть недемократичные, зато стабильные лидеры. Михаил Минашев, председатель подкомитета Госдумы по военно-техническому сотрудничеству: — Лидеры ведущих европейских стран поняли, что у них дела обстоят еще хуже, и констатировали крах мультикультурного общества. Может быть, они впервые посмотрели на себя в зеркало. Неизвестно, чем закончатся арабские революции. Михаил Касьянов, лидер Народно-демократического союза, в 2000-2004 годах премьер-министр: — Резолюция и так достаточно жесткая, смягчили ее незначительно. А санкций хватает и по другим вопросам, например, по делу Магнитского.

По сообщению сайта Коммерсантъ