Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Эдуард Глазунов: «Каша с червями, да чай — холодный и бледный…» / Футбол

Дата: 18 февраля 2011 в 11:20 Категория: Новости спорта

Эдуард Глазунов: «Каша с червями, да чай — холодный и бледный…» / Футбол

Эдуард Глазунов: «Каша с червями, да чай — холодный и бледный…» / Футбол

 

Один из самых перспективных отечественных тренеров внезапно поменял фронт деятельности: Эдуард Глазунов, расставшись с «Казахмысом», стал спортивным директором «Кайрата». Уже тема для разговора. Но, как выяснилось, рассказать выпускнику ВШТ Глазунову есть о чем и помимо нынешней должности. Например, как в армии служил, или же как с Курбаном Бердыевым на рынке торговал. В общем, два часа нашего диалога больше были похожи на некую исповедь. Но начали мы все-таки не с прошлого, а с настоящего.

В новой роли

— Эта должность для меня и в самом деле в новинку, — говорит Глазунов. — Вместо тренерской деятельности сейчас занят административной работой. По большей части занимаюсь бумагами, всякими нормативными документами. Когда был футболистом, тренером, это меня не касалось, в обязанности входило только тренироваться, играть. Всегда жил внутри команды, а теперь вне ее, хоть и в клубе. Сейчас, столкнувшись с этим, увидел, как многого мы не знали. Об этой черновой работе никогда не задумывались, не касались ее. С одной стороны, в новой ипостаси интересно, хоть и непривычно.

— Складывается ощущение, что вы просто бумажки перекладываете с места на место. В чем все-таки заключаются ваши функции?

— Основная работа спортивного директора — селекция, подбор игроков. Но в «Кайрате» мы несколько по-иному разделили обязанности, и в мои функции входит работа с группами подготовки клуба, с ближайшим резервом, выстраивание и организация работы именно в этом направлении. Нужно восстановить то, что было утрачено за последнее время.

— Болельщики оценили ваше назначение по-своему: наконец-то в руководящий состав вошел человек, поигравший в этой команде.

— В системе клуба должны быть люди, ранее защищавшие его цвета. Это общемировая практика. То, что мне предложили такой пост в «Кайрате», я расцениваю как честь, горжусь этим. И раз дали такой шанс, а он выпадает не каждому, значит, нужно сделать все, чтобы не разочаровать людей.

— Насколько реально «Кайрату» вернуть в этом году утраченные позиции — новый спортивный директор команды может ответить на этот вопрос?

— Могу с уверенностью сказать, что за выживание бороться мы не будем. Даже с большой долей уверенности. Особенно, учитывая то, какая сейчас проводится работа тренерским штабом, руководством. Естественно, уверенности придает еще тот факт, что по сравнению с прошлым сезоном бюджет клуба увеличен.

— Отвлечемся от темы «Кайрата». Вы ведь выходец из далеко не самого футбольного города — Актау. Как вам удалось попасть в футбол оттуда?

— Это сейчас Актау, а раньше этот город назывался Шевченко. Да и сложно говорить, что мое становление футболиста прошло там. Хотя первые шаги я делал в Шевченко. Родился я в ауле, в Мангышлакской области. Затем мы переехали в областной центр, и там я попал в спортивный класс, стал заниматься футболом. Два года не прошло, как повезло по-крупному: меня забрали в алматинский спортинтернат. Меня на турнире в Шевченко заметил Валерий Андреевич Круглыхин, потом спросил: не хочу ли я играть за сборную Казахстана? Я ответил, что, конечно, хочу. Он поговорил с моей мамой и убедил ее, что для дальнейшего роста мне лучше перебраться в спортинтернат. И на следующий день я поехал в Алматы. И уже оттуда, в 16 лет, попал в дубль «Кайрата», который тренировал, как и сейчас, Евгений Иванович Кузнецов. Круглыхин, Черепанов, Павлов, Жуйков — у меня были прекрасные тренеры в детском футболе, им огромное спасибо. Эти специалисты подготовили большое количество футболистов.

Цветы на экзамене

— Об алматинском спортинтернате слагают легенды, говорят, что оттуда вышли очень много футболистов.

— Это основа основ. Туда собирали лучших игроков страны по всем возрастам. И каждый год лучшие выпускники попадали в «Кайрат», остальных разбирали клубы второй лиги. В общем, все трудоустраивались, за них бились, воевали. Потеря этого спортинтерната — беда нашего времени. Это же централизованная школа! Мы каждый год колесили по всему Союзу, от Прибалтики до Душанбе, играли со всеми командами большой страны, получали неоценимый опыт, была сумасшедшая практика. В 15–16 лет уже выступали на первенство города, бились против мужиков, занимали призовые места. Это была большая школа. Увы, сейчас ее нет. Восстановить бы — и повысится результат, будет больше качественного резерва.

— Выпускники этого спортинтерната рассказывают много случаев из юношеских времен. Говорят, что весело жилось в этой школе.

— Это точно! Мы все были разные, из разных городов. Были ведь не только футболисты — в интернате культивировались все виды спорта. И смешного было много. Расскажу про один случай. У нас были выпускные экзамены. Вот мы и решили, что на каждый экзамен будем заходить с букетами цветов в руках. А где взять эти цветы? Вниз по речке Весновке были клумбы, росли розы, красивые такие. Мы пошли в спортзал и украли там канат атлетический. Расплели его и соорудили себе веревочную лестницу. Ночью, после обхода, играли в карты, проигравший спускался по этой лестнице из общежития и набирал два мешка цветов, приносил в комнату. Там мы отбирали лучшие цветы и утром заходили на экзамен с готовыми букетами. Учителя были в шоке! Говорили, что футболисты — самые оригинальные.

— А за канат досталось потом?

— Да, всем объявили выговор. Еще вспомнил, как мы питались. Кормили нас там далеко не по высшему разряду, мягко говоря. В общем, не наедались мы. Поэтому ходили в столовую, «на дело». Трое отвлекают работников общепита, а двое тащат у них из-под носа банку варенья или джема — старая схема. Потом вечером покупали буханку хлеба и кушали в комнатах от души.

— Кроме вас из того выпуска кто-нибудь еще заиграл?

— Наш 1970-й год вообще был одним из самых талантливых. Заиграли Гани Кайназаров, Сергей Жуненко, еще были ребята. Что уж там говорить, если нас, шесть человек того выпуска, забрали в дубль «Кайрата»? Обычно туда попадали только двое-трое из выпуска, а у нас аж шесть! Помню, как нас распирала гордость, когда за нами с утра подъезжал кайратовский «Икарус». Весь спортинтернат смотрел с завистью, а мы — грудь колесом, звезда на лбу. Выдали кроссовки «Adidas», майку, трусы. Счастливее нас на тот момент никого не нашли бы. Остальные ребята тоже заиграли, их разобрали другие клубы. Например, Андрей Кучерявых, который в минувшем году ассистировал мне в «Казахмысе», после интерната попал в «Иртыш». Уровень команд второй лиги тоже был приличный.

Три месяца в Отаре

— В основной состав «Кайрата» попали из «дубля»?

— Нет. В ту команду дублерам попасть было нелегко. Чего уж обо мне говорить, если Сергей Тимофеев и Кайрат Айманов только-только подпускались к «основе»? Сразу в состав попал только Сергей Жуненко. Был нападающий такой, Виктор Фикс, сейчас он живет в Германии, недавно читал его интервью, оказывается, там в детском футболе работает. Талантливый был парень, с отличными данными — 195 сантиметров рост. Даже он не попал. А я поехал в «Жетысу».

— И когда вернулись в «Кайрат»?

— В 1994-м. А до этого служил в армии.

— Прямо реально служили?

— Да, забавная история. Играл я в 1991-м в Актау, вроде бы неплохо. И на меня со Стасом Бойко обратил внимание селекционер из калининградской «Балтики» — клуба первой лиги России. Пригласили нас туда, а президент актауской команды не захотел отпускать. Но я все равно поехал. Ведь в Актау мы получали по 100 долларов, а там предложили 500. А у меня жена, маленький ребенок. Меня хотели заявить, но из Актау не отпускали, хотели денег заработать. В итоге я не играл за «Балтику». Пару матчей мы провели за команду второй лиги под чужими фамилиями. Полгода пробыли там и в итоге вернулись домой. Жена встречает с пачкой повесток из военкомата. У меня было физкультурное образование, но военной кафедры там не было. И вот, в армию зовут, президент актауского клуба поспособствовал. До этого сказал мне: подпишешь контракт на два года — проблем не будет, лямку тянуть не придется. Я отказался — молодой же, кровь кипит. В общем, отправили в Отар, отдавать долг родине. Отслужил три месяца. Служил бы и дальше, но благодаря Степанову — был такой вице-президент федерации — перевелся в спортроту. Оттуда попал в команду первой лиги «Аксай» из Карашыганака. Отыграл полгода, но потом команда развалилась. В Алматы встретил Гани Кайназарова, он играл в «Кайрате». Замолвил за меня словечко перед Курбаном Бердыевым. Он приехал в спортроту, узнал о моих проблемах и забрал в «Кайрат». Поначалу было трудновато: совсем другой футбол, другие требования. Он первым ввел зонную защиту, и до меня долго не доходило, что можно играть иначе, а не только так, как нас учили. В общем, он много стереотипов сломал.

— В Отаре, наверное, хлебнули лиха?

— Расскажу — не поверите. Это было голодное время, в стране царила разруха, и об армии забыли. Мы там ели кашу с червями, пили чай — холодный и бледный. Естественно, без сахара. Офицеры еще более или менее сносно питались, а простой солдат голодал. Было очень тяжело, чуть с ума не сошел. Круглые сутки в голове была только одна мысль: «Господи, куда я попал? Что я тут делаю?». Сейчас вспоминать страшно.

На рынке с Бердыевым

— У Бердыева вы заиграли?

— Да. Он мне дал второй толчок в жизни. Да и не только заиграл, квартирой обзавелся во многом благодаря ему.

— Расскажите.

— Да все просто: он сделал мне подъемные — 5000 долларов. Уже чемпионат в самом разгаре, нам предстояла игра на Кубок против «Тараза» на выезде. И он перед игрой меня вызывает, говорит: «Получишь подъемные, 5000 долларов, купи себе квартиру». Я был счастлив! Вышел на второй день в основном составе, летал по полю, два мяча положил «Таразу», мы выиграли — 3:1. Потом приехали в Алматы, мне президент Хасенов отсчитал деньги. Я прибежал домой, отдал жене 4900 долларов, заняли у знакомых еще 4000, и купили квартиру в центре города. По сей день в ней и живем.

— А куда 100 долларов из подъемных дели? История об этом умалчивает?

— Решил «обмыть» это дело, «проставиться» перед командой. Не пришлось. «Старики» в лице Дмитрия Огая, Аскара Кожабергенова, Фанаса Салимова, Сергея Тагиева, Марата Есмуратова пригласили меня в кафе и сами «обмыли» мою квартиру, запретили мне платить по счету. Сказали, что мне, молодому, эти деньги нужнее, радовались за меня. Представляете, какие люди?! Личности. Тогда микроклимат внутри команды был великолепный, футболисты были как братья. То же самое было в случае с Маратом Есмуратовым, он тоже купил квартиру, решил накрыть стол, но команда не позволила, чтобы ему было не накладно. Сейчас, наверное, такого нет. Знаете, чем мы еще с Бердыевым занимались?

— Чем?

— На базаре торговали.

— Не обманываете?

— Нет. Клуб кормился за счет одного рынка, в верхней части улицы Розыбакиева. Сейчас в том районе располагается торгово-развлекательный центр «MEGA», а тогда был рынок. И вот, после сезона, мы там торговали.

— Это что, условия контракта такие были?

— Нет, это мы пытались прокормить семьи таким образом. Жить-то на что-то надо было. И вот, сидели мы на этом рынке: Бердыев, его помощник, я, и еще добрая половина команды. Торговали вином, шпротами, колой, жвачкой и прочим. Такие были времена.

— Вам не кажется, что Бердыев, выдав вам подъемные, убил одной пулей двух зайцев — настроил вас на кубковую игру?

— Это на самом деле так. Он же тонкий психолог. Он знал, что после такого я просто порхать буду по полю, все сделаю, чтобы разорвать «Тараз». И команда ведь тоже эту новость восприняла положительно, все за меня искренне радовались.

— Тогда вы могли подумать, что Бердыев будет играть в Лиге чемпионов и выигрывать чемпионат России?

— Таких прямо точных сведений не было (смеется). Но я знал, что это лучший тренер в Казахстане. Сомнений в этом не было. Он проводил с нами такую работу, что нам было интересно, глаза горели! Вот вам история. В 1995-м году в январе приезжаем на сборы в Ташкент, играем контрольный матч с «Пахтакором» — командой очень сильной, обученной. И «влетаем» им — 0:5. А «Пахтакор» тогда тренировал голландский специалист. Так вот, во время сборов Бердыев в день по два часа консультировался у этого голландца, платил ему за каждое занятие по 100 долларов, из своих денег. Проходит полтора месяца, мы вновь приезжаем в Ташкент, и этот же состав «Пахтакора» кладем на обе лопатки — 4:1. Наверное, это о чем-то говорит, правильно? Представляете, как он быстро учится? А у нас по сей день есть тренеры, которые не знают и половины того, что знал Бердыев 15 лет назад. И что самое ужасное — они не хотят менять свое мировоззрение, взгляд на футбол.

— Но Бердыев сезон не доработал.

— Да, заканчивали мы сезон с Виктором Георгиевичем Катковым. Но и ему не дали поработать дольше. Пришел Никитенко. Он видел меня в составе, более того, уговаривал остаться. Но меня звали в «Мунайши», звал сам Каминский. От предложений таких тренеров не отказываются. Тем более что в «Мунайши» были хорошие деньги, сборы проводили в Испании, во Франции. В «Кайрате» тоже были деньги, мне предлагали хорошие условия. И у меня сердце разрывалось — с одной стороны, «Кайрат», доверие Никитенко, амбициозные планы, и самое главное — клуб моей мечты. Но с другой стороны, манила перспектива поиграть у Каминского, поиграть с теми футболистами, которые были собраны в Актау.

— Да и дом там.

— Дом на тот момент у меня уже был в Алматы. Актау — малая родина, но дом в Алматы, в «Кайрате». Долго думал, размышлял. И там, и тут ждали, рассчитывали. Я даже не поехал на первый сбор с «Мунайши», который проходил в Испании. Но в итоге сломал себя, поехал в Актау. Не устоял перед уговорами Каминского. Когда такой тренер доверяет, сам заинтересован в тебе, глупо отказываться.

«Крмпотич нашел место»

— Второй раз в «Кайрат» вы вернулись уже в 2001-м.

— Да, команду тогда тренировал Вахид Масудов. Я к нему, можно сказать, сам напросился. До этого был неудачный сезон в «Иртыше» и в Кокшетау. И там, и там были проблемы с деньгами, мне уже под 30. В общем, после 2000-го у меня не было ни предложений, ни денег. Встретился с Масудовым и попросился в «Кайрат». Он взял меня, но в состав я не попадал, протирал скамейку трусами. В середине сезона его сменил Крмпотич.

— Вы же потом при нем заиграли, в Кубке УЕФА дебютировали.

— Да, правда, он меня использовал уже не как нападающего, а как полузащитника, крайнего. Мастерство у меня было, а вот физических кондиций — нет. И меня не хватало на весь матч. Если в атаке я был более или менее продуктивен, то на оборону уже сил не хватало. А Златко Крмпотич — довольно сильный специалист. Он для меня придумал позицию на поле, на которой стало получаться. Я играл полунападающего-полухавбека. Сейчас это называется инсайд. Под меня на бровку ставил Бякова, у которого было сумасшедшее здоровье, сумасшедшие «объемы». Как следствие, в оборонительных действиях я не был задействован, разве что прессинговал на чужой половине поля. В общем, он сделал ставку на мое исполнительское мастерство, и у меня стало получаться. Многие команды это ставило в тупик, никто ведь так не играл. Команда у нас была молодая, по уровню мы не дотягивали до лидеров. Но Крмпотич умел использовать сильные стороны каждого игрока. Потом пришел «КазТрансГаз» со своим мощным финансированием. И Крмпотич сумел раскрыть эту команду. Он в первую очередь — сильный психолог, сильный мотиватор. Готовить команду он тоже умел. Самое главное, что у нас тогда было — это горящие глаза. Мы при нем выиграли Кубок. Знаете, как мы прошли всю дистанцию? Он придумал схему, при которой каждый наш выход в следующий раунд приносил все больше и больше денег. Например, выиграли в 1/8 финала домашнюю игру — 1000 долларов на каждого. Выиграли ответную — 2000. Следующий раунд — ставки удваиваются. И так далее. А после его первого сезона я еще понял, что он отличный «физик». Он не сразу распустил нас после окончания сезона. Провел еще недельный цикл тренировок, каждый день снижая нагрузки. То есть, он сделал все, чтобы мы быстрее восстановились после тяжелого года. А потом раздал каждому индивидуальное задание, чтобы мы уже самостоятельно готовились к первому сбору. А потом на сборах проверял, как мы выполняли его задания. И на следующий год я был готов, физическое состояние было как у молодого, порхал по полю, носился как заведенный.

— Чем сейчас занимается Крмпотич — не в курсе?

— Он занимает пост спортивного директора «Црвены Звезды». А еще у него потрясающая кофейня в центре Белграда, прямо напротив дворца спорта «Колизей». Он, кстати, меня чуть не отчислил из «Кайрата» в первый же год своей работы.

— За что?

— У меня обостренное чувство справедливости. В команде был один хам, много на себя брал, и мне, на правах опытного, пришлось его остудить. Крмпотич тут же мне сказал: собирай вещи и уходи. Сижу на базе, собираю вещи, но тут заходит в комнату его помощник Лович и говорит: «Оставайся, Крмпотич сказал, чтобы ты завтра зашел к нему». Наутро захожу к нему, он у меня спрашивает: «Что ты должен делать?». Отвечаю, что играть и тренироваться. А он мне: «Вот и тренируйся, играй, остальное — мое, я буду драться, разнимать, а ты не лезь».

«На себе крест не ставил»

— В «Кайрате» вы и закончили карьеру. Не кажется вам, что рано?

— Я ведь не просто так закончил. Пришлось. У меня были камни в почках, врачи посоветовали на этом закончить. А тут еще руководство клуба предложило место в тренерском штабе «дубля». Я долго не думал — сразу согласился. Работа была интересная. Основной состав тренировал Владимир Гулямхайдаров, а мы с Бериком Аргимбаевым — в «дубле». После трех месяцев Гулямхайдаров забрал меня в свой тренерский штаб.

— На поле потом вы все-таки вернулись.

— Да, отыграл сезон в первой лиге за «Каспий». Ситуация была такая. Бауыржан Баймухамедов пригласил меня к себе как играющего тренера. Мы шли предпоследними в турнирной таблице, меня заявили после первого круга. Закончили мы сезон на третьей строчке. Потом еще два года подряд занимали призовые места, могли легко выйти в высшую лигу. Но руководство области не было в этом заинтересовано. Мне стало неинтересно, и я уехал в «Жетысу». С Бериком Аргимбаевым мы подняли талдыкорганский клуб из первой лиги в высшую. Турнир прошли на одном дыхании. Но самое главное — у нас был оговорен с акимом трехлетний план развития клуба. В первый год мы должны были выиграть первую лигу, во второй сезон уже прочно закрепиться в высшей, и добраться до еврокубков. В итоге, все так и получилось. Благодарен Владимиру Линчевскому, который доверял мне в «Жетысу», когда мы вышли в «вышку», он прислушивался к моему мнению, несмотря на то, что сам является корифеем отечественного тренерского цеха.

А на следующий год уже я сам руководил командой — Линчевский покинул клуб по состоянию здоровья. Мы дебютировали в Кубке Интертото и в первом же раунде споткнулись о венгерский «Гонвед». Но опыт я получил колоссальный.

— Потом у вас были «Казахмыс», «Окжетпес» и снова «Казахмыс». Почему там не сложилось?

— Разные причины, не хочу углубляться в них. Скажу только, что когда в позапрошлом году я принял «Казахмыс» за пять туров до конца чемпионата, перед нами стояла задача — сохранить прописку в элите. В итоге не удалось. Президент клуба Галым Ибраев предложил мне контракт на следующий сезон и сказал, что вообще я могу вписать любой срок соглашения сам, он мне доверяет. Мы сошлись на том, что я должен вывести команду из первой лиги в премьер-лигу, затем закрепиться там, а на третий год добраться до еврокубков. Планы были хорошие, решили заключить трехлетнее соглашение, но потом я решил подписать контракт на год, с дальнейшим продлением еще на два года. И, как вы знаете, прошлый сезон мы провалили, стали седьмыми, и мне было неудобно оставаться. Я сам покинул клуб, так как не сумел выполнить поставленную задачу.

— Но ведь конкуренция в минувшем году в первой лиге была нешуточная, сильных команд было много.

— Это точно, первая лига получилась очень сильной. «Восток» выделялся на общем фоне своим подбором игроков. Что уж там говорить — это была команда уровня премьер-лиги. А вот «Кайсар» ничем не выделялся, и тот же «Сункар» смотрелся предпочтительнее. Но в итоге «Кайсар» занял 2-е место, а «Казахмыс» — 7-е. Вот и все.

— Неужели на этом все? Больше тренировать не будете?

— Почему же? На себе я крест еще не ставил. Просто пока я занят в иной должности, так как руководство «Кайрата» посчитало, что я смогу принести пользу клубу в роли спортивного директора. Я рад, что работаю в «Кайрате». Но в тренерское дело еще вернусь.

— У вас ведь неплохо получается работать с молодыми. Откуда такое доверие к ним?

— Я, в принципе, всем доверяю. Будь то молодой или старик, главное, чтобы все были объединены одной целью. Помню, как в 1999-м играл за «Тобол», тренировал нас тогда Макаренко. Команда по уровню мастерства была далеко не ведущей, но мы жили одной большой семьей. 25 футболистов были запрограммированы на то, чтобы биться в каждом матче. Многие были из тех, кого уже списали. Но Макаренко доверился нам, и мы не проиграли ни одной домашней игры, заняли 7-е место в чемпионате. Правда, вторую половину сезона просидели без денег, и в итоге те, кто потом покинул команду, так их и не получили. Иначе говоря, «кинули» нас. Но дело не в этом: самое главное, что нам доверял тренер. И я всегда старался доверять всем футболистам. Иногда мне звонит один парень, футболист, и все время говорит: «Борисыч, если бы не вы, я бы закончил с футболом, но вы мне доверились, спасибо вам!». Меня это трогает до глубины души.

— Случаем, не Чингиз Абугалиев это говорит?

— Он тоже. Еще есть Ермек Нургалиев, Черемных из «Окжетпеса». Они всегда подчеркивают, что мое доверие им сильно помогло. Вот так же и мне доверились в «Кайрате» — сначала Бердыев, потом Крмпотич, а сейчас вот пригодился в качестве спортивного директора. Что мне остается? Только оправдывать это доверие.

Айдын Кожахмет Фото: Сергей Майкович

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz