Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Вторая мать разведчика Манухина

Дата: 23 февраля 2011 в 20:02

В один их самых тяжких дней войны — нашего поражения в степях тихого Дона — его спасла простая жительница оккупированной деревни. Вызволив из немецкого плена, помогла вернуться в строй защитников Отечества.

Фронтовик помнит этот день до мельчайших подробностей.

В полночь группа разведчиков, среди которых был сибиряк Иван Манухин, ушла на выполнение боевого задания за линию фронта. Бесшумно сняв часовых, они без потерь преодолели окопы немцев, но оказались в западне. Дзоты с флангов внезапно ударили кинжальным огнём, отход группе отрезали залпы миномётов и автоматные очереди. 15 из 48 советских бойцов погибли в первую минуту неравного боя. Остальных разведчиков, израсходовавших боеприпасы, немцы брали в рукопашной схватке, итог которой был предрешён.

Раненых пленников бросили под замок. Утром в амбар вошёл немецкий офицер в сопровождении охраны и скомандовал:

— Встать! Есть ли среди вас командиры, комиссары или евреи?

Наступила тягостная тишина, пленников стали выводить на улицу, Иван Манухин был вытолкан последним. Конвоир обыскал его, предварительно сорвав гимнастёрку.

— Комиссар?

Иван отрицательно покачал головой и объяснил, что был в отряде санинструктором — в его петлицах было два треугольника.

— Юдэ?

Иван опять беззвучно ответил «нет». Тогда один из офицеров подошёл к нему вплотную и начал длинными тонкими пальцами ощупывать голову, после этого дал указание автоматчику. Подталкивая пленного в спину, конвоир повёл Ивана к построенной в одну шеренгу группе наших бойцов. Они стояли около колодца, напротив толпились жители оккупированной деревни. Автоматчик указал Ивану место в шеренге, а сам направился к офицеру с докладом.

Вдруг Манухин услышал, как молодая женщина из толпы негромко сказала ему: «Бери мои вёдра, коромысло и уходи, а то ведь всё равно прикончат…» Разведчик навскидку прикинул расстояние до плетня ближайшей хаты — метров 15-18, до немецкого офицера с солдатами — примерно столько же. «Если решусь, какое-то время меня будут скрывать местные, но могут заметить, и тогда — длинной очередью по толпе…»

В этот миг стоявший сзади старик сорвал с Ивана пилотку и нахлобучил ему на голову свою изрядно потрёпанную шапку. Иван бесшумно сделал два шага назад и, подняв на плечо коромысло с полными вёдрами, пригнувшись, зашагал вслед за молоденькой казачкой. Её мать и старик следовали в одном шаге, прикрывая собой. По спине Ивана текли струйки холодного пота, напряжённый слух почти явственно улавливал резкий окрик и автоматную трель. Но случилось чудо…

— Как звать-то тебя?

— Иван.

— А меня — Ириной Ивановной, — хозяйка дома вновь заспешила вперёд. — До ночи скроешься в козьем катухе.

Тут она повернула за угол плетня. Старик, взяв обратно свой треух, сказал, что его кличут Пугачом, двинулся дальше по проулку. Вот и калитка. Шура, так звали красавицу-казачку, пропустила солдата вперёд, а Ирина Ивановна торопливо повела в загончик для скота. Вечером хозяйка принесла ему хлеба, кипятка и картошку с салом.

Второй раз пришла уже за полночь. Иван сообщил спасительнице, что будет пробиваться через линию фронта — к своим.

— Уж больно ты на нашего зятя похож, мужа Шурки, пропал он без вести в первых боях; жалко нам тебя стало. Но коль решил уходить, дай Бог тебе невредимым добраться. — Напутствовала Ирина Ивановна. — А чтобы на хуторе на немецкий патруль не нарваться, я тебя огородами проведу. Пойду впереди; скажусь только Шурке.

Вскоре вернулись обе, помолчали, и хозяйка спросила Ивана:

— Семья-то у тебя, сынок, есть?

— Родители в Сибири, за Байкалом, — Иван попросил записать их адрес на случай, если погибнет. Сам же запомнил наизусть: хутор Кромоярский, Пискунова И.И.

…Они увиделись вновь, когда родной полк Манухина перешёл в наступление. Чудесным образом избежавший немецких и смершевских пуль Иван заскочил к Ирине Ивановне лишь на минуту, но вспоминал этот миг потом всю жизнь. А в январе 1943 года в бою за станцию Зимовники Манухин получил тяжёлое ранение. Узнав об этом, вторая мать Ивана навестила его в госпитале…

Их послевоенная переписка прекратилась в 1969 году — послания фронтовика стали возвращаться в Иркутск со штампом «Адресат выбыл», к тому времени Ирине Ивановне было больше 80-ти лет. Только через много лет старый солдат свыкся с мыслью, что его второй матери нет в живых. И лишь недавно узнал, что Ирина Пискунова была награждена медалью за боевые заслуги (большая редкость для женщины, не служившей в армии). За то, что в годы войны стала второй матерью ещё одному русскому офицеру.

Яков Дегтярёв, подполковник в отставке

По сообщению сайта Аргументы и Факты