Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Программа Кудрина

Дата: 23 февраля 2011 в 16:32

МАКСИМ БЛАНТ, экономический обозреватель NEWSru.com:

В последнее время Алексей Кудрин выступил с целым рядом нехарактерных для себя заявлений, которые прямо противоречат политике президента Медведева и вполне тянут на то, чтобы лечь в основу предвыборной программы.

Начал вице-премьер с того, что попросту отказал в праве на жизнь «инновационному сценарию», подготовленному Минэкономразвития в рамках написания стратегии развития страны до 2030 года. По мнению Кудрина, сохранение бюджетного дефицита при высоких ценах на нефть не только консервирует, но и серьезно усиливает зависимость российской экономики от мировых цен на нефть.

Через несколько дней глава финансового ведомства заявил, что стране необходимо выбрать модель развития, и ошибка может обойтись слишком дорого — придется либо модель менять, либо повышать налоги, а увеличивать еще больше налоговое бремя в обозримом будущем не представляется возможным.

О том, что российские власти пытаются одновременно реализовать два фактически взаимоисключающих сценария, тут писалось уже неоднократно. Модернизация «по-медведевски» — тот самый подготовленный Минэкономразвития «инновационный сценарий» — делает ставку на масштабные госинвестиции, платить за которые придется повышением налогового бремени на частный бизнес, созданием неконкурентных условий в экономике, ухудшением инвестиционного климата и, в конечном итоге, снижением частных и иностранных инвестиций.

Если очистить этот сценарий от всей сопровождающей его продвижение словесной шелухи, можно говорить о попытке построения госкапитализма, котрый опирался бы на отрасли и сектора, «назначенные» президентом или кем-то из его советников «прорывными».

Как только ни называли эту концепцию за последние годы — и «модернизацией экономики», и «реиндустриализацией», и избавлением от постыдной «нефтяной зависимости». Для ее реализации, помимо наращивания госинвестиций и создания госкорпораций, призванных изначально стать «локомотивами» реиндустриализации и построения «инновационной экономики», были предприняты и другие шаги. В частности, «плавная девальвация» рубля и целый комплекс протекционистских мер, особенно в автопроме.

В 2009 году, когда правительство пыталось ликвидировать последствия собственных судорожных и не всегда адекватных мер. направленных на борьбу с кризисом, даже казалось, что этот подход окончательно победил.

Однако не прошло и года, как была реинкарнирована идея создания в стране мирового финансового центра, превращения рубля в резервную валюту. Параллельно с ростом госинвестиций была принята программа массовой приватизации. ЦБ публично и многократно отрекся от своей ответственности за поддержание низкого курса рубля, продекларировав своей основной задачей сдерживание инфляции.

Кудрин, который в течение без малого 11 лет, что он возглавляет Минфин, старательно избегал высказываться по вопросам, непосредственно не относящимся к сфере его компетенции, но жестко отстаивал свою позицию в сфере фискальной и бюджетной политики, до последнего времени, если и пытался работать на реализации последнего сценария, прямо против промышленной госмодернизации не выступал.

Более того, он, хоть и высказывал недовольство наращиванием госрасходов, в течение двух последних лет старательно искал дополнительные доходы, способные удовлетворить растущие аппетиты госмодернизаторов во главе с президентом Медведевым.

И вот, впервые за все годы своего пребывания в должности главы Минфина, Кудрин выступает с полноценной экономической программой, делающей ставку на возврат к жесткой бюджетной политике, радикальное сокращение роли государства в экономике путем приватизации госимущества и реорганизации госкорпораций, создание благоприятного инвестиционного климата и конкурентной среды в экономике.

В значительной степени эта программа базируется на принципах, которые пытались проводить в жизнь Кудрин с Грефом в начале нулевых годов и которые позволяли российской экономике расти темпами, о которых сегодня приходится только мечтать.

Впрочем, неверно было бы думать, что Кудрин предлагает просто вернуться к докризисному экономическому курсу. Говоря об уходе государства из экономики, он фактически предлагает отказаться от курса на национализацию «стратегических» отраслей, начатому после ареста Михаила Ходорковского и разгрома ЮКОСа .

И наконец, что уж совсем для Кудрина нехарактерно, он высказался за свободу выборов и политическую конкуренцию, напомнив слова Медведева о том, что «свобода лучше, чем несвобода».

Из всего этого можно сделать, как минимум, один вывод: возможностей для того, чтобы и дальше пытаться реализовать две взаимоисключающие концепции развития страны, больше нет. При этом, президент Медведев, который в последнее время старательно игнорирует экономические темы, едва ли так просто даст похоронить свое детище — госмодернизацию.

Но Медведев — лишь половина «тандема», и кем он будет через год, после очередных президентских выборов, пока неизвестно. Вторая же «половина» — премьер Путин — очевидно на стороне Кудрина, что явствует хотя бы из того, что он обратился к Высшей школе экономики и Академии народного хозяйства, которые должны написать стратегию, альтернативную той, что была предложена Минэкономразвития.

Более того, Путин одобрил возврат к наполнению Резервного фонда. На состоявшемся в среду совещании по вопросу «О сценарных условиях долгосрочного прогноза социально-экономического развития РФ на период до 2030 года» он напомнил, что по итогам 2010 года там осталось 775 млрд рублей. И заявил, что при цене на нефть в 93 доллара за баррель этот Резервный фонд правительства может увеличиться до 1,454 триллиона — почти вдвое.

Таким образом в скором времени у страны может появиться две совершенно разные «официальные» стратегии. Одна — написанная для Медведева Минэкономики, другая, озвученная Кудриным, углубленная и дополненная ВШЭ и АНХ — для Путина. В предвыборный год это может означать какую-никакую интригу. Проблема лишь в том, что «партия власти» в России одна, и вторую до парламентских выборов создать не получится. Кроме того, глупо всерьез ждать от Путина политической либерализации и институциональных реформ. Не длятого строил он «вертикаль» и отменял региональные выборы, чтобы потом от всего этого отказаться.

Что же касается перспектив самого Кудрина, то в любой демократической стране у него были бы очень неплохие шансы занять президентское кресло и самостоятельно реализовать собственную программу. Неоднократно признававшийся лучшим в мире министром финансов, он — лучшее из того, что случилось с российской экономикой за последние 11 лет. Однако в нашей «суверенной демократии» максимум, на что он может надеяться — сохранить свое кресло после 2012 года и продолжать мириться со всеми ошибками (а то и преступлениями), которые совершают его начальники.

Каталог NEWSru.com:
Информационные интернет-ресурсы

По сообщению сайта NEWSru.com