Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Драка, которой не было

Дата: 18 февраля 2011 в 20:20

Драка, которой не было

Декабрьское противостояние в стенах Верховной рады успело войти в историю отечественного парламентаризма. Но чем больше времени проходит, тем сильнее интереснее реагирует на произошедшее официальная точка зрения. Вот и комиссия Рады поискала, но не нашла ни виновников, ни свидетелей.

Парламентский вечер 16 декабря запомнился надолго. Кадры с взлетающими в воздух стульями и скорыми, вывозящими депутатов-«бютовцев», обошли далеко не только украинские СМИ и убедительно продемонстрировали новые горизонты политической дискуссии. До тех пор беспрецедентно жестокой считалась драка, сопровождавшая ратификацию «харьковского пакта». События 27 апреля также уложили на больничные койки нескольких оппозиционеров. Как известно, главными виновниками происходящего тогда были названы «нунсовцы» Юрий Гримчак и Андрей Парубий, к которым все еще время от времени проявляет интерес Генеральная прокуратура. Отказывать коллегам в неприкосновенности парламентарии пока так и не собрались. Но схема реакции на жесткие парламентские конфликты, похоже, была отработана и подготовлена к дальнейшему использованию.

Последствия двух драк в стенах сессионного зала показывают: официально нарушителями парламентского спокойствия в Украине теперь могут быть или «меньшевики», или «никто». В отношении декабрьского происшествия представители властного лагеря придерживались подобного сценария с самого начала. Основных вариантов реагирования было два. Первый в духе «постапрельских» традиций возлагал ответственность на оппозиционеров. «Применив излюбленный приём торпедирования парламентской работы – блокирование президиума, зачинщики беспорядков вели себя агрессивно, вызывающе, стремясь вызвать физическое противостояние. И когда возникла спровоцированная ими банальная потасовка, «бютовцы» были готовы пустить в ход припасенный заранее боевой металлолом», — живописались окутанные полутьмой события в заявлении пресс-службы Партии регионов. Но самую известную интерпретацию противостояния дал заместитель главы фракции ПР Михаил Чечетов. «Наши депутаты никогда физическую силу не применяют. Они толерантно обеспечили нормальную работу парламента. После профилактической беседы с блокировавшими трибуну нардепами, желание блокировать у них отпадет как минимум на полгода. А побои от того, что «бютовцы» сами бились головой», — поделился координатор парламентского большинства своей точкой зрения с журналистами. «Толерантная» версия Михаила Чечетова, которой противоречили видеозаписи столкновения, превратила «регионала» в объект бойкота для многих украинских СМИ. Но вариации на тему «Профилактических бесед» и «Бютовцы» сами» получили дальнейшее распространение, чему только способствовало открытие уголовного дела по факту препятствования парламентской работе – об избиении народных избранников на официальном уровне охотно говорить не стали.

Второй, вернее, дополнительный, политподход к анализу декабрьских событий предполагал, что в стенах здания ВРУ все-таки что-то случилось, но за рамки привычных событий это «что-то» практически не вышло. Комментируя схватку, глава государства описал ее как «перекос немножко в дискуссии». «В парламенте представлены практически все политические силы, и там они обмениваются мнениями, и различными средствами это делают. Иногда превышают любые человеческие нормы», — сдержанно сетовал Виктор Янукович. И пока оппозиционеры пытались апеллировать к Западу, президентские взгляды получали все более широкое распространение. В январе к выводу о том, что назвать декабрьский инцидент «побоищем» никак нельзя пришел спикер. «Но я думаю, что если вы пересмотрели видеоряд, говорить о побоище не следует — хотя стычка была чрезвычайно жесткой», — поупражнялся в смягчении формулировок Владимир Литвин. Сдержанность спикера можно понять – в декабре «нунсовцы» требовали его отставки, а сам глава парламента тем временем просил, чтобы своими выводами сначала поделилась ГПУ. Базовое мнение Генеральной прокуратуры (помимо факта открытия уже упомянутого «препятствовательного» дела) все еще не озвучено, зато в середине февраля широкую известность приобрела точка зрения сотрудников Аппарата Верховной рады.

Обнародованные в прессе результаты расследования, проведенного членами специально созданной комиссии, полностью соответствуют духу времени. На сегодня официальный взгляд сотрудников на травмы нардепов озвучили два народных избранника-«бютовца» – Михаил Волынец и Василий Кравчук. В обоих случаях выводы функционеров схожи: парламентариев постигли несчастные случаи (на «предприятии», но не связанные с производством), травмы были получены от «неустановленных лиц», не установлены также не только «мотивы и цели нанесения телесных повреждений», но и свидетели произошедшего. Итог «Не видели, не слышали и ничего не знаем» может показаться вполне прогнозируемым, но все равно звучит экзотично – особенно в том пункте, который говорит об отсутствии свидетелей у события, которое наблюдали не только десятки депутатов и журналисты, но и в записи посмотрели многочисленные телезрители. Смиряться с подобным актом умывания рук сами пострадавшие, похоже, не намерены. «Я сейчас подготовил спикеру парламента депутатское обращение, чтобы он дал команду провести расследование и чтобы были привлечены к ответственности те чиновники из аппарата Верховной Рады, которые ненадлежащим образом отнеслись к моему заявлению о начислении больничного и, в первую очередь, относительно проведения расследования по факту избиения в парламенте», — поясняет Михаил Волынец, на котором «несчастный случай» отразился неучтенным больничным. «Регионалы» же пока при обсуждении вопроса предпочитают ссылаться на процедурные моменты. «Согласно закону внутреннее расследование этого инцидента должен был проводить регламентный комитет, а не аппарат парламента. Но для этого он должен был написать соответствующее заявление, которого нет», — цитирует «Коммерсант-Украина» председателя комитета по вопросам регламента Владимира Макеенко.

Специфика изучения декабрьской драки в парламенте позволяет предположить, что в ближайшее время законодатели предпочтут окунуться в технические детали, но не рассматривать произошедшее по существу. Впрочем, как и говорится в акте комиссии, — расследование Генпрокуратуры все еще длится. Хотя, можно допустить, что после «ратификационного» вердикта оппозиционеры вряд ли рассчитывают на полное понимание со стороны следователей.

Пока выводы ГПУ еще неизвестны, сохраняется некое подобие интриги. Но политикум в отношении «незаметной» драки, которую видели все желающие, с дежурной версией уже определился. Исходя из логики власть имущих, истинными виновниками происходящего были оппозиционеры. При этом пояснения в стиле Михаила Чечетова о «саморазбивающихся» головах имеют, скорее, факультативный характер. Основная вина «меньшевиков» заключается в том, что они противостояли пожеланиям большинства. «Блокирование парламента фактически является уголовным преступлением, так как это препятствование деятельности государственного института, и оно должно получить правовую и политическую оценку, точно так же как и та форма, благодаря которой произошло возобновление работоспособности парламента», — пояснял представитель президента ВРУ Юрий Мирошниченко.

О временах, когда на протяжении месяцев трибуну блокировали сами «регионалы», похоже, в правящем лагере предпочитают забыть. Безусловно, методы затяжной парламентской борьбы неполитического характера законодательный орган не красят и никогда не красили. И все же 16 декабря знакомая было толкотня у президиума приобрела нездоровые формы. Но в ПР, судя по всему, остроту инцидента предпочитают оценивать в масштабах полученного воспитательного эффекта. «Надеюсь, что после последней драки вопросы в Раде больше не будут решаться силовыми методами. Депутаты тоже люди. Они поняли, что этим путем не стоит идти. Теперь ситуация будет более уравновешенной из-за того, что у депутатов появилось чуть больше страха, они немного побаиваются повторения этого и понимают, что нельзя хулиганить в Раде», — еще в январе делился педагогическими выкладками «регионал» Владислав Лукьянов.

Новые методы парламентской работы не могут не впечатлять. Очевидно, с обретением послушного президенту парламентского большинства «блокадные» традиции должны отойти в прошлое: нет возражений – нет и протестов. А альтернативная точка зрения, по всей видимости, будет корректироваться крепкой памятью о том, к чему может приводить «хулиганство». Упорным же стоит учитывать: иногда в стенах парламента происходят несчастные случаи, у которых ни виновников не найти, ни свидетелей… И так, мало-помалу, Верховная рада, в идеале, должна превратиться в спокойное место, где кипит законодательная работа на благо стабильности и реформ. Памятуя о знаменитой фразе спикера Госдумы Бориса Грызлова, в соседней России парламент уже давно не место для дискуссий. В Украине пока нардепы всего лишь не дерутся, а «вдруг» получают травмы неустановленным путем. Есть, куда совершенствоваться…

 

По сообщению сайта Подробности.ua