Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

«Молдовенизм» и «трансильванизм» были неверно истолкованы как желание расколоть государство»: обзор СМИ Румынии

Дата: 22 февраля 2011 в 11:10 Категория: Новости политики

Энергетика: «Неужели газ больше не будет поступать из России?» Политика: «Бэсеску боится только толпы и Демократического союза венгров Румынии». Внешняя политика: «Молдавия — не является «территорией охоты» для какого бы то ни было государства!» Румыния — Молдавия: «С 1812 года самосознание бессарабцев сопротивлялось русификации и впоследствии советизации». Общество: «Наше сотрудничество с международными институтами — ЕС, МВФ и НАТО — всё более выглядит как новая форма внешнего управления».

Комплексный проект европейской энергетической системы и «революция» в зоне евро, предложенная Германией и поддержанная Францией, инициируют новые вызовы по отношению к Румынии, пишет Adevarul. Организация новой энергетической системы потребует от нас большей конкурентоспособности. А войти в зону евро окажется гораздо труднее, чем мы представляли себе это раньше. Риском является разобщение между Румынией и Европой. Осознают ли это румынские политики?

Давайте представим себе энергетический кризис 2015 года, похожий на те, которые уже не раз обрушивались на Центральную Европу, продолжает Adevarul. Нам уже хорошо известна история с российским газом и украинским «краном», так что в 2015 нам не придётся ещё раз переживать этот кошмар. Если проект, принятый в начале февраля лидерами 27 стран, станет реальностью, то Европейский союз будет иметь единую энергетическую и газовую сеть. От атлантического побережья Португалии до устья Дуная, и от Северного моря до самого севера итальянского сапога.

Неужели газ больше не будет поступать из России? — задается вопросом Adevarul. Ветреные леса Северного моря и Альпийские ГЭС компенсируют некоторые потери электроэнергии. Далее следует увеличить объем газа, импортируемого из стран Северной Африки. Существуют проблемы в Алжире? Тогда необходима большая транспортировка газа по Южному коридору, от Каспийского моря, больше судов для сжиженного газа на Черном море, по маршруту AGRI, в порт Констанца. И так далее. Комплексная энергетическая система, предусмотренная европейскими лидерами, не является безупречной. Но так, по крайней мере, мы не будем держать все яйца в одной корзине.

Европа 2015 года изменится и с другой точки зрения, пишет Adevarul. «Пакт о конкурентоспособности», предложенный Германией и Францией, приведёт к приравниванию налоговых и социальных систем. Даже возраст выхода на пенсию может стать везде одинаковым, по крайней мере, в зоне евро — и, скорее всего, он остановится на цифре в 67 лет.

Неизвестно кто будет у власти в Румынии, но это уже не имеет серьёзного значения, продолжает Adevarul. Проблема в том, что мы столкнемся с новыми вызовами. Комплексная энергетическая система будет своего рода страховочной системой, но в то же время приведёт к унификации цен. Это потребует от нас стать более конкурентоспособными в экономическом плане, чтобы не потерять свои рынки, и на личном уровне, чтобы быть в состоянии платить по счетам. Интеграция зоны евро приведёт в Союз два типа членов: тех, кто внутри еврозоны и более защищён, и тех, кто находится снаружи, в новой «серой зоне». И снова мы будем бороться, чтобы оказаться «внутри», стараться не отслоиться, как несколько лет назад, когда мы желали вступления. Или, как теперь, когда мы хотим получить доступ к Шенгенскому пространству. Это то, что сейчас должно беспокоить власть имущих и тех, кто будет представлять альтернативу власти, подводит итог издание.

Что происходит в румынской политике, в рядах Либерально-демократической партии? — задается вопросом Ziua Veche. Ничего нового, ничего непредвиденного, ничего неожиданного для политических кругов, будь то политиков, сторонников, спонсоров, аналитиков, обозревателей или общественных деятелей. Траян Бэсеску — самоотверженный глава страны, всегда готовый пожертвовать любым, когда того требует ситуация, вне зависимости от того, сколько человек на него раньше работал, — день ото дня делает все более «неожиданные» для всех заявления. Когда он собирает членов правящих партий на консультации, давая им руководство к действию, он забывает, что является президентом всех румын, аполитичным и объективным президентом.

На самом деле, Бэсеску совершенно безразличны те, кто его поддерживает, ему более интересны те, кто выступает против него, пишет Ziua Veche. Когда в ЛДП появились ворчуны, он им напомнил, кто правит партией. Если внутри «общего фронта» возникнут трещины или наметятся выходы, все будет зависеть от того, насколько далеко готов будет идти Бэсеску в запугиваниях. Коррупционные дела на таможне (с начала февраля в Румынии начались массовые проверки и аресты сотрудников таможенной службы и пограничной полиции, уличенных в получении взяток. В общей сложности Национальным антикоррупционным управлением было задержано 97 человек, причастных к коррупции на западных таможнях страны — прим. ИА REGNUM) — это своего рода предупреждение, что ради сохранения своего кресла президент готов разнести в пух и прах кого угодно, даже члена партии. Все прекрасно поняли этот посыл, но предпочитают играть в дурачков.

А недавно Траян Бэсеску пустился в поиски премьер-министра, продолжает Ziua Veche. И вновь все удивляются, с чего это он решил отказаться от Бока, действительно ли он хочет что-то изменить и, самое главное, кого он назначит на это место. Неужели наши аналитики столь неподготовлены, чтобы не понять посыл? Траяну Бэсеску наплевать на Бока, президент, не мигнув, готов отказаться от премьера, если ему так будет выгодно, или сохранение Бока станет слишком опасным. Но еще не пришло время. Бэсеску боится только толпы. И ещё он боится Демократического союза венгров Румынии (ДСВР). Президент боится решений, которые будут приняты на съезде ДСВР, и все его метания — не более, чем месседж лидерам и электорату ДСВР о готовности поступиться кем угодно во благо коалиции. Бэсеску готов принести в жертву Бока или любого другого министра, только чтобы не потерять большинство. Он может заменить Бока, может заменить любого в правительстве и расставить на министерские посты обычных чернорабочих, чем более неподготовленных, тем лучше для него, но сам останется на своём месте, подводит итог издание.

Политическая перезагрузка начинается с премьер-министра, пишет InPolitics. С Эмиля Бока — самого слабого премьер-министра прошлого, настоящего и будущего. И продолжится президентом Траяном Бэсеску. Главой государства, принесшим наибольший ущерб Румынии. До такой степени, что, по сути, демократия может быть утрачена. Какие цели преследует этот великий «игрок», инициируя смену правительства в момент, когда власть ЛДП может рассыпаться? Выиграет ли Румыния, если сменит «шило на мыло»? Каковы выгоды ЛДП? Каков смысл этой суеты?

Власть в Бухаресте уже давно потеряла всякое доверие как внутри страны, так и за её пределами, продолжает InPolitics. А без доверия, исполнительная власть становится совершенно неэффективной. Ввиду отсутствия доверия, внутренние и иностранные инвесторы разбегаются, куда глаза глядят. А европейские страны стараются изолировать Румынию. Ибо, если власть в Румынии не заслуживает доверия, тогда Румыния перестаёт быть серьёзным партнером. И вот, наконец, Траян Бэсеску проявил свою великую мудрость, констатировал то, что каждый уже давно уразумел, и решил, что самое время сменить правительство. Чтобы, так сказать, влить свежую кровь в жилы агонизирующей власти и восстановить немного доверия. Только вот Бэсеску не понимает, что недоверие возросло не только исключительно по отношению к правительству Эмиля Бока. И даже не по отношению к исполнительной власти в целом, частью которой является президент. Утрата доверия коснулась всей системы власти в совокупности. А власть, в первую очередь, представлена либерал-демократами, во вторую — Демократическим союзом венгров Румынии и в третью — Национальным союзом за прогресс Румынии. Это власть, которая должна уйти, чтобы у Румынии появилась возможность вернуть себе хотя бы часть потерянного доверия. Любые прикрасы сколь сильно запоздали, настолько же являются бесполезными.

Что касается самой операции по смене правительства, инициированной Траяном Бэсеску, то он начал не с той ноги, пишет InPolitics. В том смысле, что предварительные действия, названные консультациями, были начаты неконституционным путём. То есть, незаконно и нелегитимно. Дело в том, что в соответствии с основным законом страны, когда дело доходит до смены правительства, глава государства обязан проводить консультации со всеми партиями. Его главной обязанностью является соблюдение правящим альянсом условий, необходимых для формирования правительства. Например — имеется ли возможность создания другого большинства? Чтобы привнести немного свежести в политическую жизнь и чуть больше доверия... Так или иначе, только после того, как глава государства проведёт консультации со всеми партиями по данному вопросу, он может попытаться определиться с решением. Но Траян Бэсеску поступил наоборот. Умышленно. Таким образом, нарушив конституцию. В конечном счёте, большинство, правящая коалиция и решения относительно формирования нового правительства могут быть определены в парламенте. И никак не в отделениях политических партий. Какое право имеет глава государства вести переговоры, перепрыгнув через голову парламентских групп и даже партий? Тем не менее, не подлежит сомнению тот факт, что Эмиль Бок, останется ли он в должности или уйдёт, отправится на свалку. А последует за ним Траян Бэсеску, подводит итог издание.

Издание Ziare.com публикует интервью министра иностранных дел Румынии Теодора Баконского:

Ziare.com: Каким является самый оптимистичный срок присоединения к Шенгенскому пространству? Насколько велико будет политическое и дипломатическое фиаско Бухареста, если, скажем, в феврале следующего года мы так и будем находиться за пределами Шенгена?

Теодор Баконски: Наша цель — 2011 год. 9 февраля было принято решение о рассекречивании докладов по Румынии и Болгарии, так что они будут представлены в Европейский парламент. Мы надеемся, что уже в период венгерского председательства получим от Совета Европы политические решения с жестким графиком на вторую половину года, также мы будем поддерживать нашу принципиальную позицию: вопрос о вхождении в Шенген и работа механизма по сотрудничеству и оценке никак не взаимосвязаны, отчеты оценочных групп были утверждены, и мы ожидаем положительных результатов голосования в EП.

Z: Отчёты Болгарии на данный момент не утверждены. Готовы ли будут власти Бухареста взять на себя такой провал, не обвиняя других?

ТБ: По техническим причинам и графику мы находимся в связке с Болгарией. Я надеюсь, что результаты переоценки, которая будет осуществлена в середине марта, окажутся положительными, и до конца венгерского председательства всё вернётся на круги своя. Не имеет никакого смысла представлять себе сценарий, при котором мы начнём укреплять румыно-болгарскую границу, речь идет о логическом расширении Шенгенского пространства до фактических географических границ Европейского союза, поэтому мы по-прежнему останемся в одном пакете.

Z: Недавно вы заявляли, что хотите заняться доктриной, а также диаспорой и функциональными отношениями с Европейской народной партией. Как вы видите, в данном контексте, отношения, которые Бухарест должен иметь с партией Фидес Виктора Орбана?

ТБ: Я думаю, что любая большая политическая партия должна иметь солидный и функциональный департамент международных связей. Также она должна иметь протоколы по сотрудничеству со всеми партиями-коллегами в Европе и во всем мире. В нашем случае, отношения с Европейской народной партией являются фундаментальными, и я думаю, что в этом направлении было сделано достаточно. Речь идёт о стабильном собеседнике, о доктринальной основе сотрудничества переведенной в конвергентную государственную политику международного сотрудничества на уровне партий. Таким образом и отношения между ЛДП и Фидес должны вписаться в эту логику сотрудничества европейских народных партий.

Z: Если говорить о России и Турции, как о двух великих силах за пределами ЕС, но находящихся поблизости от Румынии, на кого из них мы должны обратить свое внимание и приложить в приоритетном порядке свои экономические и дипломатические усилия?

ТБ: Я провел двустороннюю встречу с моим турецким коллегой на конференции по безопасности в Мюнхене. Мы ожидаем ответа на наше предложение о плане действий по стратегическому партнерству, которое мы хотим заключить с Турцией. Но не менее важными являются отношения с Россией, где мы должны преодолеть ряд предрассудков. Мы должны лучше узнать друг друга, нам необходимо поднять политический диалог на уровень экономических контактов. В прошлом году объем двусторонней торговли увеличился на 40%. Многие компании Российской Федерации работают на нашем рынке, и в энергетическом секторе, что касается углеводородов, и в стратегических отраслях, таких как алюминий. Мы направили сигналы, что хотим хорошего сотрудничества, тем более что мы являемся действующим председателем Организация черноморского экономического сотрудничества (ОЧЭС), а после нас председательствовать будут русские. Я думаю, что совместная работа в рамках ОЧЭС является хорошей возможностью увидеть, что нас объединяет, а не разделяет.

Z: Является ли Республика Молдова препятствием для развития более тесных отношений с Россией? Как именно вы собираетесь выстраивать отношения с Молдавией?

ТБ: Республика Молдова это независимое суверенное государство, и мы надеемся, что ее территориальная целостность будет гарантирована, вместе с желанным разрешением приднестровского конфликта. Она не является «территорией охоты» для какого бы то ни было государства! Я твердо верю, что только граждане Республики Молдова, и никто другой, должны решать будущее Молдавии. Мы поддерживаем правительство, находящееся у власти в результате последних выборов в Кишиневе, мы хотим, чтобы проблема выбора президента решилась таким образом, чтобы реформы и диалог между Кишиневом и ЕС продолжались. Молдавия нуждается и в макроэкономическом содействии, а также в Соглашении об ассоциации, Соглашении о свободной торговле, в диалоге об упрощении визового режима. В двусторонних отношениях мы продвинулись сильно в 2010 году, потому что имели восприимчивого партнера в Республике Молдова. Мы открыли два новых консульства в Бельцах и Кагуле, открываем консульское учреждение в Унгенах. Молдавская сторона открыла генеральное консульство в Яссах, в Кишиневе было открыто представительство Румынского института культуры, в Молдавию вернулся телеканал TVR. Если сравнить эту двустороннюю картину, в рамках которой было заключено 18 соглашений, с той, что была три года назад, когда был выслан наш посол, или когда вдоль Прута тянулась колючая проволока, то я считаю, что отношения нормализовались. Мы подписали договор о режиме государственной границы, сотрудничестве и взаимной помощи в пограничных вопросах, и далее хотим придерживаться этой линии для выгоды обеих сторон.

Справка ИА REGNUM: Переговоры по базовому политическому договору и соглашению о государственной границе Молдавия и Румыния безуспешно ведут с 1995 года. При этом официальный Кишинев выступал за скорейшее подписание этих документов и называл отсутствие данных соглашений главным препятствием для нормализации отношений между странами. В свою очередь, президент Румынии Траян Бэсеску неоднократно заявлял, что Бухарест не усматривает необходимости в подписании договора о границе и базового договора с Молдавией, поскольку данный формат документов, по его мнению, является «устаревшим», а также, что подписание этих документов сделает его «партнером Молотова и Риббентропа».

Тем не менее, после состоявшегося в октябре 2010 года визита в Бухарест канцлера Германии Ангелы Меркель, указавшей Бухаресту на необходимость подписания договора о границе с Молдавией, премьер-министр Молдавии Владимир Филат и глава МИД Румынии Теодор Баконски 8 ноября подписали Договор о режиме государственной границы, сотрудничестве и взаимопомощи в приграничных вопросах. В то же время в Бухаресте заявили, что подписание договора о границе не означает признания этой границы, однако под давлением Франции, пригрозившей закрыть для Румынии путь в Шенген, Бухарест заявил, что признает границу с Молдавией, что, однако, не убедило Францию, Германию, Нидерланды и Финляндию, которые потребовали отсрочки намеченного на весну 2011 года вступления Румынии в Шенген. Помимо выявленных недостатков в сфере юстиции, борьбы с коррупцией и организованной преступностью, нарекания вызвала также и политика Румынии в отношении Молдавии — отказ от признания румыно-молдавской границы и массовой раздачи румынского гражданства жителям Молдавии. В самой Молдавии подписанный Филатом и Баконским договор был назван представителями противоположных политических лагерей юридически неполноценным, неконституционным, техническим соглашением, а статус подписантов не соответствующим соглашению подобного уровня. В молдавских СМИ, в частности, фигурировало определение «предвыборная филькина грамота».

Эксперты Евросоюза утверждают, что Молдавия могла бы стать успешным примером для «Восточного партнерства», пишет Adevarul. Из всех шести стран-членов «Восточного партнерства» (Белоруссия, Украина, Молдавия, Грузия, Азербайджан и Армения), у Молдавии самые благоприятные перспективы в ЕС, поскольку ее экономика ориентирована на Запад (Россия — главный торговый партнер Молдавии, занимающий первое место по объему экспорта и импорта; в России находится наибольшее число трудовых мигрантов из Молдавии (по официальным молдавским данным около 500 тыс., по неофициальным российским — 700-800 тыс. человек), ежегодно переводящих на родину сотни миллионов долларов; энергетически Молдавия почти полностью зависит от России: от поставок российского газа на 100%, электроэнергии — на 70% — прим. ИА REGNUM) и удачно сложились отношения с Брюсселем. Согласно результатам исследований, проведенных в сентябре 2010 года Румынским центром европейской политики, в отличие от Украины и России, ожидавших конкретных обещаний до принятия решений по проведению необходимых технических преобразований для получения виз, правительство Республики Молдова заняло активную позицию.

Каковы, на самом деле, реальные сроки? Все зависит от официального Кишинева, поскольку эксперты из Брюсселя, опираясь на опыт других стран по либерализации визового режима, считают, что 18 месяцев — это реальный срок для осуществления поставленных задач, продолжает Adevarul. «В Восточных Балканах у нас уже был подобный успешный опыт», — заявил дипломатический советник председателя Европарламента Арнольдас Пранкявичус. «Черногория, Сербия и Македония добились либерализации визового режима гораздо раньше Албании и Боснии», — добавил дипломат. Незаконная иммиграция и охрана границы являются типичными заботами для этих стран. Однако, по словам Арнольдаса Пранкявичуса, нелегальная иммиграция не станет заботой номер одни для Молдавии, поскольку «очень много граждан покидают свою родину». «Это самый практичный метод для молдаван для сближения с Евросоюзом и освоения Европы, для получения образования и работы в другой среде», — уточнил Пранкявичус.

В то же время эксперты утверждают, что Франция усложнила процесс отмены визового режима для молдавских граждан, пишет Adevarul. Вместо того чтобы принять документ, упрощающий переход границы, по примеру Сербии, Молдавия получила План действий, усложняющий подход к названной теме. Специалисты Румынского центра европейской политики считают, что Молдавия могла бы пойти наиболее легким путем в отмене визового режима при въезде в Шенгенскую зону. «Если бы у Молдавии была Дорожная карта — документ, позволяющий после выполнения взятых обязательств перед ЕС автоматическое получение визы, то молдаване смогли бы передвигаться намного свободнее, а сроки присоединения к Евросоюзу сократились бы значительно», — считает директор Румынского центра европейской политики Кристиан Гиня. Он также добавил, что страны, поддерживающие Молдавию на пути в ЕС, такие как Польша, Румыния и Венгрия, имели Дорожную карту для Молдавии, однако Франция отказалась ее принять, и в итоге пришлось в качестве компромисса согласиться на План действий. Эксперт утверждает, что в неофициальных беседах в Брюсселе французские дипломаты выражают недоумение по поводу спешки в рассмотрении вопроса упрощения визового режима для Молдавии, выдвигая в качестве мотива политику, связанную с аналогичным процессом в отношении России, и возможностью принять решение по этим двум странам одновременно. Кристиан Гиня добавил, что Россия не желает ни Дорожной карты, ни Плана действий, а только заключения политического соглашения, и вполне возможно, что именно такое решение будет принято Евросоюзом и Москвой.

По словам румынского депутата, бывшего главы МИД Румынии Теодора Мелешкану, для Румынии фундаментальной задачей является новое качество политики в отношениях с Востоком — и с Россией, и с Украиной, и с Республикой Молдова, а также с Кавказским регионом, пишет Adevarul. «Это продиктовано в первую очередь тем, что Румыния является составной частью Евросоюза и евроатлантического блока. По отношению к Республике Молдова Румыния должна определить свою официальную позицию на самом высоком уровне и заявить, что ее приоритетом является поддержка устремлений Молдавии к евроинтеграции и присоединение ее к евроатлантическому блоку, поскольку таким образом поддерживаются и национальные идеи: свободное перемещение людей, капитала и материальных ценностей. Молдаване могут голосовать в Румынии, а румыны, находящиеся в Молдавии, принимать участие в выборах, проходящих в Румынии. Нужно четко отдавать себе отчет, что наши отношения с Республикой Молдова складываются не с тем или иным правительством или президентом, а с гражданами страны, и мы сделаем все возможное, чтобы их жизнь стала лучше», — отметил Мелешкану.

В свою очередь экс-премьер-министр Румынии Петре Роман отмечает, что в Республике Молдова «идет борьба между прошлым и будущим — прошлое означает принадлежность к постсоветскому пространству, а будущее, конечно же, связано с Европой». «В Румынии мы говорим о молдаванах, как о румынах. И это так и есть, поскольку они говорят по-румынски, имеют тот же менталитет, одних и тех же писателей, используют одинаковые символы... И все же у них другая идентичность, поскольку с 1812 года, когда Бессарабия была оккупирована Россией, их самосознание сопротивлялось русификации, впоследствии «советизации». Это явилось причиной развития стойкой формы самосознания, которая выразилась в сохранении румынского языка. В Молдавии есть элитная интеллигенция с исключительными знаниями румынского языка и высокой культуры, о которой мы очень мало знаем», — отметил Петре Роман.

Справка ИА REGNUM: Бессарабия, большая часть которой составляет территорию современной Республики Молдова в ее фактических границах (т.е. без Приднестровья), а южная часть входит в Одесскую область современной Украины, в X-XI вв. входила в состав Киевской Руси, в XII-XIII вв. — Галицко-Волынского княжества, составила часть образованного в середине XIV века Молдавского княжества. Пребывавшая со второй половины XVI века под османским игом, Бессарабия была освобождена в 1812 году российскими войсками, и по Бухарестскому мирному договору, заключенному между Россией и Турцией в 1812 году, вошла в состав Российской империи. В результате поражения России в Крымской войне 1853-56 гг., по решению Парижского мирного конгресса 1856 года 3 уезда Южной Бессарабии, входившие в состав Российской империи, были переданы Молдавскому княжеству, но по решению Берлинского конгресса 1878 года были возвращены России. Объединившиеся в 1859 году вассалы Османской империи, княжества Молдавия и Валахия составили будущее королевство Румыния, провозглашенное в 1881 году. Понятия «румыны», «румынский народ» и «румынский язык», созданный трансильванскими лингвистами на латинице (молдавская письменность существовала на кириллице с момента своего появления в XV веке и вплоть до 1989 года, когда решением Верховного совета Молдавской ССР молдавский язык был переведен на латинскую графику в румынском варианте; латиница также насильственно вводилась в периоды румынской оккупации Бессарабии в 1918-40 гг. и 1941-44гг.), были изобретены в конце XVIII века в Трансильвании, входившей тогда (и вплоть до 1918 года) в состав Австро-Венгрии.

Решением Берлинского конгресса 1878 года признавалась независимость Румынии, за которой было признано право присоединить к своей территории Добруджу, о. Змеиный (территория современной Украины) и дельту Дуная, однако фактическое признание Румынии Великобританией, Германией и Францией произошло лишь в 1880 году. В декабре 1917 года Румыния оккупировала Бессарабию, аннексия которой никогда не признавалась СССР. В 1924 году на территории Приднестровья и сопредельных районов Украинской ССР была образована Молдавская Автономная ССР в составе УССР. 28 июня 1940 года СССР вернул Бессарабию, в результате присоединения которой к МАССР была создана Молдавская Советская Социалистическая Республика. Юг Бессарабии и север Буковины были включены в состав УССР. Однако уже через год, в 1941, Румыния вновь оккупировала эти и другие территории СССР, которые были окончательно освобождены Красной армией в 1944 году.

Согласно сегодняшней официальной позиции Румынии, разделяемой также бессарабскими сторонниками румыноунионизма, Молдавия является «вторым румынским государством», молдаване — «румынами», молдавский язык — «румынским». При этом, согласно данным переписи 2004 года, обнародованным Национальным бюро статистики Молдавии, румынами себя назвали 2,2% жителей Молдавии, молдаванами — 75,8%, 78,4% молдаван родным языком указали молдавский язык, 18,8% — румынский. Между тем, сама постановка Бухарестом вопроса о молдавских и украинских «румынах» искусственна, поскольку, помимо того, что румынская идентичность исторически вторична по отношению к молдавской, формирование румын как нации происходило на части территории современной Румынии — в Валахии и Молдавии — во второй половине XIX века, когда Бессарабия уже была в составе Российской империи, а Буковина — Австро-Венгрии. Однако факты оккупации этих территорий с 1918 по 1940 гг. и с 1941 по 1944 гг. до сих пор служат для Бухареста поводом объявлять молдавское население этих территорий «румынами» и претендовать на ту или иную степень своего влияния и присутствия в регионе.

Почему у нас нет функционального и эффективного гражданского общества? Откуда в Румынии сколько абсентеизма? Почему нас в последнее время практически постоянно одолевает чувство политического и социального апокалипсиса? — задается вопросами Romania Libera. Ответы на эти вопросы могут поступать откуда угодно, но, прежде всего, следует обсудить возникшую аномалию, в том смысле, что наши объединения — 1859 и 1918 — так и не смогли из фрагментарных общин сотворить функциональное румынское общество.

Следует отметить, что шаги в направлении налаживания функционального румынского социального механизма были предприняты, продолжает Romania Libera. Революции 1848 года отчётливо показали, что усилия румынских просветителей, ученых, которые внесли свой вклад в рождение национального самосознания нашего народа, были не напрасны. И элита, и низшие слои населения вместе стремились к политической модернизации, к решению социальных проблем и образованию в 1859 году единого национального государства, в дальнейшем вышедшего из под иностранного господства. Это было сделано без религиозной вражды, несмотря на существование религиозного дуализма в Трансильвании (православие и греческий католицизм), а в Молдавии кроме православных, существовали приверженцы римско-католической церкви. Но румынские церкви сплотились в 1918 году для достижения объединяющей всех цели.

После объединения 1918 года, в межвоенный период, включение в румынское государство некоторых значительных миноритарных групп, вместе с новыми объединёнными территориями, религиозная диверсификация и неспособность администрации правильно решать проблемы социального характера, явились факторами, вставшими на пути рождения современного румынского общества, объединенного демократической целью, пишет Romania Libera. Ответ, данный политиками, оказался неадекватным: ксенофобия и антисемитизм в 30-х годах, наряду с установлением фашисткой диктатуры, только акцентировали надлом. Напротив, меры, принятые против евреев и цыган, послужили предпосылками для проведения глубоко дискриминационной «ампутации» части гражданской нации, куда входили меньшинства. Пролетарский интернационализм после Второй мировой войны насаждался под сталинским идеологическим давлением, однако напряжённость между большинством и меньшинством не исчезла. Это следует из массовых эмиграций: румынских граждан еврейской национальности в Израиль и немецкой национальности в Германию (саксы и швабы). Первым выраженным последствием стало проявление националистических тенденций коммунистического режима Чаушеску в 80-е годы, отмеченного заметной антивенгерской направленностью.

Однако, всё же не эти, хотя и весьма важные, аспекты обуславливают провал современного румынского социального проекта, но крайне агрессивная ненависть между различными социальными группами и районами страны в посткоммунистическую эпоху, продолжает Romania Libera. Демонизация неоднократных попыток различных регионов страны перестать быть пассивными по отношению к административному центру — «молдовенизм» и «трансильванизм» — были неверно истолкованы как желание расколоть государство.

Вообще, нынешняя власть Бэсеску-Бока и вовсе специализируется в области демонизации, по очереди, различных профессиональных групп румынского общества: сперва учителей, затем врачей, далее пенсионеров, матерей в декретном отпуске, офицеров, и скоро дойдут до таможенников пишет Romania Libera. Тем самым уничтожается социальная сплоченность, что подается как реформа. Все это происходит на фоне затяжного экономического кризиса (в то время как во всем мире выход из депрессии уже осуществился), государственного «паралича» и отсутствия функциональности административных учреждений. Сегодня наш социальный уровень — в плане доверия, уважения и социальной солидарности, которая проявляется у одного румына по отношению к другому — ниже чем в 1848 и в 1918 годах. А наше сотрудничество с международными институтами — ЕС, МВФ и НАТО — всё более выглядит как новая форма внешнего управления. Усилия по восстановлению социальных связей, которые связывали нас, просто необходимо возобновить, потому что за полтора века наша нация доказала желание существовать и свою жизнеспособность, подводит итог издание.

По сообщению сайта REGNUM