Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Интервью Карима Масимова радиостанции «Эхо Москвы»

Дата: 22 февраля 2011 в 07:50 Категория: Новости политики

echo.msk.ru, 21 февраля

Гости: Карим Масимов, премьер-министр Казахстана
Ведущие: Наргиз Асадова
Передача: Интервью
Понедельник, 21.02.2011

Н. АСАДОВА – Добрый день. В студии «Эхо Москвы» премьер-министр Казахстана Карим Масимов. Добрый день.
К. МАСИМОВ – Добрый день.
Н. АСАДОВА – Начнем. Я первый раз в Казахстане, у вас замечательная страна. Очень холодно, правда, но солнечно. У нас масса тем для обсуждения и в частности сейчас уже почти год прошел после формирования Таможенного союза. Уже можно подводить какие-то первые итоги. Какие они?
К. МАСИМОВ – Я считаю, что создание Таможенного союза это первый реалистичный проект на постсоветском пространстве, который имеет конкретные результаты. Я думаю, что Таможенный союз состоялся как институт, и первые предварительные итоги работы Таможенного союза показывают, что товарооборот между странами Таможенного союза увеличился. Что реакция бизнеса очень адекватная на возможности Таможенного союза. Но в то же время есть определенные шероховатости. То есть не весь бизнес стран-участников Таможенного союза до конца осведомлен о тех возможностях, которые существуют. Но я думаю, что эти трудности достаточно объективные. И в ближайшие 2-3 года мы увидим перераспределение и инвестиций и товарооборота, которые адекватно будут реагировать на возможности нового объединения.
Н. АСАДОВА – А таможенные пункты между Россией и Казахстаном уже убраны или еще функционируют?
К. МАСИМОВ – По договоренности таможенные пункты между Россией и Казахстаном будут существовать до 1 июля 2011 года. Начиная с 1 июля 2011 года, все таможенники с нашей границы уходят. То есть пересечение будет свободное.
Н. АСАДОВА – Следующий этап – единое экономическое пространство. Я помню, что Казахстан планировал получить доступ к магистральным трубопроводам для экспорта в Европу своих энергоносителей. Насколько я знаю, в конце 2010 года были подписаны документы о формировании единого экономического пространства. Но среди них я не увидела соглашения, которое регулировало бы поставку энергоносителей странами-участницами в третьи страны. При этом вы в сентябре 2010 года в интервью «Коммерсанту» говорили, что без решения этого вопроса нет смысла вообще создавать единое экономическое пространство. Соответственно у меня вопрос: это еще недостигнутое соглашение или уже не достигнутое?
К. МАСИМОВ – В конце 2010 года были подписаны все необходимые документы о создании единого экономического пространства. Для того чтобы единое экономическое пространство в полном объеме начало свою работу, необходима ратификация этих документов в парламентах трех стран. Белоруссия уже ратифицировала все соглашения, Казахстан – в процессе ратификации и РФ – в процессе ратификации. Я уверен, что это должно пройти нормально, единое экономическое пространство оно вступит в свои полные права с 1 января 2012 года, как мы и предполагали. Действительно позиция казахстанской стороны в переговорном процессе заключалась в том, что мы должны иметь равный доступ к инфраструктуре нефте — и газопроводов через РФ. Для того чтобы мы могли получать экспорт адекватный. В процессе переговорного процесса мы достигли следующего соглашения – что Казахстан будет получать адекватную цену на входе в российскую нефтегазотранспортную цену. Мы не имеем пока на сегодняшний день возможности экспортировать через всю систему до конечного потребителя, но казахстанские экспортеры имеют право получать адекватную цену. Это нас устраивает.
Н. АСАДОВА – То есть будет ниже цена для Казахстана, чем скажем, для Туркмении, которая не будет входить пока в единое экономическое пространство, например.
К. МАСИМОВ – Для Казахстана цена на сам продукт, то есть на нефть и газ будет аналогична той цене, если бы мы имели возможность продавать сразу на европейский рынок.
Н. АСАДОВА – Я знаю, что вы планируете увеличить экспорт энергоносителей в ближайшее время, в ближайшее десятилетие и конечно же вас интересует европейский рынок. Какие пути доставки, транзита ваших энергоресурсов в Европу есть помимо транспортной системы России?
К. МАСИМОВ – Я уже об этом говорил в ряде интервью. Я сейчас хотел бы повторить свою позицию по этому вопросу. Казахстан на 1 января 2011 года экспортирует полтора миллиона баррелей в день. К 2020 году по нашим планам наши экспортные возможности увеличатся до примерно 3 миллионов баррелей в день. То есть увеличение будет в два раза происходить. Мы будем экспортировать через территорию российской трубопроводной системы, то есть это традиционная Транснефть, «Газпром», плюс КТК. Столько, сколько будет возможностей переварить через эту систему. Помимо этого мы придерживаемся позиции многовекторности экспорта наших энергоресурсов, что означает мы будем использовать систему Баку-Тбилиси-Джейхан. И мы будем использовать систему экспорта в направлении Китая. По нашему развитию мы должны еще работать над тем, чтобы увеличивать мощности экспорта. Если будет решен вопрос окончательно по дополнительному расширению Каспийского трубопроводного консорциума, мы будем в этом направлении двигаться. Если у нас будут какие-то заминки, мы будем двигаться в других направлениях. Я об этом уже говорил и я еще раз подтверждаю свою позицию по этому вопросу.
Н. АСАДОВА – О чем вы точно не говорили, но о чем говорил президент Казахстана в своем недавнем послании, он предложил подписать энергетическую хартию между ЕС и Казахстаном. Никаких подробностей я лично в прессе не видела. Зачем вы хотите подписывать такую хартию и чего вы хотите таким образом добиться?
К. МАСИМОВ – Вы правы, я об этом не говорил. Но об этом говорил президент нашей страны в своем послании. О том, что Казахстану нужно подписать соответствующую хартию с ЕС по этому вопросу. Это находится пока только в самом начале пути, то есть мы пока еще не приступали даже к переговорному процессу с ЕС по этому вопросу. Но суть этого предложения должна быть в том, что Казахстан является ответственным и полноценным поставщиком энергоресурсов, и если Казахстан на себя берет обязательства по поставке энергоресурсов, то он их будет выполнять. Более подробно я, к сожалению, вам сегодня сказать не могу.
Н. АСАДОВА – Эксперты российские очень много высказывались на эту тему, в частности предположили, что возможно Казахстан рассмотрит для себя участие в проекте «Набукко». Чтобы дальше развивать транзит в сторону Европы. Так это или нет?
К. МАСИМОВ – У нас было много разговоров про развитие нефтепроводов, газопроводов на сегодняшний день. Пока вопрос присоединения к «Набукко» на повестке дня не стоит.
Н. АСАДОВА – Нам на сайт очень много пришло вопросов к вам и в частности житель Казахстана вас спрашивает, Предприниматель Актобе, Казахстан: «Зачем нам общее экономическое пространство с Россией? Может быть, достаточно Таможенного союза? Недавно Кудрин сказал, что у России скоро появятся социальные проблемы. Уже сейчас их пенсионный фонд перегружен. Не будем ли мы в общем экономическом пространстве платить пенсию российским пенсионерам?»
К. МАСИМОВ – Во-первых, я считаю, что единое экономическое пространство необходимо и для РФ, и для Казахстана, и для Белоруссии. В частности для Казахстана я считаю, что это необходимо, потому что дальнейшее развитие Казахстана без расширения возможности экспорта своей продукции, а значит привлечения соответствующих инвестиций в какой-то момент затормозится. Поэтому это осознанное решение, я считаю, что для предпринимателя, предпринимателей в целом это имеет очень большие возможности. Как для казахстанских, так для российских, так и для белорусских. С точки зрения, я не хочу комментировать высказывание Кудрина, это внутреннее дело РФ. Но с другой стороны макроэкономическая ситуация во всех трех странах несомненно будет влиять на позицию других стран в том числе. Поэтому как руководитель правительства одной из трех стран я выражаю большую уверенность в том, что макроэкономическая мысль и позиция российского правительства позволит привести Россию к более быстрым темпам роста и более быстрому наполнению бюджета, о чем говорил Кудрин в своем последнем выступлении в Красноярске.
Н. АСАДОВА – Хорошо, будем считать, что вы успокоили гражданина Казахстана. Тогда у меня вопрос следующий. Создание единого экономического пространства, в какой-то перспективе предполагает создание единой валюты? Да или нет?
К. МАСИМОВ – Вопрос о создании единой валюты на территории единого экономического пространства на сегодняшний день не стоит.
Н. АСАДОВА – Понятно. Хорошо. Тогда еще такой вопрос. Тоже от нашего слушателя, его зовут Александр Сидоров: «Занимается ли правительство Казахстана вопросом отмены или упрощения визового режима со странами ЕС, как это делает РФ?»
К. МАСИМОВ – РФ, руководство РФ очень часто поднимает этот вопрос с ЕС, на наш взгляд, чем быстрее это произойдет у РФ, тем легче будет для Казахстана присоединиться к этому процессу. Я думаю, что РФ на более глубокой стадии переговоров, на мой взгляд, находится с ЕС, чем мы. В каком-то будущем мы тоже к этому процессу присоединимся. Пока мы так глубоко этот вопрос не ставили.
Н. АСАДОВА – Еще одно совместное присоединение к международной организации. Это, конечно же, ВТО. Я не буду вас спрашивать, вместе мы будем вступать как в Таможенный союз или по отдельности, вы много раз на этот вопрос отвечали. Я спрошу по-другому: есть ли какой-то календарь, вот когда Казахстан на ваш взгляд реально может вступить в ВТО, когда ВТО примет Казахстан в свои ряды?
К. МАСИМОВ – В конце января я принимал участие в Давосском форуме, также там принимала участие и российская делегация. Мы проводили переговоры, часть переговоров вместе, часть – раздельно. Я считаю, что у Казахстана, как и у РФ есть реальная возможность до конца 2012 года стать членом ВТО.
Н. АСАДОВА – У России мы много раз слышали, какие препятствия, это авторские права, пиратские копии, а вот у Казахстана какие главные проблемы?
К. МАСИМОВ – До создания Таможенного союза Казахстан вел отдельные переговоры по вступлению в ВТО. РФ отдельно, после создания Таможенного союза мы сейчас выходим на некоторые усредненные договоренности, и вот сейчас идет вопрос переговоров с теми странами, с которыми мы уже достигли определенных соглашений на некоторые унифицированные позиции. Я считаю, что мы во многом продвинулись, я думаю, что в течение 2010 года и РФ и Казахстан намного сильнее приблизились к вступлению в ВТО. У России больше политических моментов, у Казахстана больше технических.
Н. АСАДОВА – Обтекаемо. Я тоже много раз слышала о ваших планах выйти на мировые биржи, на Лондонскую, Гонконгскую с акциями части государственных предприятий. И я почему-то ни разу не слышала о ваших намерениях выйти на московскую биржу. Понятно, что сейчас объединяется ММВБ и РТС. И Москва себя позиционирует как региональный центр финансовый на постсоветском пространстве. В московской бирже вы собираетесь участвовать?
К. МАСИМОВ – Я считаю, что у России есть объективные конкурентные преимущества для создания Москвы как международного финансового центра. Мы в Казахстане в Алма-Ате тоже имеем такой проект. Региональный финансовый центр, но это больше региональный Центральной Азии. Москва может стать именно мировым финансовым центром. Я думаю, что когда российская площадка, я думаю, что это может произойти в ближайшие несколько лет, целенаправленная работа в этом направлении достигнет такого уровня, то и мы заинтересованы в том, чтобы котироваться, имеется в виду казахстанские компании, чтобы котироваться на московской бирже. Я думаю, что это следующее направление в рамках и Таможенного союза и Единого экономического пространства – развивать для нашего объединения такую площадку как Москва. Но над этим надо еще поработать.
Н. АСАДОВА – Хорошо. Также президент Нурсултан Назарбаев говорил о том, что пройдет приватизация части государственных предприятий, и у нас довольно много вопросов пришло на сайт в связи с этой приватизацией грядущей. Какие предприятия вы планируете отдать для приватизации, и на каких условиях она будет проходить? Это будет только для граждан Казахстана или иностранцы тоже смогут принять участие в этом?
К. МАСИМОВ – В Казахстане фондовый рынок и развитие рынка акций находится не в таком развитом состоянии даже по сравнению с другими участниками единого экономического пространства. Поэтому помимо задачи приватизации еще стоит задача развития внутреннего фондового рынка. Поэтому то, о чем говорил президент Казахстана в своем выступлении, оно подразумевает продажу акций в первую очередь для граждан Казахстана и пенсионных фондов Казахстана. Причем стоимость этих акций для этой категории населения должна быть ниже рыночной. Для того чтобы граждане Казахстана потом, продавая эти акции на рынке, могли получать какую-то дополнительную прибыль. То есть это так сказать, при IPO, потом в последующем, когда компания будет выходить на IPO, по замыслу стоимость должна быть выше. У так называемых народных IPO по миру есть масса как положительных, а еще больше отрицательных примеров и опыта в разных странах. Здесь очень важно выйти вовремя, то есть выходить на рынок нужно, не когда цены находятся на пике. Потому что, как правило, финансовая грамотность в наших странах оставляет желать лучшего. Над этим надо еще поработать. И люди не должны покупать акции на пике стоимости. А наоборот. Я думаю, что сейчас очень подходящий момент, когда это можно сделать. Какие компании будут участвовать, мы сейчас над этим работаем. Мы работаем сейчас на данном этапе с рядом консультантов, которые станут официальными консультантами правительства по этому вопросу. Я думаю, что 2011 год как раз будет посвящен предварительной работе, а такая активная фаза – все-таки вторая половина года. Потому что надо хорошо подготовиться и население подготовить и чтобы все вошли. А уже на вторичном рынке кто угодно будет иметь возможность их покупать. Какие компании – реально самый… всех казахстанских компаний это и национальная нефтегазовая компания, и электрическая компания, железнодорожная компания. Которые на сегодняшний день являются сто процентов государственной собственностью.
Н. АСАДОВА – В связи с этим вопрос от Сергея Домнина, человек знает, о чем говорит, он журналист: «Здравствуйте, Карим Кажимканович! На какой стадии находятся переговоры по поводу покупки доли для КазМунайГаза в нефтегазоконденсатном месторождении Карачаганак? Есть какие-то подвижки по срокам начала разработки Кашагана?»
К. МАСИМОВ – Действительно человек, который задает вопрос, он очень хорошо подготовлен, в теме, поскольку этот вопрос на повестке дня сегодня находится. И по тому, и по другому вопросу уполномоченный орган в лице Министерства нефти и газа ведет переговоры. К сожалению для вас, я больше сказать не смогу. Поскольку сейчас идет переговорный процесс, пока результатов я сказать не могу.
Н. АСАДОВА – Хотя бы календарь. Когда он закончится?
К. МАСИМОВ – В этом году закончится.
Н. АСАДОВА – Хоть что-то. Мы говорили о процессах модернизации, приватизации, это процессы актуальные для всего постсоветского пространства. И в частности в России очень много шума вокруг этого проекта Сколково. Скажите, есть ли в Казахстане примеры, такие как Сколково, и считаете ли вы для Казахстана это правильным путем развития или у вас какие-то другие интересные есть проекты?
К. МАСИМОВ – Я, к сожалению, в Сколково не был. Но обязательно в следующую поездку в Россию с большим удовольствием хотел бы съездить и посмотреть. То есть та информация, которой я обладаю относительно Сколково, это больше то, что я читаю в СМИ, вокруг очень много разговоров, и положительных, и разных разговоров по этому вопросу. Поэтому я не могу объективно оценивать и говорить свою оценку относительно Сколково. В Казахстане проектов, подобных Сколково нет. И пока на повестке дня такие вопросы не стоят. Мы в Казахстане решили пойти несколько другим путем. Мы решили развивать научные центры. А уже вокруг научных центров чтобы образовывались проекты, связанные с инновацией и индустриализацией.
Н. АСАДОВА – Так, по-моему, в Японии делают.
К. МАСИМОВ – В разных странах есть разные подходы по этому поводу. Мы на территории Астаны создали уже университет, который носит имя первого президента и партнерами этого университета в основном являются американские учебные заведения. Так мы для себя приняли решение, что образование в этом университете будет идти на английском языке. Я считаю, что язык инноваций это пока на сегодняшний день язык английский. И мы считаем, что именно за счет развития университета и науки вокруг этого университета, мы сможем привлекать инновации в нашу среду. Но мы только в самом начале этого пути. Этот университет только появился. И пока таких ощутимых видимых результатов нет. Но нам было бы очень интересно, чтобы у Сколково был большой успех и мы бы с проектом Сколково через университет работали.
Н. АСАДОВА – По поводу университета имени Назарбаева, какая направленность, это что-то вроде технологического университета или есть гуманитарные науки или это фундаментальные науки.
К. МАСИМОВ – Мы пошли по такому пути, на сегодняшний день ведутся переговоры о создании там 5-7 факультетов. У каждого факультета есть партнер в лице признанного пока на сегодняшний день американского вуза. Студенты, которые обучаются, будут получать двойной диплом. И вокруг этого же университета создаются научные лаборатории. Это очень амбициозный проект, очень непростой. Я думаю, что пока на территории постсоветского пространства аналогов нет, поэтому и направления, которое мы взяли, они связаны с теми потребностями, которые мы считаем важными для развития на территории Казахстана.
Н. АСАДОВА – Но пример хотя бы.
К. МАСИМОВ – Медицина. Вопросы, связанные вокруг медицины, такие как продолжительности жизни, вопросы, связанные с биологией, а через биологию возможности введения инноваций в сельское хозяйство, которое является важным для Казахстана. Возможности привлечения развития в так называемый инструментальный центр. Это развитие новых технологических процессов на территории Казахстана. С прикладным применением для тех отраслей промышленности, которые у нас наиболее развиты, это нефтегазовая промышленность, некоторая машиностроительная промышленность, опять же в кооперации с уже действующими центрами, в первую очередь на территории США. Это развитие альтернативных видов энергетики, ветровой, солнечной…
Н. АСАДОВА – Да, ветров у вас немало.
К. МАСИМОВ – Ветров нормально. Ну и в будущем на развитие атомной энергетики.
Н. АСАДОВА – А с какими, если не секрет, вузами американскими вы сотрудничаете?
К. МАСИМОВ – Это вузы достаточно все известные. Это и Гарвард, и Университет Дьюка, и Джорджтаун, и так далее. Все университеты, то есть первые 25 вузов США.
Н. АСАДОВА – Еще одна уникальная образовательная программа, которую давно уже приняли в Казахстане. И о которой я, честно говоря, услышала в Америке. Была очень приятно удивлена. Это «Болашак». То есть когда государство отдает стипендию детям, которые учатся в ведущих вузах мира, и затем они должны вернуться в страну и отработать 5 лет или сколько. Сколько человек, если не секрет, прошли уже по этой программе и насколько я понимаю, многие сотрудники администрации президента, да и правительства это те когда-то дети, которые заканчивали Гарвард, Оксфорд, Пекинский университет и так далее. Каковы результаты этой программы на ваш взгляд?
К. МАСИМОВ – Программа «Болашак» появилась в Казахстане по инициативе нашего президента Назарбаева в середине 90-х годов. То есть ежегодно имеют возможность быть направлены до 3 тысяч человек. Реально такое количество не набирается. То есть тысяча и более человек. По этой программе уже за эти 15 лет прошли подготовку десятки тысяч человек. Большинство из них вернулись в Казахстан. Большинство из них имеют возможность сразу попасть на государственную службу. То есть они, во-первых, обязаны вернуться в Казахстан и на первом этапе мы требовали работу на государственной службе или в национальных компаниях, сейчас мы приветствуем возвращение просто в Казахстан и работу во всех секторах экономики. Я думаю, что треть, наверное, точно уровня зам. министров и ответственных работников национальных компаний это все выпускники этих вузов. И надеемся, что скоро уже и министры появятся. А может быть в будущем и премьер-министры, которые прошли через это обучение и достигли определенных результатов. В чем основное преимущество выпускников, которые прошли по этой программе. На мой взгляд, это то, что во многом система и принципы обучения, которые они с собой принесли, они подразумевают не запоминание какой-то информации, как мы учились в свое время, а возможность думать глубже и задавать вопросы в первую очередь самому себе и дальше. То есть самообучающаяся такая программа. На этом же принципе построено обучение и в новом университете.
Н. АСАДОВА – А как вы мотивируете людей возвращаться? То есть я думаю, что довольно большое количество например, российских детей, студентов, которые уехали учиться в Америку, Англию, многие там и остаются. Я знаю, что довольно большой процент казахских детей возвращается на родину. Как вы их мотивируете?
К. МАСИМОВ – Я думаю, главная мотивация в Казахстан – что здесь появляется больше возможностей. Даже если человек остается жить в США или в Англии, может быть качество жизни пока еще повыше там, но возможности, которые предоставлены у тебя на родине, они неизмеримо высоки. То есть я думаю, что это мотивация внутренняя, то есть возможность достижения какого-то успеха и даже такое слово как «патриотизм», которое иногда кажется заезженное, оно имеет очень большое значение. У нас есть один пример, одна лаборатория, связанная с биологией, фактически она вся составлена из тех людей, которые работали, выпускники по этой же программе «Болашак», но поработали определенный период в американских лабораториях, но вернулись назад. Но, во-первых, мы оборудование им купили такое, до которого у них может быть руки никогда не дошли, живя они в США. А с другой стороны мы смогли им создать такой микроклимат инновационный. То есть они в этой среде начали работать между собой. Кстати, я со многими из них беседовал, в том числе с учеными, почему вы не хотите вернуться, работаете в такой-то лаборатории. Он говорит: главное для инновационной среды, для научной среды – возможность общения, возможность самопродвижения. А не только зарплата и не только оборудование. Вот это такой вопрос, то есть наша задача – создать такую инновационную среду. Я думаю, что эффект от этих выпускников, он будет лет через 10 очень конкретный. То есть когда им станет уже за 40, сейчас им 30 с небольшим, когда им будет за 40 и ближе к 50, они смогут сыграть очень большую роль в нашем развитии.
Н. АСАДОВА – Еще несколько вопросов от наших слушателей. Алтын из Караганды вас спрашивает: «О статусе государственного языка вы сказали, что к 2020 году 95% населения будут говорить на казахском языке. Вам не кажется, что такие перспективы приведут к тому, что русскоязычное население будет уезжать?»
К. МАСИМОВ – Во-первых, мы не хотим, чтобы русскоязычное население уезжало из Казахстана. А во-вторых, я думаю, что русскоязычное население из Казахстана уезжать не будет. Потому что мы постараемся создать такие условия, чтобы комфортно всем было. Я думаю, что здесь таким насильственным путем этого делать нельзя. То есть переламывать палку. Но создать мотивацию для того, чтобы был интерес к изучению языка, необходимо. Но с другой стороны я считаю, что это нормально, что в Казахстане на казахском языке должны говорить. Я думаю, что из всех стран постсоветского пространства только мы остались, где еще 95% не говорят на коренном языке. Это нормально, то есть мы должны к этому подойти. Но подходить к этому нужно очень осторожно. То есть ориентир это все-таки на молодежь. В первую очередь на выпускников школ, молодое поколение. То есть туда. То есть когда человеку за 50, уже сложно его заставить менять свой образ жизни. Молодежь это совершенно другой вопрос.
Н. АСАДОВА – Но, тем не менее, есть такие процессы, тенденции, даже в соседней Киргизии, например, когда мы слышим, что хотят назвать все села с русскими названиями с советского времени оставшиеся по-киргизски. И люди русскоязычные в частности, которые там живут, конечно, этим недовольны. Нет ли таких тенденций в Казахстане?
К. МАСИМОВ – Я думаю, что за 20 лет нашей независимости и под руководством нашего президента к этому вопросу в Казахстане подходили всегда очень взвешенно. То есть вы же не слышали за весь этот период, что какие-то были резкие движения сделаны, что вызывало бы недовольство русскоязычного населения. Как раз наоборот, я повторюсь, у нас проблема не в том, что мы не говорим по-русски, а в том, что мы плохо говорим по-казахски.
Н. АСАДОВА – Я от себя могу добавить, что я первый раз в Казахстане и у меня нет проблем с русским языком, практически все надписи дублируются, и еще не один человек, которого я встретила, не отказался мне ответить по-русски. Еще один вопрос о языке от Александра из Омска: «Карим Кажимканович, скажите точно – вы собираетесь всю техническую документацию предприятий и организаций переводить на казахский язык?»
К. МАСИМОВ – Я думаю, что в отдаленном будущем, наверное, к этому придется придти. Но в какие сроки мы к этому подойдем, я пока ответить не могу. Сейчас речь идет о том, что делопроизводство должно быть на казахском языке. Будущее покажет. Может быть, нам придется и на английском языке читать эту документацию.
Н. АСАДОВА – Поговорим тогда о международных делах. Тем более что вы не только премьер-министр, экономист, но еще и профессиональный востоковед. Насколько я знаю, сейчас представители НАТО ведут переговоры с азиатскими странами, бывшими республиками Советского Союза об обратном транзите из Афганистана так называемых нелетальных грузов. С Казахстаном, насколько я знаю, тоже ведутся такие переговоры. Вы собираетесь предоставлять свою территорию для такого транзита, и на каких условиях?
К. МАСИМОВ – Вопрос транзита грузов через территорию Казахстана, грузов НАТО в Афганистан и обратно имеет место быть. Но чтобы попасть в Казахстан или наоборот из Казахстана, нам нужно пройти через территорию РФ. Мы данную позицию согласовываем в рамках ОДКБ, поэтому позиция наша по этому вопросу будет общая и согласованная, в том числе и с руководством РФ.
Н. АСАДОВА – Понятно. Опять обтекаемо. То есть вы еще и профессиональный дипломат. Хорошо. Тогда еще один вопрос тоже, как ни странно очень многие слушатели прислали нам в том или ином виде этот вопрос. Сейчас в странах Ближнего Востока идут некие тенденции, то есть свержение правительств. И разные причины называются. Коррупция тотальная, нет социальных лифтов, у молодого населения нет возможности расти в своих странах. То, что очень долго у власти находится один человек или одна семья. И соответственно вопрос такой, во-первых, согласны ли вы, что именно это стало причиной того, что сейчас происходит на Ближнем Востоке, а во-вторых, не считаете ли вы, что есть такая же угроза для Казахстана?
К. МАСИМОВ – Процессы, которые на сегодняшний день проходят на Ближнем Востоке, в Тунисе, Египте, сейчас в эти дни и в других арабских странах, они во многом мировые элиты застали врасплох, я бы так сказал. Поскольку традиционные причины, вызывающие недовольство, они на тот момент во многих странах отсутствовали. И если вернуться назад на два месяца назад на декабрь, то никаких предпосылок для этого на первый взгляд не было. То есть экономика Египта развивалась, ВВП с хорошим процентом. Пять процентов, по-моему, за прошлый год. Рост золотовалютных резервов. Индустриальная программа неплохо и так далее. То есть все причины базовые, из-за чего в прошлом возникали какие-то катаклизмы, они отсутствовали. Первопричина, значит, была в чем-то другом. Сейчас, наверное, трудно сказать, в чем основная причина, мы еще должны изучать все эти процессы и потом по итогам наверняка будут какие-то обобщения. Но на первый взгляд оказывается, что основоположниками или те, кто толкали все эти революции, как бы они там ни назывались, это были люди образованные. То есть это люди, имеющие высшее образование, но у которых в перспективе не было определенных социальных лифтов, они не видели перспективы большой двигаться вперед. И вот эта группа новоявленная, даже не знаем, каким словом сейчас их назвать, она и выступила на первом плане. Я думаю, что правительства всех стран должны очень внимательно посмотреть на причины. Должны сделать определенные выводы. Нужно еще раз внимательно посмотреть на последствия мирового финансового экономического кризиса, который только будем говорить, недавно закончился. То есть получилось, что группа людей, которая вкладывала и связывала свое будущее с получением образования, не смогла найти в своем обществе возможности для дальнейшего развития. И это подтолкнуло их на такие революционные действия. Имеем ли мы полную картину и возможность адекватно с этой группой населения работать в своих странах, мы должны очень хорошо об этом задуматься. По крайней мере, мы в правительстве Казахстана над этим очень серьезно задумались для того, чтобы еще раз посмотреть на молодежную политику и на развитие идеологии, для того чтобы эта группа населения имела для себя перспективу движения, социальные лифты для своего дальнейшего развития. Я думаю, все должны на это внимательно посмотреть. И мы в том числе.
Н. АСАДОВА – Еще вопрос. В этом году Казахстан возглавил организацию «Исламская конференция», какие вы задачи ставите перед собой в этом году в плане диалога между Западом и Востоком. Между христианским обществом и мусульманским.
К. МАСИМОВ – В прошлом году Казахстан возглавлял организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе, и в этом году Казахстан возглавляет организацию «Исламская конференция». Когда мы подавали заявку и когда мы возглавили, конечно, было трудно себе представить, что все такие процессы в исламском мире будут происходить в 2011 году. По первоначальной программе 17 марта в Шарм-эль-шейхе в Египте должно было состояться совещание на уровне глав государств по этому вопросу. Сейчас оно перенесено. И сейчас наше министерство иностранных дел усиленно работает над новой концепцией, которая будет предложена Казахстаном по вопросу стабилизации ситуации в исламском мире, наверное, по анализу ситуации, которая сейчас проходит в Северной Африке. И по дальнейшему взаимодействию между развитым и развивающимся миром, между христианским и исламским миром. Более глубоко я сейчас вам не отвечу. Поскольку сейчас работа находится в процессе, можно сказать с колес, поскольку все предыдущие наработки, с которыми мы готовились возглавить и работать, они на сегодняшний день не действуют. Потому что ситуация кардинально поменялась. Я думаю, это только начало процесса, который сейчас происходит в мире и Казахстан как председатель должен громко, ясно и четко заявить свою роль и позицию в этом вопросе и мы это сделаем.
Н. АСАДОВА – Тем не менее, как востоковед и как мыслящий человек вы наверняка об этом много думали. Те процессы в Европе происходят, что мы видим – что выступают один за другим лидеры европейских стран и говорят о том, что политика мультикультурализма не оправдала себя. Мы видим, что террористы, радикальные исламисты в странах Европы, которые совершали эти ужасные теракты, это были люди, дети, родившиеся в европейских странах, иммигрантов из мусульманских стран и которые получили образование, причем хорошее в этих европейских странах. Как вы думаете, почему это происходит? И есть ли место для той самой пресловутой войны цивилизаций?
К. МАСИМОВ – Вы знаете, к сожалению, ситуация, которая сейчас происходит в Европе на территории ЕС, те заявления, которые сделаны были и президентом Франции, и канцлером Германии Меркель, и премьер-министром Великобритании Кэмероном они говорят о том, что это серьезный кризис на территории ЕС и вообще на территории Европы. Кризис мультикультурализма. То есть получается, что межэтнические вопросы, межрелигиозные вопросы не нашли своего решения. По крайней мере, на территории Европы. И они как политики выражают мнение своего собственного народа. Значит, внутри накопилась критическая масса недовольства со стороны титульных наций своих стран по отношению к иммигрантам, в особенности других культур. И других вероисповеданий. Я знаю, что позиция президента РФ, он не согласился с этой точкой зрения, я слышал в одном из его интервью. Но я считаю, что проблема есть, проблема назрела, к сожалению, никто адекватного решения и ответа на этот вопрос не предложил. На мой взгляд, ключевой вопрос для развивающих стран, ключевой вопрос для исламского мира это улучшать жизнь в своих собственных странах. Для того чтобы люди не стремились покидать свои страны в направлении более развитого мира, чтобы они имели возможность самореализовывать себя в своих собственных странах. К сожалению, уровень жизни и качество жизни между развитым миллиардом и развивающимся миром настолько высок, что процесс миграции в эти страны практически неизбежен на сегодняшний день. На мой взгляд, возможности помощи со стороны развитого мира развивающемуся – вот в этом лежит решение вопроса во многом, как бы сокращения миграции и решения многих этих вопросов. Но это настолько сложная тема, и одним ответом и одним интервью, даже одним обсуждением его не решить. Я думаю, что это проблема ближайших 10 лет. Не решив этот вопрос, он все будет глубже и глубже упираться в непонимание друг друга.
Н. АСАДОВА – Но, наверное, наше интервью подошло к концу и у вас есть несколько минут сказать напрямую нашим слушателям в России. Есть что-то сказать?
К. МАСИМОВ – Я считаю, что у России есть очень большая возможность сказать свое веское слово в дальнейшем развитии не только на территории Таможенного союза, Европы, но и вообще в целом мире. То есть, есть очень большой научный потенциал, есть очень трудолюбивый народ, есть профессиональное правительство, грамотное направление. Я думаю, что есть возможность все это реализовать в целом. Потому что для нас, для Казахстана очень важно место и роль России в мировом сообществе. Я очень в это верю, что в ближайшее десятилетие Россия войдет в клуб высокоразвитых государств.
Н. АСАДОВА – Спасибо большое. Напоминаю, что в студии «Эхо Москвы» был Карим Масимов, премьер-министр Казахстана. Всего доброго.
К. МАСИМОВ – Спасибо большое. До свидания.

----

«Ак Орда», 21 февраля
Глава государства Нурсултан Назарбаев прибыл с государственным визитом в г.Пекин, столицу Китайской Народной Республики.
В государственной резиденции «Дяоюйтай» Президент встретился с Председателем Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао. На встрече были обсуждены вопросы двустороннего сотрудничества между Казахстаном и Китаем.

По сообщению сайта Nomad.su