Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Проблему «северных территорий» создали американцы

Дата: 22 февраля 2011 в 22:21

Заявление официального представителя Госдепа о том, что правительство США поддерживает Японию и признает ее суверенитет над «северными территориями», вызвало резкую, но справедливую реакцию российского МИД

Попытку Вашингтона подобными заявлениями влиять на сложившуюся в последние месяцы напряженную  ситуацию в японо-российских отношениях следует признать, по меньшей мере, неприемлемой.  Если же отойти от дипломатического лексикона, то предпринятую госдепом акцию можно назвать провокационной, толкающей Токио на продолжение выдвижения незаконных притязаний на российские дальневосточные земли. И такой провокационный характер заявления не прикрыть выраженным деланным пожеланием «скорейшего разрешения спора». При этом следует помнить,  что именно администрация США в свое время сознательно способствовала возникновению и сохранению на годы между Токио и Москвой «нерешенной проблемы».

Пересмотр Ялтинских соглашений о переходе по итогам войны Курильских островов Советскому Союзу начался при подготовке  Сан-Францисского мирного договора с Японией. Несмотря на официально объявленный  29 января 1946 г.  американской стороной  вывод всех Курильских островов к северу от Хоккайдо из-под юрисдикции государственной и административной власти Японии и  включение их Указом Верховного Совета СССР в состав Советского Союза,  составители текста договора выдвинули  «тезис» о том, что зафиксированный в мирном договоре отказ японского правительства от Южного Сахалина и Курильских островов был якобы произведен не в пользу СССР, а как бы вообще. При этом американцы отказались удовлетворить требование советского правительства изложить соответствующий пункт в следующей редакции: «Япония признает полный суверенитет Союза Советских Социалистических Республик на южную часть острова Сахалин, со всеми прилегающими к ней островами, и на Курильские острова и отказывается от всех прав, правооснований и претензий на эти территории».

Отметим, что идея использовать заинтересованность СССР в возвращении Южного Сахалина и Курильских островов для привнесения  раздоров между СССР  и Японией существовала в Госдепартаменте США еще со времени подготовки Ялтинской конференции. В разработанных для президента Ф.Рузвельта материалах особо отмечалось, что «уступка Советскому Союзу южнокурильских островов  создаст ситуацию, с которой Японии будет трудно примириться…  Если эти острова будут превращены в форпост (России), для Японии возникнет постоянная угроза». Тогда, отмахнувшись от этих геополитических прожектов, Рузвельт с раздражением ответил, чтобы к нему «не приставали с пустяками». В отличие от Рузвельта, антисоветски настроенная администрация президента США Г. Трумэна решила воспользоваться ситуацией и оставить вопрос об Южном Сахалине и Курильских островах как бы в «подвешенном состоянии».

Протестуя против этого, представитель Советского Союза на Сан-Францисской  конференции А.Громыко заявил, что «при решении территориальных вопросов в связи с подготовкой мирного договора не должно быть никаких неясностей». США же, будучи заинтересованы в недопущении окончательного и всеобъемлющего урегулирования японо-советских отношений, стремились именно к таким «неясностям». Не случайно американские составители договора предпочли не перечислять в его тексте поименно все Курильские острова, от которых отказывалась Япония, сознательно оставляя для японского правительства возможность предъявить претензии на их часть, что и было сделано в последующий период.

Более того, при ратификации 20 марта 1952 г. Сан-Францисского договора сенат США во всеуслышание заявил: «Предусматривается, что условия договора не будут означать признания за Россией каких бы то ни было прав или претензий на территории, принадлежавшие Японии на 7 декабря 1941 года, которые наносили бы ущерб правам и правооснованиям Японии на эти территории, равно как не будут признаваться какие бы то ни были положения в пользу России в отношении Японии, содержащиеся в Ялтинском соглашении». Тем самым американские сенаторы росчерком пера «отменили» соглашение глав великих держав и союзников в войне о переходе Южного Сахалина и Курильских островов к Советскому Союзу. Хотелось бы обратить внимание на то, что, используя такую позицию США, не так давно правительство Японии официально заявило, что «не считает окончательно решенным и вопрос о принадлежности Южного Сахалина». Кстати, в Японии существует расширительное понимание термина «северные территории», включающее не только четыре южнокурильские острова, но и всю Курильскую гряду до Камчатки и Карафуто (Сахалин).

И когда в середине 50-х годов правительства СССР и Японии после длительных переговоров  приблизились к подписанию двустороннего мирного договора на условии передачи Москвой в виде жеста доброй воли двух из уже принадлежавших СССР Курильских островов – Хабомаи и Шикотан, этому  воспротивился Вашингтон. Оказывая сильное давление на склонявшийся к заключение мирного договора на предложенных Москвой условиях кабинет Итиро Хатоямы, американское правительство не останавливалось перед прямыми угрозами. Госсекретарь США Дж. Даллес в октябре 1955 г. в ноте правительству Японии предупреждал, что нормализация отношений и расширение экономических связей с СССР «может стать препятствием для осуществления программы помощи Японии, разрабатываемой правительством США». Впоследствии он «строго-настрого наказал послу США в Японии Аллисону и его помощникам  не допустить успешного завершения японо-советских переговоров».

Из-за обструкции США советско-японские переговоры о мирном договоре были прерваны. После их возобновления американцы стали требовать от своего нового союзника продолжать выдвигать перед Москвой явно неприемлемые требования о «возвращении» дополнительно к Хабомаи и Шикотану еще и двух самых крупных и освоенных островов Курильской гряды – Кунашир и Итуруп. В конце августа 1956 г., не скрывая своего намерения сорвать советско-японские переговоры, Даллес пригрозил японскому правительству, что в случае, если по мирному договору с СССР Япония согласится признать советскими Кунашир и Итуруп, США навечно сохранят за собой остров Окинава и весь архипелаг Рюкю. Для того чтобы поощрить японское правительство продолжать отстаивать рекомендованную Вашингтоном позицию, 7 сентября 1956 г. Госдепартамент  направил правительству Японии меморандум, в котором  заявил, что  США не признают никакого решения, подтверждающего суверенитет СССР над территориями, от которых Япония отказалась по мирному договору.

 Играя на националистических чувствах японцев и пытаясь представить себя чуть ли  не защитниками государственных интересов Японии, чиновники Госдепартамента изобрели следующую формулировку: «Правительство США пришло к заключению, что острова Итуруп и Кунашир (наряду с островами Хабомаи и Шикотан, которые являются частью Хоккайдо), всегда были частью Японии и должны по справедливости рассматриваться как принадлежащие Японии». Далее в ноте говорилось: «США рассматривали Ялтинское соглашение просто как декларацию об общих целях стран-участниц Ялтинского совещания, а не как имеющее законную силу окончательное решение этих держав по территориальным вопросам».

Не приходится говорить, что это означало прямое нарушение скрепленного подписями Рузвельта, Черчилля и Сталина Ялтинского соглашения, в котором торжественно заявлялось, что «эти претензии (территориальные) Советского Союза должны быть безусловно удовлетворены после победы над Японией». Столь беспринципное поведение США было продиктовано стремлением, во что бы то ни стало, не допустить нормализации и последующего развития японо-советских отношений, сохранить Японию в качестве «непотопляемого авианосца», «бастиона антикоммунизма на Дальнем Востоке».

Жесткое давление со стороны  США и антисоветских кругов в Японии не позволили добиться поставленной цели – заключить полномасштабный советско-японский договор. К удовлетворению Вашингтона, правительство Японии ради прекращения состояния войны и восстановления дипломатических отношений согласилось подписать не договор, а советско-японскую совместную декларацию.

О том, что навязанные США и националистическими силами страны претензии на южнокурильские острова лишь первый шаг, свидетельствовало опубликованное в октябре 1961 г. так называемое  «единое мнение» правящей Либерально демократической партии Японии. В этом документе утверждалось, что «острова Хабомаи и Шикотан являются частью Хоккайдо», острова Кунашир и Итуруп принадлежат Японии, а «вопрос о Южном  Сахалине и северных Курильских островах должна решать международная конференция заинтересованных стран». Похоже, сменившая ЛДП  у кормила власти  Демократическая партия стоит на таких же или близких позициях.

Характеризуя избранную официальным Токио политику в отношении СССР, профессор Калифорнийского университета этнический японец Цуёси  Хасэгава отмечает: «Изменения, которые наступили в годы «холодной войны», произошли не в советско-японских отношениях, они произошли в отношениях США и СССР, когда союзники в годы войны стали врагами, а США и Япония, которые были врагами во время войны, стали союзниками…  Цель США состояла в том, чтобы вовлечь Японию в свою глобальную стратегию…  США стремились избежать антиамериканизма и национализма…  Проблема северных территорий позволила встроить Японию в   глобальную стратегию США и, отводя японский национализм от себя, направить его против Советского Союза… Фактически после восстановления дипломатических отношений с Москвой можно сказать, что у Токио не было внешней политики на советском направлении  – только «политика северных территорий»…  Проблема северных территорий выполняла роль клапана для стравливания пара в международных отношениях на Дальнем Востоке. С этой точки зрения было важно,
 чтобы территориальный спор оставался нерешенным. Отсюда жесткая позиция Японии с требованием немедленного возвращения всех островов и отказ обсуждать предложения о передаче части территорий».

Анатолий Кошкин, доктор исторических наук, профессор Восточного университета
                      
 

По сообщению сайта Аргументы и Факты