Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Кудрин послал на четыре «И»

Дата: 18 февраля 2011 в 14:00

Кудрин послал на четыре \"И\"

Модернизацию России должны обеспечить честные президентские выборы и низкая инфляция, а не рост госрасходов, заявил министр финансов Алексей Кудрин на Красноярском экономическом форуме. Четыре «И» президента: «институты, инфраструктура, инновации и инвестиции», актуальны и сейчас. Бизнес согласен, но настаивает на соблюдении равных для всех правил игры.

«В 2007 году Дмитрий Медведев, тогда еще кандидат в президенты, выступая на Красноярском экономическом форуме, заявил, что свобода лучше, чем несвобода», – с такого политического лозунга начал выступление на форуме вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин.

«В этом вопросе еще многое предстоит пройти», – посетовал он, заметив, что парламентские и президентские выборы «должны быть честными, это даст мандат доверия для проведения реформ».

«Если не будет доверия, то и задачи будут выполнены не в полной мере», – констатировал Кудрин.


Предвыборная программа Медведева – «четыре «И» – институты, инфраструктура, инновации и инвестиции» – актуальна и сейчас», – заметил он. Тем более, что у нее были препятствия: «Мы на три года прервали рост ресурсов, они пока еще ниже, чем были до кризиса. Это и рост ВВП, и инвестиции в экономику».

В полтора раза сократились прямые иностранные инвестиции: по предварительным данным, в 2010 году они составили $13-14 млрд по сравнению $27 млрд в «лучшие годы», признал глава Минфина. В 2010 году объем инвестиций в основные фонды составил 20,5% ВВП, больше 9 трлн рублей. «Но пока перерабатывающие отрасли получают существенно меньше того, чтобы говорить о том, что мы проходим модернизацию. Ведь ее главные показатели – объем инвестиций и скорость обновления оборудования», – признал Кудрин. При этом прямые иностранные инвестиции в Россию в 2010 году, по предварительным данным, сократились вдвое до $13-14 млрд по сравнению «с лучшими годами».

Сохраняется отток капитала. Это, по словам Кудрина, «с одной стороны нормально»: корпорации развивают зарубежные подразделения, но с другой говорит о плохом инвестклимате: «Наши российские инвесторы выводят часть средств в зоны, где доходность будет ниже, но они видят в этом их сохранение».

Другой барьер – высокая инфляция, которая не позволила генерировать длинные деньги. «Если банкир не уверен, что правительство удержит инфляцию в 3-4%, то он не выдаст кредит под 7-8%. В прошлом году она составила 8,8% годовых, в этом году будет чуть полегче, если удастся избежать роста цен на продукты во второй половине года, то есть кредит будет выше 10%. По кредитам на три года под такие ставки вряд ли возможно проводить модернизацию», – признал вице-премьер.

Говоря о государственных приоритетах в части улучшения инвестклимата, Кудрин привел мнение бизнеса. В опросе Российского союза промышленников и предпринимателей о состоянии делового климата в 2010 году, главной проблемой назвали неэффективное госуправление и отсутствие ясных целей и ориентации в управлении страны.

На таком фоне инновационного прорыва не произошло: доля новой экономики остается низкой.

«До кризиса доля информационных технологий составляла около 3,8% в ВВП, намного ниже, чем в Бразилии и Китае», – сказал Кудрин, добавив, что экспорт высокотехнологичной продукции остается невысоким. До кризиса он составлял $3 млрд, сейчас несколько снизился.

Главным риском для России остается нефтегазовая зависимость, настаивает глава Минфина.

«Мы много говорим о том, что надо уйти от нее, но пока не удается. И есть риски, что снова станем воспроизводить докризисные тенденции», – признал Кудрин, напомнив, что в 2008 году средняя цена на нефть была около $90 за баррель Urals, в 2009 году – $61,1, в результате доходы упали на 3,7% ВВП.

«Если бы не нарастили расходы, то дефицит был бы 3,7% ВВП, а составил около 6%. Если в 2008 году –профицит составлял 4,1%, а в 2009 – дефицит 5,9%, то есть разрыв для баланса бюджета составил 10% ВВП. Поэтому

когда мне говорят, что при цене $90 за баррель поживем на дефиците 3% ВВП, я хочу ответить, что это бесперспективная политика», – отрезал Кудрин.

«Бесперспективную политику» предложило ранее Минэкономразвития, по мнению министерства, сценарий, сопряженный с ростом расходов, обеспечит России инновационный прорыв. Это потребует сохранения дефицита бюджета в размере 2-3% ВВП до 2025 года, а госдолг России после 2025 превысит 30% ВВП, но появятся средства для инвестиций в инновации, отмечается в инновационном сценарии развития до 2030 года.

Но, по словам Кудрина, в таком случае России придется выходить на внутренний и внешний долговые рынки, что может зажать частные инвестиции:

«Это шок, которые стоит перед нами все время». Глава Минфина подчеркнул, что такой прогноз не имеет права на жизнь и его придется существенно переделывать.

«Это большая зависимость от нефти, даже большая, чем было до кризиса. Не думаю, что следует скатываться к этой модели. Нам и так приходится балансировать, особенно учитывая выросшие обязательства, которые сейчас возникают», – объяснил Кудрин.

Пока прогноз Минфина по экономическому росту в России относительно благоприятный – около 4% и «даже больше». «Для России такого роста недостаточно. Это примерно в среднем по мировой экономике. Мы не будем отставать, но и не будем выходить вперед. Нам нужным темпы роста выше 6-7%. Мы должны думать о новых факторах роста, которых, скорее всего, не было до кризиса», – сказал Кудрин. Его рецепт – улучшение «ключевых институтов»: правильное расходование нефтегазовых доходов, сбалансированный бюджет при умеренных ценах на нефть, низкая инфляция (до 5% в ближайшие годы), умеренно низкий госдолг и институты развития.

Бизнесу этого недостаточно.

«Должны быть озвучены правила игры, чтобы люди понимали, готовы они брать эти риски или нет. А у нас по одному проекту такие правила, а по другому – уже другие», – согласился глава инвесткомпании «Тройка Диалог» Рубен Варданян, добавив, что если для каждого проекта необходимо заключать персонифицированные договоренности, то инвестиции будут ниже.


«Мы конкурируем за деньги по всему миру, боремся за каждый доллар. Пока мы проигрываем в привлекательности Китаю, Индии, Бразилии», – сказал Варданян.

«Правила игры важны. Они как бы есть, законодательно и нормативно установлены, но потом оказывается, что они обходятся. Мы живем по понятиям больше, чем по правилам», – признал Кудрин.

По словам президента американо-российского делового совета Эдварда Вероны, в России должно быть больше «таких простых» явлений, как транспарентность и прозрачность». «Европейские инвесторы главными проблемами называют бюрократию и коррупцию, и они не верят, что в ближайшие три года произойдут изменения», – согласился генеральный директор Ассоциации европейского бизнеса в России Франк Шауфф.

По сообщению сайта Газета.ru