Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Правдоруб Алексей Кудрин

Дата: 22 февраля 2011 в 16:34

ДМИТРИЙ ДОКУЧАЕВ, редактор отдела экономики журнала «The New Times»:

Главным экономическим ньюсмейкером минувшей недели стал вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин. Он «зажигал» на Красноярском экономическом форуме, сделав ряд заявлений, на которые сегодня решится не всякий штатный оппозиционер.

В частности, он говорил о том, что власти не хватает мандата доверия общества на проведение важных реформ, что вертикаль власти работает «по понятиям», и даже призвал к проведению справедливых и честных выборов.

Понятно, что слова эти не остались незамеченными — на них уже сугубо негативно отреагировала «Единая Россия», а политологи взялись гадать, на чью предвыборную мельницу льет воду многоопытный (11 лет на посту) министр финансов — Дмитрия Медведева или Владимира Путина.

Однако если вслушаться, вдуматься или вчитаться в красноярскую речь Кудрина, то конспирологические политические выводы напрашиваются в последнюю очередь. На самом деле речь идет о старом межведомственном споре на тему о том, как развивать отечественную экономику.

Рискну предположить, что главные слушатели, на которых рассчитывал Алексей Кудрин, не Медведев с Путиным и не возмущенные товарищи из «Единой России», а коллеги из другого экономического ведомства — Минэкономразвития.

Ну а предмет спора стар как мир — деньги. А если говорить точнее — бюджетные деньги. Как известно, МЭР отвечает за экономическое развитие страны вообще и инновационное в частности. Недавно ведомство Эльвиры Набиуллиной обнародовало инновационный сценарий развития страны на ближайшие 20 лет.

Если абстрагироваться от множества правильных слов и заманчивых ориентиров, там прописанных, то в сухом остатке — желание МЭР наращивать госрасходы в те отрасли, которые принято связывать с инновационным прорывом: в образование, в науку, в здравоохранение. Но за такую экономическую политику придется платить: бюджету предстоит еще чуть ли не 15 лет оставаться дефицитным (2-3%) — и это при средней цене нефти в 90 долларов за баррель, ежегодные темпы экономического роста снизятся на 2%, а международные заимствования возрастут, и внешний долг вырастет с нынешних 7% до 30%. Зато в бюджете выкроятся средства для инвестиций в инновации.

Алексей Кудрин, чье ведомство отвечает за формирование и доходы бюджета, с таким вектором развития решительно не согласен и выдает совершенно другой рецепт: правильное расходование нефтегазовых доходов, сбалансированный бюджет при умеренных ценах на нефть, низкая инфляция (до 5% в ближайшие годы), сравнительно низкий госдолг. При этом Кудрин повторил даже тезис, уже официально «зарубленный» премьером, — о необходимости повышения пенсионного возраста. Что же касается инновационного развития, то Алексей Кудрин его необходимости вовсе не отрицает, однако констатирует: на сегодняшний день доля новой экономики остается низкой — 3,8% в ВВП, намного ниже, чем в Бразилии и Китае.

Почему Алексей Кудрин решился с трибуны форума на столь смелые высказывания? Потому что после того, как МЭР обнародовал свою стратегию инновационного развития до 2010 года, министр решил не медлить и сделать публичным свое несогласие с ней. Это вовсе не камень в огород Медведева или Путина, а наоборот, некое завуалированное предложение им — определиться в пользу позиции Минфина либо МЭР.

Кто же из ведомств прав в своем подходе? Вероятно, у каждого из них своя правда. А спор между ними достаточно старый — и заложен в изначальном различии функций: с МЭР требуют развития, роста и инноваций, с Минфина четкого исполнения бюджета без потрясений.

В результате первое ведомство заинтересовано потратить побольше (без вложений нет роста), а второе — сэкономить (в том числе и на «черный день»). Можно вспомнить множество сюжетов, связанных с их противостоянием еще в докризисные времена, — в частности, по поводу отмены (позиция МЭР) или сохранения (позиция Минфина) НДС.

Сейчас, в рамках того же жанра, МЭР опять требует денег на развитие, а Минфин давать их не хочет — у него много других текущих проблем. Конечно, деньги на инновационное развитие вовсе не обязательно брать из бюджета — по-хорошему, их должны обеспечить частные инвестиции — отечественные и зарубежные. Но пока что это не наш случай: капитал из России, как известно, бежит, о чем тоже не преминул упомянуть в своей красноярской речи Кудрин.

И для того, чтобы это положение изменить, — надо менять предпринимательский климат в стране. А для этого, в свою очередь, требуется выходить на решение вопросов такого уровня, которые уже выходят за пределы компетенции и министра Кудрина, и министра Набиуллиной. Например, о независимости судов, о политической конкуренции, о демонтаже «вертикали власти», об освобождении Михаила Ходорковского.

Но пока всего этого нет, межведомственная битва за бюджет продолжается. Ну, а ее следствием — надо полагать, крайне нежелательном для обоих министров, — является дальнейшее ухудшение делового климата в стране. Пока «паны дерутся», бизнес просто-напросто дезориентирован.

Лучше всего по этому поводу высказался глава «Тройки Диалог» Рубен Варданян: «Должны быть озвучены правила игры, чтобы люди понимали, готовы они брать эти риски или нет. А у нас по одному проекту такие правила, а по другому уже другие».

Каталог NEWSru.com:
Информационные интернет-ресурсы

По сообщению сайта NEWSru.com