Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Жены узбекских беженцев утверждают о фальсификации показаний их мужей

Дата: 23 февраля 2011 в 13:50

Жены узбекских беженцев утверждают о фальсификации показаний их мужей
Центральная Азия

Жены узбекских беженцев утверждают о фальсификации показаний их мужей

Гульнора Кодирова, жена арестованного узбекского беженца-мусульманина, дает показания в суде. Алматы, 22 февраля 2011 года.

23.02.2011 Казис ТОГУЗБАЕВ

Жены узбекских беженцев-мусульман заявили в суде, что казахстанская сторона фальсифицирует показания их мужей. Предоставленные ими документы, якобы свидетельствующие о преследованиях в Узбекистане, судья назвала копией.


В Алматинском городском суде продолжается рассмотрение апелляционных жалоб 29 узбекских беженцев-мусульман на решения суда первой инстанции, отказавшего им в статусе беженца.

Во время судебных заседаний жены беженцев не только свидетельствуют о жестоких пытках, которым, по их словам, в Узбекистане подвергались их мужья и они сами, но и пытаются представить документы, якобы подтверждающие преследования в Узбекистане.

Однако судьи не верят ни словам, ни представленным документам.

ИНТЕРВАЛЫ МЕЖДУ СТРОЧКАМИ

Во вторник, 22 февраля, в Алматинском городском суде было принято решение по жалобам еще четырех из 29 узбекских беженцев-мусульман, находящихся в тюрьмах Алматы. Они попытались оспорить в апелляционном порядке ранее принятые решения судом первой инстанции об отказе им в статусе беженца.

Городской суд постановил отказать в удовлетворении апелляционных жалоб Ойбека Кулдошева, Кобильжона Курбонова и братьев Нуриллаевых – Бахриддина и Бахтиёра.

На заседаниях суда, которые в этот день вели судьи Алматинского городского суда Елизавета Бекжанова и Татьяна Барнева, представители миграционной полиции снова просили отклонить ходатайства адвокатов об участии в судебных процессах самих узбекских беженцев-мусульман, а также – по истребованию судом документов, на основании которых ранее миграционными службами Казахстана было отказано в предоставлении им статуса беженца.

Однако эти вопросы в дальнейшем все же всплывали в ходе судебных заседаний, в частности во время выступлений жен узбекских беженцев-мусульман. Особенно показательным в данном отношении было судебное заседание, на котором рассматривалось дело Ойбека Кулдошева.

Представитель миграционной полиции Гульзада Нурмакина в своем выступлении в суде среди прочего заявила, что Ойбек Кулдошев «признался в создании им исламского джамаата».

Но жены узбекских беженцев-мусульман говорят о фальсификации казахстанской стороной показаний их мужей.

В частности, Ирода Эрназарова, жена Ойбека Кулдошева, заявила, что сказанное представителем миграционной полицией «является ложью». При этом она сослалась на разговор со своим мужем Ойбеком Кулдошевым, который, по ее словам, состоялся у нее при встрече с ним в следственном изоляторе КНБ в Алматы.

По словам Ироды Эрназаровой, муж сказал ей, что он никогда и ни при каких обстоятельствах не говорил о том, что он якобы создавал исламский джамаат. Он утверждает, говорит Ирода Эрназарова, что не сказанные им слова были вписаны заинтересованными лицами в документ, который составлялся по результатам беседы с ним казахстанским следователем.

– Мой муж сказал мне, что следователь, когда записывал его показания, делал очень большие интервалы между строками и что потом следователь в эти интервалы записал то, что мой муж не говорил, но что нужно было следователю, – говорит Ирода Эрназарова.

Однако эти утверждения Ироды Эрназаровой суд не мог или не захотел проверить, поскольку для этого необходимо было как минимум присутствие на суде самого Ойбека Кулдошева, а также наличие документа, на который он указывал. Но этого как раз и не было на суде – по просьбе представителя миграционной полиции, поддержанной прокурором, участвовавшим в этом судебном заседании.

БРАТЬЯ В РАЗНЫХ ТЮРЬМАХ

На заседаниях Алматинского городского суда во вторник, 22 февраля, речь неоднократно заходила о родственных отношениях между отдельными узбекскими беженцами-мусульманами.

Так, в этот день были рассмотрены апелляционные жалобы двух братьев Нуриллаевых – Бахриддина и Бахтиёра. Жалобы не были удовлетворены апелляционным судом. Эти братья содержатся в разных тюрьмах Алматы и казахстанские чиновники пока не привели никакого обоснования этому. Бахтиёр Нуриллаев находится в тюрьме КНБ, а Бахриддин Нуриллаев – в тюрьме комитета уголовно исполнительной системы министерства юстиции.

В этот день на одном из судебных заседаний речь также зашла и о братьях Кулдошевых – Ойбеке, Сунатулле и Сухробе.

Старший из них, 28-летний Ойбек Кулдошев, находится в тюрьме КНБ после его ареста 9 июня 2010 года в Алматы по запросу узбекских властей. По его апелляционной жалобе Алматинским городским судом 22 февраля 2011 года было принято отрицательное решение. Перед ним – как и перед всеми 29 узбекскими беженцами-мусульманами, находящимися в тюрьмах Алматы, – маячит перспектива экстрадиции в Узбекистан.

Его двое братьев – 25-летний Сунатулла и 22-летний Сухроб – были задержаны алматинской миграционной полицией 25 января 2011 года. С 27 января они находятся под административным арестом, срок которого истекает 25 февраля. Хотя в отношении них не было запроса со стороны узбекских властей, тем не менее им и их женам угрожает перспектива немедленной депортации из Казахстана в Узбекистан за якобы допущенное ими нарушение миграционного законодательства Казахстана.

СЛОВА И СПРАВКИ БЕССИЛЬНЫ

Во время одного из судебных заседаний 22 февраля под председательством судьи Татьяны Барневой, выступила Гулнора Кодирова – жена узбекского беженца-мусульманина Кобильжона Курбонова. Она поведала суду о том, как в Узбекистане пытали ее мужа и ее саму – когда она была на четвертом месяце беременности. Как говорит Гулнора Кодирова, им вгоняли иголки под ногти, истязатели при этом добивались от своих жертв признания о том, где находится их зять, которого разыскивали узбекские спецслужбы.

По ее словам, когда вонзали иглы им под ногти, боли были невыносимыми. Как говорит Гулнора Кодирова, боли не прекратились и после того, как прекратились пытки.

– На другой день мы обратились к врачу, чтобы он сделал нам обезболивающий укол. Но он отказал нам в этом. Сказал, что если он нам поможет, то его выгонят с работы, – сказала Гулнора Кодирова в суде.

Гулнора Кодирова также рассказала в суде, как спецслужбы Узбекистана истязали ее зятя и затем, по ее словам, они убили его, сбросив с третьего этажа здания.

Как говорит Гулнора Кодирова, у ее находившейся на поздней стадии беременности дочери, когда та увидела изувеченное тело своего мужа, из-за пережитого шока начались схватки и произошли преждевременные роды прямо в здании суда. Однако, по словам Гулноры Кодировой, узбекские врачи вновь отказали в помощи и новорожденный младенец погиб.

На этот раз судья Татьяна Барнева не потребовала справок, подтверждающих рассказ Гулноры Кодировой. Однако Татьяна Барнева никак не учла в своем решении эти показания Гулноры Кодировой: ее мужу Кобильжону Курбонову судья отказала в статусе беженца.

Зато речь о справках зашла на другом судебном заседании, которое прошло под председательством судьи Елизаветы Бекжановой. На нем адвокат Анжелика Рахимбердина, представляющая интересы узбекского беженца-мусульманина Ойбека Кулдошева, представила суду две ксерокопии постановлений об административном аресте в Узбекистане в начале апреля 2010 года братьев Кулдошевых – Сунатуллы и Сухроба – за якобы допущенные им грубость в общественном месте.

При этом Анжелика Рахимбердина со слов Ироды Эрназаровой – жены Ойбека Кулдошева – сообщила суду, что Сунатуллу и Сухроба во время их административного ареста в Узбекистане (на 12 и 14 суток соответственно) допрашивали о том, где находится их брат Ойбек, но они, мол, так и не признались спецслужбам о том, что Ойбек уже находится в Казахстане.

Она говорит, что после освобождения из-под административного ареста Сунатулла и Сухроб Кулдошевы так же, как годом ранее сделал их старший брат Ойбек, покинули Узбекистан и приехали в Казахстан в надежде найти политическое убежище.

Анжелика Рахимбердина заявила, что вышесказанное ею доказывает то, что в Узбекистане преследуют по политическим мотивам не только Ойбека Кулдошева, но и его братьев – Сунатуллы и Сухроба, а представленные ею документы неопровержимо доказывают практику политического преследования в Узбекистане. В связи с этим адвокат попросила приобщить их к материалам дела.

Однако судья Елизавета Бекжанова сказала, что это всего лишь ксерокопии, и отказала в данном ходатайстве адвоката. Распечатать Послать другу Послать другу: x DiggFacebookGoogle BookmarksMister WongMySpaceRedditTechnoratiTwitterYahoo Bookmarks Как послать эту информацию другим

По сообщению сайта Радио "Азаттык"