Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Волна дошла до Ирана

Дата: 18 февраля 2011 в 15:11 Категория: Новости стран мира

Тема политической турбулентности, охватившей Ближний Восток и Северную Африку и поставившей серьезные проблемы перед ведущими державами, продолжает оставаться одной из самых горячих для мировых СМИ.

В то время как на протяжении нескольких недель во всем арабском мире бурлил народный гнев, в Иране царила тишина. Однако в понедельник 14 февраля десятки, а по некоторым оценкам, сотни тысяч иранцев вышли на улицы, пишет Berliner Zeitung. «Под ударами дубинок и в клубах слезоточивого газа они требовали той же свободы, которой добились тунисцы и египтяне. Эти протесты стали самыми масштабными со времен подавления демонстраций в 2009 году», – сообщает издание.

И государственные, и религиозные лидеры Ирана заявили, что восстание в Египте – порождение иранской исламской революции 1979 года. «Иранская оппозиция в свою очередь увидела шанс для себя: оба экс-кандидата в президенты – Мусави и Каруби – объявили о проведении демонстрации в центре Тегерана в знак солидарности с мужественными жителями Туниса и Египта. Иранское руководство демонстрацию тут же запретило, а экс-кандидатов поместило под домашний арест», – пишет Berliner Zeitung.

Несмотря на то что президент Махмуд Ахмадинежад опирается на Корпус стражей исламской революции, военизированные отряды «Басидж» и поддержку бедных слоев населения, экономическая ситуация в Иране оставляет желать лучшего, говорится в статье. Безработица и инфляция растут, каждый четвертый иранец живет за чертой бедности. Немаловажным фактором являются притязания Тегерана на роль ведущей силы в арабском мире – но те же претензии есть у Египта, а после смещения тамошнего президента ситуация может измениться, полагает Berliner Zeitung.

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров во время недавнего визита в Лондон настоятельно предостерег иностранные государства от поддержки противников Ахмадинежада советами, которые носят радикальный характер, говорится в статье Der Tagesspiegel. Повод для этого демарша Кремля дала Хиллари Клинтон, призвавшая иранский народ последовать примеру Египта и Туниса. «Главным образом из боязни смены режима в Тегеране Москва противится тому, чтобы наказать Исламскую Республику введением новых санкций. Лавров говорит, что новые санкции «задушат» иранскую экономику и расплачиваться придется населению. При этом российско-иранские отношения трудно назвать безоблачными. Москва боится, что в лице Тегерана еще одно государство нелегально присоединится к клубу ядерных держав, а полюбовное деление богатого нефтью и газом Каспия годами топчется на месте – прежде всего из-за сопротивления Ирана», – отмечается в статье. Россия с опаской следит за попыткой Тегерана вновь играть в Каспийском регионе роль великой державы – статус, на который претендует сама Москва. Смена режима в Тегеране имела бы для России фатальные последствия, утверждает Der Tagesspiegel. Если к власти там придут проамериканские силы, то с российской точки зрения рано или поздно их вашингтонские крестные начнут настаивать на экспорте революции в центральноазиатские республики бывшего СССР, и влияние Москвы в регионе может свестись к нулю, заключает издание.

В других вчерашних публикациях мировых СМИ обсуждался вопрос, насколько можно было предвидеть арабские волнения. Президент Обама в августе 2010-го поручил советникам написать секретный доклад о степени стабильности в арабском мире, и те пришли к заключению, что в отсутствие всеобъемлющих политических изменений страны от Бахрейна до Йемена готовы к народному бунту, пишет The New York Times. По словам чиновников администрации, доклад, известный как Presidential Study Directive, выявлял возможные горячие точки, особенно в Египте, и требовал предложений о том, как администрация могла бы добиться потенциальных изменений в странах с авторитарными правителями, которые являются ценными союзниками США. Чиновники утверждают, что уже в этом документе ставился вопрос, как сбалансировать американские стратегические интересы и стремление избежать роста нестабильности с демократическими требованиями протестующих, говорится в статье.

В публикации для The Financial Times президент консалтинговой Eurasia Group Иэн Бреммер рассказывает о предложенной им в 2006 году концепции J-образной кривой применительно к политической турбулентности, охватившей в последнее время Ближний Восток и Северную Африку. «Никто не мог предвидеть, что смерть торговца овощами из Туниса вызовет бунты по всему Ближнему Востоку и поставит под угрозу режимы от Ливии до Ирана. Но сколь бы хаотичной ни казалась эта ударная волна, она на самом деле является лишь очередным примером мощного политического феномена: J-образной кривой, или падения стабильности при переходе государств от закрытого общества к открытому. Некоторые правительства, как, например, в ЮАР после падения режима апартеида, выдерживают этот переходный период. Другие – Советский Союз, Иран при шахе и Югославия – не выдерживают», – пишет автор. Подробно изложив свою теорию, Бреммер делает вывод: «Если правительства таких стран, как Египет, ослабят хватку, дабы подстегнуть экономический рост, они рискуют получить резкие социально-политические потрясения. Но если они будут сохранять замкнутость, это резко ограничит их экономический потенциал в обеспечении благосостояния, от которого будет зависеть их политическая легитимность в долгосрочной перспективе. А это тоже создает нестабильность».

По материалам InoPressa.ru

№5-18.02.2011


Вы можете прокомментировать эту статью.

По сообщению сайта Бизнес & Власть