Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Сергей Алесковский: Тесты на полиграфе нельзя отдавать силовикам

Дата: 19 февраля 2011 в 23:22

Сергей
Алесковский: Тесты на полиграфе нельзя отдавать силовикам


 


Как известно, президент Казахстана предложил для
проверки госслужащих при приеме на работу использовать полиграф, или детектор
лжи. Глава государства считает, что это поможет эффективно бороться с
коррупцией. А на этой неделе в Алматы прошел «круглый стол» «Актуальные
проблемы и перспективы использования полиграфа в Республике Казахстан», в
котором приняли участие юристы-правоведы, действующие полиграфологи, а также
члены Алматинской ассоциации полиграфологов. С ее руководителем Сергеем
АЛЕСКОВСКИМ
мы и решили побеседовать о целесообразности тестирования
чиновников на детекторе лжи.


— Использование полиграфа — это еще один фильтр для
того, чтобы на работу в госорганы не попали люди с вредными привычками,
криминальными связями, уголовным прошлым или нечистоплотными мотивами, — убежден он. — К тому же это еще один метод
борьбы с коррупцией.


— Один мой знакомый — сотрудник спецслужб — как-то
говорил, что детектор лжи легко обмануть.


— Это не так. Примерно каждый пятый тестируемый
пытается противодействовать полиграфу. Есть самые разные способы: кладут
булавки в обувь, зажимают язык зубами, считают баранов и т.д. Такие попытки
были, есть и будут. Другое дело, если специалист на основании этих попыток
выдает ошибочный результат. Но настоящего профессионала обмануть невозможно.


— А кто, на ваш взгляд, должен осуществлять проверки?


— Само собой, не силовые структуры! Тесты на полиграфе
ни в коем случае нельзя отдавать людям в погонах, иначе это только повысит
уровень коррупции в правоохранительных органах. Можно пойти по киргизскому пути
и создать какое-нибудь кадровое подразделение при администрации президента. Или
независимый центр проверок. Но, безусловно, нужно, чтобы к этому процессу были
подключены общественные организации — в частности, ассоциация полиграфологов.
Сейчас некоторые возражают против предложения президента: мол, от коррупции
никакой полиграф не спасет, она была, есть и будет. Политолог Досым САТПАЕВ
в одном интервью сказал, что сам полиграфолог может оказаться коррупционером.
Так вот, чтобы этого не было, и нужен общественный контроль.


— Но ведь человек слаб, предложат полиграфологу много
денег — и он согласится...


— Вряд ли. Ведь его можно легко проверить. После
любого тестирования остаются полиграммы — кривые, по которым видно, как человек
реагирует на тот или иной вопрос. Их не изменить. Покажите их любому опытному
независимому полиграфологу — и он вам скажет, как все было на самом деле. А
если специалист уничтожит результаты проверки — значит, ему нельзя верить.
Кстати, у наших правоохранительных органов есть инструкции по применению
полиграфа, и там записано: все результаты тестирований хранятся в течение 10
лет. К тому же весь процесс проверки фиксируется на видеокамеру. Так что если
возникает спорная ситуация, можно поднять результаты, прокрутить запись — и
станет ясно, насколько справедливым был вывод специалиста.


— Сколько времени требуется, чтобы освоить азы работы
на полиграфе?


— Наша программа рассчитана на 160 часов, занятия
проходят практически индивидуально. Полиграфологи — штучный «товар». В
Москве, например, в аудиторию загоняют по 15-20 человек. Но так научить
человека нормально работать невозможно.


— Каким оборудованием вы пользуетесь?


— На сегодняшний день лучшими являются российские
полиграфы. На вооружении нашей ассоциации последняя модель — «Диана 04»,
ее цена колеблется от 8 до 10 тысяч долларов, в зависимости от комплектации.
Для наших гос­органов это не смертельная сумма. Не закупят один «Мерседес»
— зато укомплектуют ведомство полиграфом и подготовят специалиста.


— У нас в стране тысячи госслужащих. Представляете,
сколько понадобится полиграфологов!


— Все нужно делать постепенно. Наверное, простого
клерка проверять не обязательно, а вот людей, занимающих ключевые должности, —
имеет смысл. И, может, не стоит проверять действующих сотрудников госорганов, а
начать с проверки тех, кто только устраивается на ответственные должности.
Тогда на первое время будет достаточно небольшого количества полиграфологов.
Работа покажет, сколько стране необходимо специалистов — 10 или 100. Не
исключено, что нач­нутся массовые отказы чиновников от прохождения
тестирования, и в конце концов премьер-министр стукнет кулаком по столу и
скажет: вы со своими полиграфами всю работу мне ломаете!


— А не кажется ли вам, что начать проверку нужно как
раз таки с действующих членов правительства?


— И о чем мы их будем спрашивать?


— Самый первый вопрос: брали вы когда-нибудь взятки?


— Допустим, мы получим на этот вопрос положительный
ответ. И что делать дальше? Изгонять главу кабмина, чтобы наступил
правительственный кризис? Чтобы доверие общества к правительству было подорвано
окончательно? Задача в том, чтобы поставить заслон попаданию в госорганы
нечистоплотных людей или тех, кто зависим от пагубных привычек — неумеренно
потребляет алкоголь, наркотики, одержим игроманией. Вот для чего необходим
полиграф.


— Есть ли законодательная база для использования
детектора лжи?


— У нас это нигде не прописано. Я знаю только одну
страну, где есть отдельный закон о полиграфе, — это Литва. В других
государствах такого закона нет — ни в США, ни в Канаде, ни в Японии, ни в
странах Западной Европы, хотя полиграфы там активно используются. А в некоторых
странах в уголовно-процессуальном законодательстве записано: результаты
проверки на полиграфе являются таким же доказательством преступления, как и все
остальные. В той же Киргизии сделали просто: издали указ президента о
тестировании на полиграфе при приеме на госслужбу. У нас нужен хотя бы какой-то
подзаконный акт, внутри — или межведомственный документ.


— Хорошо, допустим, ввели обязательное тестирование на
полиграфе. Но человек категорически отказывается проходить тестирование. Что
тогда — не брать его на работу? Но ведь это будет нарушением его гражданских
прав.


— Вы правы: отказ от прохождения проверки ни в коем
случае не может служить доказательством признания человеком за собой какого-то
негатива. Дело в том, что мы не знаем, по какой причине человек отказывается.
Может, он действительно опасается, что его коррупционная деятельность выплывет
наружу. А может, просто панически боится электрических проводов. К примеру,
недавно мне пришлось тестировать сотрудников компании, в которой была допущена
утечка конфиденциальной информации. Одна женщина отказалась от проверки,
объяснив это тем, что она верит в Бога и ходила накануне в церковь. И батюшка
ей будто бы сказал: не нужно иметь дело с этой «бесовской машиной». Я
сообщил об этом заказчику. Руководитель фирмы позвонил ее непосредственному
начальнику, и тот подтвердил: она очень набожная женщина. В результате никаких
санкций к ней применено не было.


Мадина АИМБЕТОВ, фото Владимира ТРЕТЬЯКОВА, Алматы


 



Сайт газеты «Время»

По сообщению сайта Meta · новости дня