Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Командировка на войну

Дата: 21 февраля 2011 в 15:41 Категория: Происшествия

«…Война ни у кого не спрашивает — сколько тебе лет, кто ты, есть ли у тебя родные, хочешь ли ты жить. Она убивает всех и физически, и морально…» Это говорит не пропахший пороховым дымом поседевший ветеран, а самая обычная женщина, жительница курортного села Витязево Любовь Филиппиди

Выпускница Анапского медучилища Любочка Яблокова (девичья фамилия) и представить себе не могла, что в 1986 году она, молодой тогда специалист, окажется в Афганистане. К тому времени Люба уже пять лет работала по специальности и зарекомендовала себя отличным специалистом с твёрдым характером. Вызов в военный комиссариат не был случайным.

Изучив личное дело медсестры запаса Яблоковой, военком не сомневался: такие, как она, не подведут! После собеседования и оформления необходимых документов Любу Яблокову вместе с ещё одной анапчанкой Александрой Чивкуновой отправили из Краснодара в Ташкент для дальнейшей переброски в Афганистан, где медсёстрам и предстояло выполнить свой интернациональный долг.

В Кабуле вновь прибывших специалистов распределяли в афганские провинции: Джелалабад, Баграм, Герат, Кандагар и другие. Так Люба и оказалась в самой южной части страны, в 14 километрах от Пакистана — провинции Кандагар.
— Климат, конечно, не наш.

Это район пустыни Регистан, где жара круглогодично в дневное время доходит до 80 градусов. Земля разогревается, как кипящий на огне котел. А ещё змеи, скорпионы, фаланги. Местные жители находили спасение в мутной воде арыков, но она была заражена инфекцией, поэтому мы не рисковали купаться.

Самое страшное — жажда, которую невозможно ничем утолить. Там с водой, вообще, большие проблемы! Мы запрещали всем нашим пить некипяченую воду, но, к сожалению, многие из тех, кто воевал здесь, все же переболели гепатитом, — вспоминает Люба. — В Кандагаре нашим командованием был развернут крупный окружной госпиталь, к которому приписали 90 человек медперсонала: военных врачей и командиров отделений хирургии и терапии, специалистов-инфекционистов.

Вот здесь я поняла, что срочную медицинскую помощь нашим раненым, искалеченным войной 18-летним мальчишкам, оказывают лучшие врачи, работающие без выходных и праздников, оперирующие днем и ночью в любых условиях.

Любочке Яблоковой пришлось работать в инфекционном отделении, в блоке интенсивной терапии, где на лечении находились тяжелые больные брюшным тифом и малярией.

— Их часто привозили в бессознательном состоянии, и мы делали все, чтобы облегчить их боль и страдания. Запомнила одного парня: высокий, крепкого телосложения, с пышной копной соломенных волос, Иван Чемоданов. Поступил к нам с малярией, в тяжелом состоянии, с высокой температурой. Сколько времени мы с ним «возились», чтобы поставить на ноги! А он поправился и опять пошел воевать.

Только однажды привозят в госпиталь нашего Ивана, на этот раз подорвавшегося на мине, с оторванными ногами... Чувства, которые ты переживаешь в такие моменты, сейчас очень трудно описать. Это нечеловеческие испытания войны, искалечившей столько судеб! Кому нужна была эта война, непонятно. Мы, медсестры, врачи, тоже испытывали чувство страха, но подавляли его силой воли, ведь нужно было спасать раненых. А представляете тех, кто остался без рук, без ног, инвалидами на всю жизнь?!

Ребят с самыми серьезными ранениями, после операции, старались вывезти на родину, в Союз, сначала в Ташкент, а потом уже — в госпитали. Как сложилась их судьба?..

За 2 года работы в родном госпитале мы постоянно прятались во время обстрелов в бомбоубежище, хотя считали его уже готовой «братской могилой». Почему? Даже там не было надежного места для спасения. Наш госпиталь был выстроен за 2-3 месяца по системе быстровозводимых модулей облегченного типа.

Жилой военный городок — то же самое. Риск, что снаряд, летящий со свистом, попадет именно в госпиталь, был огромным, хотя и работали мы под эгидой «Красного креста», с поднятым над госпиталем флагом. При обстрелах из окон часто выпадали стекла, дрожали рамы и стены. Было очень страшно!

Любочка Яблокова выполнила свой интернациональный долг перед Родиной. Вернулась домой, стала работать в детской поликлинике, вышла замуж, родила двоих сыновей. Но до сих пор по ночам ей снится та проклятая война в Афгане, доказавшая, что долг побеждает страх.

По сообщению сайта Аргументы и Факты