Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

АВИА: Без идиотизма никак не обойтись

Дата: 22 февраля 2011 в 02:50

26 февраля в петербургском киноцентре «Космонавт» соберется золотой состав возрожденной группы «АВИА». В редакции SPB.AIF.RU основатели и идеологи команды Алексей Рахов и Николай Гусев ответили на вопросы читателей сайта

«АиФ-Петербург»: — Скажите, пожалуйста, почему вы решили выйти на сцену после стольких лет перерыва восстановить это действие?

Николай Гусев: — В свое время у нас была очень бурная концертная деятельность. «АВИА» образовался в 1986 году, потом прибавилась физкультурная группа. У нас была задача сделать сценическое действие, как огромный такой «кулак», основанный на советском авангарде 20-х годов.

«АиФ-Петербург»: — Почему вы взяли за основу именно 20-е, 30-е годы?

Николай Гусев: — Потому что в это время происходили очень революционные вещи в плане искусства: рушились старые стереотипы.

«АиФ-Петербург»: — А 80-е, 90-е года? Ведь в этом время тоже много произошло изменений…

Николай Гусев: — С одной стороны много изменений, а с другой – все уже вошло в какие-то устоявшиеся формы: традиционный русский рок, арт-рок. И когда я понял, что вокруг не слышно такой музыки, которая бы мне абсолютно нравилась, я решил такую музыку сам придумать. Мы уцепились за авангард начала прошлого века. Тогда появились абсолютно новые формы. Все имело такой наступательный характер, близкий к рок-н-роллу. И опять же, в перестроечное время, все были увлечены обэриутами (ОБЭРИУ – «Объединение реального искусства», в которое входили И. Бахтерев, А.Введенский, Д. Хармс и др. – прим. SPB.AIF.RU). Мы были объединены стремлением сделать что-то новое. А сейчас…

Алексей Рахов: — Да ничего подобного сейчас не происходит. То, что было – это и осталось.

Николай Гусев: — Группу «АВИА» никто не распускал. Проект заморозили, когда идея себя исчерпала. Каждый пошел своим путем. Хотелось все время делать новое и новое. Но, как сказал Алексей, ничего подобного так и не появилось. И нам захотелось всем этим снова заняться. Толчком послужил день рождения Алексея Рахова, на котором мы собрались и выступили перед зрителями. Тогда мы поняли, что «АВИА» до сих пор актуально. Потому что мало, что изменилось с тех времен

Алексей Рахов: — Да, на самом деле, на этом концерте абсолютное большинство людей сказали, что это было лучшим выступлением «АВИА». После этого мы сделали несколько пилотных концертов в Москве и Питере, чтобы самим понять, интересно это нам с музыкальной точки зрения. И мы увидели, что люди, пришедшие на концерт, плясали и радовались …

Николай Гусев: — Наше творчество нельзя назвать сатирой, это другая история. Но, конечно, какой-то определенный сатирический заряд есть. Как выяснилось с течением времени, никуда не делись объекты сатиры. Как рожи поперек себя шире сидели, так и сидят. Догмы как главенствовали, так и главенствуют.

Алексей Рахов: — Сейчас в нашей стране сплошная пропаганда позитива: «Россия! Россия!». Даже через край идет. А у нас песни радостные — «Проснись и пой!».

Николай Гусев: — У нас не казенный оптимизм, а настоящий!

Алексей Рахов: — Все от души. Не придуманные песни на заказ о любви к Родине, а песни, созданные людьми, которые вложили в них душу, любовь и талант.

«АиФ-Петербург»: — Забавно, эстетика 20-х, 30-х годов, которая была для вас актуальна в начале 90-х, актуальная и сейчас.

Николай Гусев: — Конечно! Как к этому не относись, а это очень мощная, очень дикая тоталитарная вещь, очень наступательная.

«АиФ-Петербург»: — Вы выступаете в жанре «тоталитарный СКА». Что это за жанр такой?

Николай Гусев: — Это получилось случайно. СКА – музыка очень веселая. В тоталитаризме заключена мощь. Получился такой мощный, крепкий и хороший жанр! Наступательная музыка! Опять же, никто в рок-н-ролле не использует эстетику марша.

Алексей Рахов: — Хотя странно, в марше 1-я и 2-я сильные доли, а в СКА — наоборот, 3-я, 4-я. Какой парадокс. Два стиля, практически несовместимых, удалось совместить.

Николай Гусев: — Кроме нас никто не использует такую сильную ритмическую основу. Поэтому снова стало интересно показать, что и так может быть. Еще раз подчеркиваю «АВИА» – это не сатира, а балансирование на грани величия и идиотизма. А идиотизм человеческий не исчерпаем, он никуда не девается. Во все времена есть.

«АиФ-Петербург»: — Воспевать величие и идиотизм – это правильно?

Николай Гусев: — Да, конечно.

Алексей Рахов: — Как творческий прием.

Николай Гусев: — Во всяком идиотизме есть величие, во всяком величии есть идиотизм.

Алексей Рахов: — Даже если воспевать величие жизни или величие смерти, то без идиотизма никак не обойтись.

«АиФ-Петербург»: — Не раз я слышала о том, что сейчас ничего не происходит в рок-н-ролле. Никаких прорывов. С вашей точки зрения, это правда?

Николай Гусев: — С одной стороны – да. Абсолютно новое, радикальное в музыке довольно трудно ожидать из-за обилия музыкального материала. А с другой стороны, есть вечнозеленые темы.

Если возвращаться к истории, то в конце Серебряного века произошел литературный прорыв. Потом – раз, и некоторое снижение градуса восприятия. Литература ушла потихоньку в более узкий круг. С рок-н-роллом произошла примерно такая же история. Сначала взрыв, но постепенно массовая популярность сошла «на нет». Характерно, что если раньше говорилось, вот помнишь, альбом вышел, и мы все обсуждали, какое там соло как сыграли, то сейчас больше обсуждают клип, видеоряд на такую-то песню.

Рок-н-ролл никуда не делся. Просто он уже не является музыкой массовой. Конечно, идет обновление в роке, но оно не такое оглушительное. Это уже не революционное развитие, а более спокойное, поступательное.

Музыка ушла в подполье. Прорывы есть, но их никто не слышит и не видит. Очень с большим сочувствием отношусь к молодым музыкантам, потому что труба полная!

«АиФ-Петербург»: — С точки зрения финансов или идеологии?

Николай Гусев: — Иногда финансовая составляющая страшнее идеологической. В Питере много хороших групп активно концертирующих. Все хорошо играют. Со сценическим действием все в порядке. Вот, например, группа «ОТОМОТО» сделали программу, выступили в клубе. На концерт пришли 50-60 друзей. Потому что нет никакой музыкальной индустрии. Нет никакой рекламы, кроме интернет-рассылки. Опять же они записали альбом и подумали, что жизнь изменится. Вложили душу в это. Выходит запись, — что дальше? Дальше ничего. И опять камень в воду.

«АиФ-Петербург»: — Интернет же появился!

Алексей Рахов: — Не нужно переоценивать значение Интернета. Это тоже работа, тоже маркетинг. Все эти «случайные звезды» большей частью, на 80% — работа людей по раскрутке в Интернете. Я в Интернете сижу – мне шлют видео. Я жму «удалить все». Мне не интересно. Человек, помимо того, что он должен получить видео с песней, он ещё его должен посмотреть как-то. Как заставить посмотреть? У меня всегда интерес, если появилась в Интернете песенка и десятки тысяч просмотров. Как, люди, не зная исполнителя и песни, взяли и щелкнули – именно эту песню посмотрели? Значит, что-то было ещё произведено. Может, и не было этих 10 тысяч просмотров. Может это утка. И просмотры сделаны при помощи специальных программ. Но 10-20% действительно повезло. Их посмотрели. Но в 80% случаях — это грамотно проведенная рекламная компания.

«АиФ-Петербург»: — А сколько будет на сцене «Космонавта» человек?

Николай Гусев: — Тринадцать человек: пятеро музыкантов, шесть девочек и Антон Адасинский, выступающий и как музыкант и как руководитель физкультурной группы и еще один барабанщик.

«АиФ-Петербург»: — Расскажите про эту физкультурную группу. Как она появилась, как вы отбираете девочек?

Николай Гусев: — После распада группы «Странные игры» в «Авиа» мы поначалу играли втроем (в состав входили Николай Гусев, Алексей Рахов, Александр Кондрашкин). Собственно «Странные игры» разошлись потому, что у участников оформились довольно разные музыкальные предпочтения.

Алексей Рахов: — Первоначальный состав был такой: барабаны, саксофон и клавиши. Можете представить себе группы с таким составом? Такого ещё не было.

Николай Гусев: — Нам была интересна изобразительная, зрительная музыка. А в ту пору мы уже давно дружили с Антоном Адасинским, который был участником театра «Лицедеи». Мы часто общались, и вот, пришли к тому, что должно на сцене: не «зримая песня» и не аккомпанемент к театральному действию. И мы создали свою собственную историю. И у нас появилась саксофонная группа, два человека. Может, они не очень хорошо играли, но зато двигались хорошо. А потом уже пришли к выводу, что есть такое понятие «задник», — картинки какие-то, а сделаем-ка мы живой задник! Живая картинка, которая будет постоянно двигаться. И Антон, как раз тогда ушел из «Лицедеев», и стал набирать студию.

Поскольку, музыка была марш и очень ритмичная, эстетика была такова, что девочки нужны были поплотнее и габаритнее. Собственно, он начал набирать эту компанию в ту студию. Сейчас, к сожалению, это будут уже не те самые девушки. Но история она на каком-то витке повторяется. Антон сейчас в Дрездене. У него театр «Дерево» там. А здесь у него есть студия, куда он приезжает, дает мастер-классы. Вот на базе этой студии он и набрал девочек.

«АиФ-Петербург»: — Вы вместе выступали?

Николай Гусев: — Нет, первый раз будем.

«АиФ-Петербург»: — Если я правильно поняла, эти концерты – они же единичные. Сейчас в Питере, потом в Москве. Жалко же идею. Дальше-то что будет?

Николай Гусев: — Посмотрим! Мы же не говорим о том, вот все, дальше остановимся. Посмотрим, как пройдет. Как вдохновит.
 

По сообщению сайта Аргументы и Факты