Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Наши традиционные покупатели находятся в ...

Дата: 18 февраля 2011 в 15:11

Казахстанский экспорт муки упал на 10%. Показатели идут вниз впервые за всю историю отечественного агропрома. Как заявил в интервью «&» президент Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана Евгений Ган, стагнация может привести к полному завалу мукомольной промышленности.

– Евгений Альбертович, что стало причиной сокращения экспорта муки? Какие меры планирует предпринять союз, чтобы выйти из стагнации? Сможет ли Казахстан удержать позиции мирового лидера по экспорту муки?

– Нет спроса, из-за чего и пошла стагнация производства. Объем экспорта муки в январе 2011-го сопоставим с показателями января 2006-го. Спад начался в августе 2010-го. С тех пор ежемесячные объемы реализации муки неуклонно падают. Из-за засухи и неурожая выросла цена на сырье. Рост составил 120%. В июле 2010-го тонна зерна стоила 15 тыс. тенге, сегодня – 38-40 тыс. Наши традиционные покупатели муки сейчас находятся в выжидательном тупике. Цена для них неприемлема, но другого варианта нет и не будет. Ожидания снижения цены оправдаться не могут, в силу рыночных отношений. Волей-неволей те, кому нужна мука, рано или поздно начнут покупать. Но впоследствии наши нынешние торговые партнеры придут в качестве логического защитного механизма к развитию собственного мукомолья. Таджикистан уже снизил ввозные пошлины на пшеницу и строит собственные мельницы. Узбекистан с 1 июля 2010 года ввел акцизный сбор в размере 10% на всю импортируемую муку. По нашим оценкам, в ближайшие три-пять лет мы потеряем как минимум 50% экспорта муки в указанные страны.

Сейчас отечественное мукомолье переживает исторический пик активности. В дальнейшем это будет стагнация. Вопрос только в том, насколько затяжным будет этот процесс и с каким результатом. Нынешний итог: более половины всех зернопереработчиков законсервировали производство. А их в стране насчитывается порядка 650 предприятий, где работают более 15 тыс. высококвалифицированных специалистов. Нынешний кризис мы могли предотвратить еще три года назад. Мы об этом говорили, стучали в двери правительства. И вот сегодня, когда произошел спад, власть начала понимать, что ситуация критическая. 13 января по инициативе нашего союза в Минсельхозе прошло расширенное совещание по развитию экспорта муки. По его итогам составлен протокол, где прописаны меры выхода из сложившейся ситуации. Среди этих мер – активизация дипломатической деятельности, совместная работа с национальным агентством KAZNEX. Также готовится комплексная программа по оздоровлению отрасли.

– Будет ли вестись поиск новых рынков для экспорта муки? Есть ли у мукомолья потенциал для дальнейшего развития?

– Потенциал есть. Мощности мукомольных предприятий рес­публики оцениваются на уровне 8 млн т в зерне при потребности внутреннего рынка до 3,2 млн т. В прошлом году мукомолье страны переработало более 5 млн т пшеницы. Причем большую часть вывезли за пределы республики в качестве товара с высокой добавленной стоимостью. Но даже при таком уровне экспорта предприятия загружены в среднем на 40-55%. На сегодня каждая вторая тонна муки, выпускаемая в стране, предназначена для поставки на экспорт. В подавляющем большинстве случаев экспортируется мука первого сорта. Доля Казахстана в мировом экспорте муки в 2007 году составляла 15%, в 2010-м – 20%. На сегодня наша страна – экспортер №1 в мире. После нас идут страны ЕС и Турция. Наши успехи в развитии мукомольной промышленности в международном сообществе оцениваются не иначе, как «феномен Казахстана». Объемы продаж за последние четыре года выросли в 2 раза: в 2006-м экспорт муки составил 1,122 млн т, в 2010-м – 2,292 млн. Основные импортеры – это Афганистан, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия. Есть планы выйти на новые рынки – в Юго-Восточную Азию, Северную Африку. Но для этого нужна организованная работа, при поддержке государства. Самостоятельно мукомолы не смогут решить вопросы развития инфраструктуры экспорта, логистики и брендирования.

– Стремительно сокращается число мукомольных предприятий. В 1998-м их было 2100, сегодня функционируют порядка 650. Мы знаем, что нынешняя ситуация тяжело отразилась на зерноперереботчиках. Есть ли другие причины, связанные с резким спадом активности в отрасли?

– Идет процесс объективного укрупнения. На заре образования мукомольной индустрии мы наблюдали резкий рост количества предприятий. В 1990-е рынок дал хорошую цену на муку, что послужило стремительным толчком для бизнеса, была построена масса мини-мельниц. Свою задачу они исчерпали, пришло время расти дальше. Это историческая закономерность. Так, в Германии в 1953 году насчитывалось 19,5 тыс. мукомольных предприятий, сегодня их всего 290, но при этом общие перерабатывающие мощности даже увеличились. Аналогичная ситуация складывается и у нас. Малые мельницы уходят с рынка, не выдержав конкуренции. Взамен строятся высокопроизводительные комплексы мощностью 250-300 т в сутки.

– Несколько лет назад в Казахстане были открыты производства по глубокой переработке зерновых. По оценкам специалистов, новая ниша должна была принести доход, сравнимый с нефтегазовой отраслью. Реализованы ли эти проекты?

– Из зерна вырабатывают важные и всем известные продукты – муку, крупу, хлебные и макаронные изделия. Но на этом переработка не остановилась, сегодня на рынке более востребованы продукты глубокой переработки, такие как глютен (пшеничный белок), товарный крахмал, глюкозо-мальтозный сироп (крахмальная патока), кормовые добавки. Для этого производства требуется сырье качества люкс, и казахстанское зерно здесь подходит по всем параметрам. В 2003 году Казахстан впервые на постсоветском пространстве открыл производство по глубокой переработке зерна в Таразе. В 2006-м было открыто предприятие «Биохим» в Северо-Казахстанской области. Но, к сожалению, проекты потерпели фиаско. Причины комплексные, во многом связанные с неправильной политикой самих бизнесменов. И эта неудача стала общим психологическим барьером для развития казахстанской глубокой переработки зерна. Все наслышаны об этих примерах и не осмеливаются начинать, чтобы не пополнить ряды неудачников. Плюс, как правило, это проекты с длинными деньгами. Поэтому нашим отечественным бизнесом с его краткосрочным мировоззрением это направление воспринимается как неинтересное и бесперспективное.

– По данным КазАгроМаркетинга, 15% от общего объема потребляемой в стране мучной продукции приходится на импорт. В республике производится 130 тыс. т макаронных изделий при общей потребности в 140 тыс. Из них около 10 тыс. т макарон уходит на экспорт в Среднюю и Центральную Азию. Как так получилось, что мировой лидер по экспорту муки вынужден потреблять импортные макароны?

– Здесь надо понимать, что мы импортируем макароны класса премиум, а экспортируем рядовую продукцию. За последние годы в стране построены крупные макаронные фабрики, и можно объективно сказать, что макаронная тема для бизнеса не заброшена. По нашим прогнозам, за несколько лет мы сможем уменьшить долю импорта до 5-7%. Главным для участников рынка здесь станет война за смену потребительских стереотипов. Нужно будет усилить маркетинговую политику, укрепить брендовые позиции по отдельным видам продукции.

– На сегодня запущен зонтичный бренд KazNAN, под которым будет представлена наша мукомольная продукция. В активной разработке находятся бренды KAZMEAT (мясо и мясопереработка) и KAZFISH (рыбная продукция). В планах отдельных бизнесменов и чиновников все три бренда объединить в один – KAZ-ECO-FOOD. Как эти меры отра­зятся на общей продовольственной экспортной политике?

– До конца 2011 года будет запущен единый национальный бренд KazNAN. Его разработка обошлась примерно в $100 тыс. 30% от этой суммы собрали сами мукомолы, остальное мы получили в виде международного гранта. На сегодня проект проходит заключительный этап разработки PR-стратегии. Мы считаем, что благодаря бренду мы cформируем у отечественного и международного покупателя высокое доверие к товарам, имеющим этот знак. Наличие знака KazNAN будет сопоставимо со старым добрым советским «знаком качества», который ставился на продовольственных и промышленных товарах.

Бауржан Шурманов

№5-18.02.2011


Вы можете прокомментировать эту статью.

По сообщению сайта Бизнес & Власть