Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Восток — дело тонкое...

Дата: 21 февраля 2011 в 14:31

Восток - дело тонкое...

Начатая событиями в Тунисе в январе 2011 года, волна революций в арабских странах продолжается. На сей раз антиправительственные выступления захлестнули Бахрейн, Йемен и Ливию. К последней приковано внимание всего мира – власть ливийского лидера Муамара Каддафи казалась безграничной. Однако после тунисских и египетских событий западные страны со все большим скепсисом относятся к попыткам построить демократию в арабских странах. Более того, эксперты опасаются, что свержение режимов в арабских странах приведет к радикализации региона.

На Ближнем Востоке все неспокойно

После того, как к власти в Египте пришли военные, казалось, что волна арабских революций пойдет на спад. Новая египетская власть ввела жесткие ограничения, запретила массовые протесты и ограничила доступ граждан страны в интернет. Лидеры арабских стран, окружающих Египет, да и арабских стран региона вообще, казалось бы, должны были вздохнуть свободно. Несмотря на то, что египетские революционеры добились отставки президента страны Хосни Мубарака, власть в государстве они не получили. Более того, руководить Египтом стали лояльные бывшему президенту военные, которые, впрочем, в конфликте занимали выжидательную позицию. Т.е. особой симпатии к революционерам новая египетская власть не имеет. Да и пример Туниса, с которого и началась волна революций на Ближнем Востоке доказывает: восстание, столь желанное народом, может принести горькие плоды. Вслед за президентом Туниса Зином Эль-Абидином Бен Али из страны побежали и простые жители. Италия, находящаяся от Туниса по иную сторону Средиземного моря, первая приняла мигрантов из этой страны. 12 февраля Совет министров Италии объявил зоной «гуманитарного бедствия» остров Лампедуза, расположенный в Сицилийском проливе, который отделяет итальянскую территорию от берегов Африки. Только за 11 февраля, как сообщил министр соцобеспечения Маурицио Саккони, на остров прибыло более 1 тысячи нелегальных иммигрантов из Туниса, бегущих из своей страны из-за массовых беспорядков и государственного переворота. Всего лишь за три дня с 9 по 12 февраля из Северной Африки на самый южный итальянский остров высадились 3 тысячи человек. Помимо итальянцев беспокоились о мигрантах и греки. Только их смущали не тунисцы, а египтяне, начавшие покидать страну после начала протестов. «Береговая охрана и греческая полиция усилят контроль на сухопутных и морских границах нашей страны», — заявил в конце января глава греческого полицейского ведомства Христос Папуцис.

Все это, казалось бы, должно было охладить пыл потенциальных революционеров. Помимо этого, руководители разных арабских государств предприняли превентивные меры: сместили пользовавшиеся непопулярностью правительства (так поступил король Иордании), или «заморозили» своим согражданам доступ в интернет. Но не помогло. Волна протестов накрыла Бахрейн, Йемен, Алжир и даже Ливию. Что неудивительно, ведь ситуации в Тунисе и Египте до боли напоминают ситуацию в упомянутых странах: везде находится практически бессменный лидер у власти. И везде, несмотря на все обещания руководства государства, простое население вот уже который год не может выбраться из весьма бедственного положения. 12 февраля в Сане – столице Йемена — собралась двухтысячная демонстрация, участники которой требовали отставки президента и правительства. Ее разогнали вооруженные «сторонники президента». Но акции протеста не прекратились. Наиболее активная часть населения – студенты, продолжают бастовать и сегодня. И они пользуются поддержкой населения. В Алжире в начале февраля тоже бунтовали. Для предотвращения революции в столицу Алжира власти стянули свыше 20 тысяч полицейских. В соседней с Алжиром стране – Марокко — тоже начались волнения. Однако самым большим сюрпризом были протесты в странах, где у власти находятся харизматичные лидеры, а основой их режима являются всепроникающие спецслужбы. Речь идет об Иране и Ливии, где тоже начались акции протеста. И если в Ливии они, кажется, увенчались успехом (по сообщениям СМИ, полковник Каддафи бежал в Венесуэлу), то в Иране оппозиция потерпела неудачу. Как ни странно, причина этого в том, что у власти в Иране находится духовенство. В восставших арабских странах среди революционеров находятся представители исламских движений, зачастую довольно радикальных. Вот почему на Западе, после «тунисской эйфории» не спешат поддерживать восставших.

Возрождение Халифата?

После того, как вслед за Тунисом «заполыхали» другие страны региона, об этом государстве позабыли. А зря, ведь происходящее там показательно для остальных арабских стран-революционеров. После того, как из страны сбежал президент, в Тунис вернулись опальные мусульманские лидеры, такие как Рашид Ганнуши – лидер исламистского движения «Эннахда». В аэропорту Ганнуши встречали тысячи сторонников. Временное правительство Туниса к тому времени уже пообещало допустить на политическую арену страны ранее запрещенные политсилы, в том числе и исламистские. Не прошло и месяца, как сторонники Ганнуши попытались поджечь «квартал красных фонарей» в столице страны – Тунисе. Полиция и армия пресекла поджоги, но вряд ли можно надеяться, что в будущем подобные попытки не будут повторяться. Тем временем, в Египте среди революционеров одну из сильнейших ролей играли «Братья мусульмане» – исламистская организация, запрещенная в ряде стран как экстремистская. Покинувший пост президент Египта Хосни Мубарак запрещал деятельность «Братьев» в стране, но теперь они стали крупнейшими политическими игроками. И это не может обнадеживать.«Либеральная оппозиция» во главе с экстренно прибывшим в Египет «брать власть» Мохаммедом эль-Барадеи, влияние которого в стране равно нулю, не имеет никаких шансов. Если, конечно, не считать таковыми возможное использование экс-главы МАГАТЭ в качестве ширмы, ликвидируемой немедленно после того, как в ней отпадет надобность. Заявления «Братьев-мусульман» о том, что, придя во власть, они первым делом пересмотрят Кэмп-Дэвидский договор, и сама их история не дают оснований для оптимизма», — цитирует президента Института Ближнего Востока Евгения Сатановского mishmar.info. «Любая демократизация и укрепление парламентаризма в регионе, откуда бы они ни инициировались и кем бы ни возглавлялись на начальном этапе, в итоге приводят исключительно к усилению политического ислама. Националистические и либеральные светские партии и движения могут использоваться исламистами только как временные попутчики.», — подытоживает эксперт. Похожего мнения придерживаются и немецкие эксперты. «Те из египтян, кто хотят быстрых перемен, автоматически выступают за структуры, которые сложно назвать сторонниками «плюралистического общества«», — опасается за будущее египетской демократии лидер влиятельнейшей в ФРГ партии ХДС/ХСС Фолькер Каудер. Его поддержал коллега по бундестагу Райнер Штиннер, вспомнившего о недавнем соцопросе в Германии, согласно которому 52% опрошенных немцев считают события в Египте угрозой демократии.

Вот и в других арабских государствах, где начались массовые протесты, исламисты оказались среди революционеров. Так, в Ливии власти 17 февраля даже были вынуждены выпустить из тюрьмы более ста членов Исламской группы борьбы. Но это не столько снизило волну протестов, сколько наоборот – «подогрело» публику. В самой благополучной стране из тех, где начались революции – в Бахрейне – среди протестующих тоже сторонники мусульманских партий. Так, Общество исламского национального согласия «Аль-Вефак» заявило о выходе из парламента в ответ на действия властей по наведению порядка. «Аль-Вефак» – шиитская партия, которая выступает против засилья суннитов во власти в Бахрейне. Единственным исключением из правил стал Иран, где протестовавшие так и не добились от властей никаких уступок. Что неудивительно – большинство в стране все же поддерживает пребывающее у власти духовенства и президента – ставленника этого духовенства. Кстати, история Ирана показательна в сегодняшнем контексте. Именно после иранской революции в 1979 году к власти пришел аятолла Хомейни, который и сделал страну первой Исламской республикой в мире. Что характерно, когда правитель Ирана шах Мохаммед Реза Пехлеви бежал, руководить страной стал премьер-министр Шапур Бахтияр – видный либеральный оппозиционер. Он предложил Хомейни совместно создать правительство национального единства. Но Хомейни отверг это предложение и Бахтияр вынужден был бежать из страны. Примечательно, что сначала он бежал в Египет, где ситуация, в случае прихода к власти Мохаммеда эль-Барадеи может повториться. Пока власти в разных странах пытаются погасить очаги народного гнева. Где-то — идя на уступки бунтующим, а где-то – применяя грубую силу. И с каждым днем восстановление Исламского халифата – государства, которое охватывало весь Ближний Восток, все реальнее. Ведь в бедном обществе очень сильны идеи всеобщего равенства, на которые акцентируют внимание исламские проповедники – первые халифы вели очень скромную жизнь. Кстати, отчасти поэтому у большинства иранцев свержение Ахмади Неджада не находит поддержки – он достаточно скромно себя ведет по сравнению с тем же Эль-Абидином Бен-Али или Мубараком.

По сообщению сайта Подробности.ua