Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Хуацяо и другие

Дата: 22 февраля 2011 в 15:40

Анна Шелепова
Китайские диаспоры есть практически во всех странах мира, а «чайна тауны» со всем сопутствующим колоритом: от бумажных красных фонарей и нефритовых драконов до специфической, но любимой во всем мире кухни — во всех мегаполисах Европы!
Учитывая нашу географическую близость с Поднебесной, китайская миграция — это неизбежность, которую надо обратить во благо. Мы встретились с лидерами китайской диаспоры в Алматы, чтобы узнать, как и чем живут китайцы в Казахстане

Вопреки тому, что дискуссии о китайской миграции в Казахстане продолжаются много лет, достоверных данных о реальных масштабах и структуре миграции из КНР нет.
Личная печальная история, которую нам рассказал Валерий Ван Чан Лин, член правления Алматинского китайского культурного центра (АККЦ), свойственна для большинства китайцев, которые прибыли в Союз с так называемой «первой волной».
«Во время Маньчжурской войны с Японией мои родители, отступая, попали в Советский Союз. Это был 1937 год. Родителей моей мамы сразу сослали в лагеря. Ее же десятилетней девочкой с сестрами отправили в детский дом. Во время Великой Отечественной войны она попала на фабрику и работала на благо фронта. Словом, так получилось, что мать родилась в Китае, а выросла в Союзе. Отец родился в Шандуне. После того, как попал в Союз, в 1939 году посадили на девять лет как японского шпиона... После того, как освободился, всю жизнь прожил в Союзе с китайским паспортом, его постоянно контролировали.
 Почти у всех китайцев того времени аналогичные судьбы, мало кому удалось избежать лагерных ссылок, тюрьмы. Когда освободился, стал ездить в Китай, его там помнили и обрадовались возвращению! Это была «первая китайская волна». Многие тогда вступали и образовывали смешанные браки, почти все китайцы женились на русских, немках, украинках. Китаянок не хватало. На всю Алма-Ату их было всего две».
Рассказывает Вячеслав Куан, заместитель председателя АККЦ: «Первая волна» называлась «Хуацяо», что означает «китайцы, живущие за рубежом». Мои родители относятся ко «второй волне», которая была в начале 60-х. Мои родители были грамотными, образованными людьми, довольно обеспеченными. После Народной революции 1949 года у них, как и у многих других китайцев, экспроприировали все, что можно... Родителей отправили на освоение западных земель в Синьцзян. Как раз начиналась очередная волна миграции, была возможность перебежать, и родители покинули Китай. Обосновались в городе и сделали все, чтобы мы (их дети. — «НП») получили образование».
— Надо понимать, — поясняет Вячеслав, — что образование для любой китайской семьи — это залог успешного будущего. Нас воспитывали по принципу, чтобы все время дети посвящали учебе, а если есть свободное время — трудились, а не тратили его на пустые развлечения.
«Третья волна», по словам собеседников — это сегодняшние китайцы.
— Их даже сами китайцы называют «новыми китайцами», — уточняет Вячеслав.
 Это предприниматели, которые в Казахстане зарабатывают деньги, открывают свой бизнес, строят нефтепроводы, работают на рынках. Представителям «третьей волны» свойственно жениться на казашках, так им легче ассимилироваться.
Если в первые годы независимости масштабные потоки мелких китайских торговцев заполоняли страну, стихийно появлялись китайские барахолки и неподдающиеся контролю потоки мигрантов, то сегодняшние китайцы — предприниматели, которые приобретают на территории Казахстана недвижимость, создают предприятия с участием китайского капитала и начинают выпускать пищевые и швейные изделия.
Кстати, по данным Министерства юстиции, в Казахстане аккредитовано 78 представительств китайских компаний, зарегистрировано 3964 предприятия с участием китайского капитала и 65 филиалов, задействованных в нефтегазовой отрасли, производстве текстильных, пластмассовых и металлических изделий, сфере услуг.
Сегодня в Казахстан едут в основном мигранты из экономически развитых регионов Китая: Пекина, Шанхая, провинций Гуандун, СУАР, и по территории Казахстана они распределяются локально. Причем больше половины из них — китайские казахи.

Казахстан — одна из самых многонациональных стран на земле. Возможно, это характеризует Казахстан красноречивей всего остального. «НП» начинает проект, в рамках которого планирует рассказывать о диаспорах, живущих в нашей стране.

Основные центры китайской миграции находятся в Астане, Актюбинской, Алматинской и Восточно-Казахстанской областях. В Алматы расположены представительства китайских компаний, практически все китайские предприятия со стопроцентным уставным капиталом, оптовые рынки. В Астане китайцы заняты на стройках, в Актюбинской области — на предприятиях, связанных с добычей нефти и газа.

Китайский характер
  — Главное качество китайского характера — целеустремленность, — продолжает Валерий Ван-Чан-Лин. — В нашей национальности заложена любовь к труду, выносливость, мы умеем работать на полях. Китайский характер можно описать тремя словами: упорство, настырность, достоинство.
Комментирует Вячеслав Куан: «В советское время многие китайцы старались скрыть свою национальность, чтобы не возникало лишних вопросов... По возможности меняли фамилии, так как для иноподданных дороги были закрыты по всем направлениям. Сегодняшние китайцы, рожденные в Казахстане, наоборот ищут свою идентичность, не скрывают национальность, и мы им в этом помогаем.
 По сути, формирование диаспоры началось в 90-х годах. В Казахстане есть большая корейская диаспора, большая немецкая, а китайцев по-прежнему воспринимают как экзотику... Сегодня в нашем культурном центре мы пытаемся объединить всех людей, которые интересуются китайской культурой, независимо от национальности.
 По словам Вячеслава, у диаспоры есть специфическая проблема: пожилые китайцы, родившиеся в Китае, не верят в европейские таблетки и просятся на лечение на родину...
— Но у нас пока нет возможностей отправлять на лечение в китайские медицинские центры, — говорит Вячеслав. — Но все это вопрос времени. Мы уже отправили нескольких школьников на учебу в Китай, со временем начнем преподавать китайский язык и в нашем центре. Пытались пригласить преподавателей из Китая, но встали бюрократический вопрос о выезде из КНР в РК и еще более острый вопрос — получение вида на жительство. Тем не менее под крышей культурного центра казахстанские китайцы регулярно собираются на концерты в честь национальных праздников.

В 50-х годах в Алма-Ате в районе сегодняшнего «Саяхата» (возле Алматинской мебельной фабрики) находился негласный «чайна таун». В это место стремились все китайцы в городе и даже приезжали ташкентские китайцы!
До определенного времени в своем «чайна тауне» они чувствовали себя вполне безопасно: играли в карты, ели китайские жареные пельмени и курили опиум... Сейчас от этого колоритного места у китайцев так называемой «первой волны» остались лишь воспоминания...

Отдельный пункт, который нас интересует, — это конкретное количество китайцев на территории Казахстана. Мы задались этим вопросом и не нашли на него однозначного ответа. По словам собеседников, во время последней общенациональной переписи в бланках отсутствовала графа «национальность — китаец». По их мнению, невозможность посчитать китайцев связана и с отголосками репрессий, когда большинство китайцев скрывали свою национальность, а их дети — в основном метисы — предпочитали официально регистрироваться в документах русскими или украинцами... Другая часть еще просто не получила гражданство, а третьи — и вовсе нелегалы.

По сообщению сайта Новое поколение