Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Весь мой научный аппарат ломается»

Дата: 21 февраля 2011 в 23:10 Категория: Новости науки

\"Весь мой научный аппарат ломается\"

На пресс-конференции «Что получит арт-группа «Война» – государственную премию или тюремный срок?» искусствоведы Андрей Ерофеев и Андрей Ковалев при участии правозащитников вновь попытались решить, относятся ли акции «Войны» к искусству и чего заслуживают ее активисты.

21 февраля в Независимом пресс-центре была созвана пресс-конференция, посвященная арт-группе «Война», члены которой Олег Воротников и Леонид Николаев до сегодняшнего дня томились в питерских «Крестах». Формальных поводов для ее проведения было два: сегодняшнее рассмотрение дела об освобождении активистов и выдвижение арт-группы на премию «Инновация» за акцию «Х…й в плену у ФСБ». Для обсуждения этих важных вопросов НПЦ пригласил опального куратора «Запретного искусства» Андрея Ерофеева и его тезку искусствоведа Ковалева.

Помочь с юридической оценкой вызвались правозащитники из центра «Мемориал» Анна Каретникова и Стефания Кулаева, а также Александр Верховский – директор информационно-аналитического центра «Сова».

Основное внимание, как и ожидалось, забрали на себе искусствоведы. Тем паче, что Ерофеев не понаслышке знаком с тем, как проходит судебное преследование искусства. Ковалев, в свою очередь, был приглашенным защитой экспертом на процессе по «Запретному искусству», а сейчас может стать свидетелем защиты на процессе по делу об акции «Дворцовый переворот».

Главной темой обсуждения, как водится, стали сомнения в том, считать ли акции «Войны» искусством и – более глобально – что такое искусство вообще. Член жюри «Инновации» Ерофеев, разумеется, отнес акции группы «Война» к этой области человеческой деятельности по умолчанию, добавив, что они являются самыми известными произведениями русского искусства 2010 года. В ответ Ковалев, на правах независимого эксперта, посетовал, что доказывать суду принадлежность акции к искусству – весьма странное занятие. «Весь мой научный аппарат ломается, поскольку он для этого не приспособлен», – признался критик.

Однако, сменив на глазах у журналистов личину искусствоведа, на образ гражданина, Ковалев заявил, что если бы обвиняемым «влепили 15 суток», то и разговаривать было бы не о чем. «Уголовное преследование кажется мне чрезмерным», – объяснил он свою позицию.

Правозащитникам оставалось только помалкивать, тем более, что искусствоведческий спор все больше переходил в беседу об общечеловеческих ценностях с привлечением близких обоим специалистам примеров. Так Ерофеев провел параллели между «Войной» и «бульдозерной выставкой» 1974 года в СССР, а Ковалев вспомнил, что лишь очень немногие художники в Советском Союзе преследовались в уголовном порядке – в отличие от литераторов. В результате рассуждения привели его к предложению выдать «Войне» премию «Инновация» без всяких голосований, и тут уже Ерофееву пришлось пойти на попятную. Куратор сообщил, что премия – дело серьезное, голосование открытое и аргументированное, а жюри солидное и независимое, поэтому вся процедура должна быть соблюдена. «Премия – это не сострадание», – подытожил он, и коллеге-оппоненту пришлось с ним согласиться. Дабы закрепить свою позицию, Ерофеев напомнил, что всё искусство XX века конфликтно и провокативно, и ничего локально петербургского или российского в акциях «Войны» нет.

Когда искусствоведы, худо-бедно, пришли к консенсусу, наступило время выступлений правозащитников.

Члены «Мемориала» немедленно сообщили, что после публикации в «Газете.Ru» интервью Олега Воротникова ему ужесточили режим заключения, и центр сейчас решает, стоит ли признавать активистов «Войны» политическими заключенными. «Гражданскими активистами» членов «Войны» уже признали, а если «Мемориал» признает их еще и «политическими заключенными», то будет обязан оплачивать членам арт-группы адвокатов и «помогать ребятам другими способами».

Здесь вновь вступил Андрей Ерофеев, почувствовавший потребность дать не только искусствоведческую, но и эмоциональную оценку тому, что происходит с активистами «Войны». «Проявить к художникам такую жестокость, просто мстить им, пытать… У Олега Воротникова, как он сам пишет, просто отнялись руки, он не чувствует своих рук», – в сердцах заявил Ерофеев и призвал министерство культуры задуматься, что происходит с людьми, которые олицетворяют российскую культуру за рубежом.

Кроме того, он считает, что это не единичный случай и имеет место целая серия действий правоохранительных органов против культуры.

Впрочем, теперь искусствоведам и правозащитникам пора переключиться с Олега Воротникова на Леонида Николаева. Уже после окончания пресс-конференции стало известно, что петербургский суд освободил Воротникова под залог. Сумма залога составила 300 тысяч рублей. Ходатайство об освобождении второго фигуранта дела будет рассмотрено судом в четверг, 24 февраля.

По сообщению сайта Газета.ru