Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Цена вопроса

Дата: 21 февраля 2011 в 08:42

Политология стремительно превращается в египтологию. Кто-то из новоявленных египтологов ищет в событиях на арабской улице козни Запада, кто-то — происки исламистов. В этой «египтологии» пропадает главное: впервые за многие десятилетия мы видим проявление общеарабской идентичности. И впервые в истории миллионы арабов почувствовали себя единым сообществом не на противостоянии Израилю или Западу, а на позитивном, гражданском стремлении к переменам и преодолению застоя и социальной несправедливости. В учебники арабской истории 2011 год войдет как начало общей новой страницы. В эти дни на первый план выходят народные протесты в двух, казалось бы, не самых вероятных «кандидатах не революцию» — богатых нефтью Бахрейне и Ливии. Ливийский протест роднит с египетским и тунисским слишком долгое (41 год) правление одного диктатора, но различий гораздо больше. В Ливии куда выше уровень дохода и слабее социальная напряженность, куда сильнее государственная идеология, куда избалованнее армия и спецслужбы, при этом даже образованный класс и молодежь куда менее «вестернизированны», чем в Каире или Тунисе. То есть по всем меркам в Ливии тунисско-египетский сценарий казался не слишком вероятным. В чем же дело? Отличие Ливии в том, что в столице Триполи у Каддафи «все схвачено». Центры протеста — Бенгази и Аль-Байда — два центра Киренаики, одной из трех провинций, сшитых итальянскими колонизаторами в колонию под древнеримским названием Ливия. Именно в Киренаике сильнее всего было антиколониальное движение, стержнем которого был суфийский орден сенуситов, именно в Бенгази сидел сенуситский король, а в Аль-Байду он хотел перенести столицу, да Каддафи помешал, и Триполи затмила города Киренаики. К тому же в этих городах гораздо больше «трудовых мигрантов» — египтян и выходцев из тропической Африки. К «исторической ревности» бывшей столицы добавляются социальный и национальный протесты. Вывод: где тонко, там и рвется. В Бахрейне — еще более «благополучном», чем Ливия,— «порвалось» противоречие между суннитской правящей верхушкой и основной, шиитской, массой населения. У последнего есть движение «Аль-Вифак» с большинством мест в парламенте, только парламент в Бахрейне не место для дискуссий. Вот и пришлось идти на улицу. Второе отличие Ливии — ее диктатор не замедлил пролить большую кровь и сохранил контроль над столицей. Скорее всего, ливийский протест будет жестоко подавлен, но легитимность режима этой кровью подорвана куда больше, чем у других арабских диктаторов-долгожителей. Даже если волна протестов не сметет их в ближайшие месяцы, миф о бесконечном засилье авторитаризма в арабском мире рухнул. Урок всем диктаторам: рано или поздно все равно порвется. Поэтому начинайте открывать политическую систему.

По сообщению сайта Коммерсантъ