Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Эксперт: Если бы пособники нацистов были наказаны, политика Латвии и Эстонии была совершенно другой

Дата: 24 февраля 2011 в 03:10 Категория: Новости стран мира

23 февраля в «Доме Москвы», расположенном в центре Рига, прошла презентация книги псковского исследователя и журналиста Юрия Алексеева «Моглинский лагерь: история одной маленькой фабрики смерти». Автор книги — Юрий Владимирович Алексеев — псковский исследователь, журналист, соавтор книги «Народ сету: Между Россией и Эстонией» (М., 2005 г.), автор более 60 материалов по истории и современному развитию Псковщины, а также по приграничным отношениям России с Эстонией и Латвией.

В книге «Моглинский лагерь: история одной маленькой фабрики смерти» рассказывается об истории концлагеря, который располагался недалеко от города Пскова и находился в зоне ответственности Эстонской полиции безопасности и СД, а массовые расстрелы и другие злодеяния производились там эстонцами, давшими присягу на верность Адольфу Гитлеру и одетыми в форму войск СС. В основу книги легли ранее не публиковавшиеся документы, хранящиеся в архиве Управления Федеральной службы безопасности РФ по Псковской области. Книга издана под эгидой российского фонда «Историческая память».

Юрий Алексеев рассказал корреспонденту ИА REGNUM в Риге о том, как создавалась эта книга:

, Работа над этой книгой началась еще в 2005 году. Именно тогда я впервые столкнулся с материалами по Моглинскому лагерю. А за последние четыре месяца, уже работая в фонде «Историческая память», эти материалы были мною подробнейшим образом изучены и, так сказать, переродившись, сформировали эту книгу. Эта книга предельно документальна. За любое написанное в ней слово я могу ответить документами. Я старался в этой книге как можно меньше оставить самого себя, своего видения.

Немного о том, как были собраны те документы, на которых основывается моя книга. В 1963 году в Управлении КГБ по Псковской области работал очень известный тогда и в Советском Союзе «розыскник» оперуполномоченный Михаил Пушняков. Однажды, находясь по служебной надобности на станции Моглино Псковского района, он разговорился с местными жителями, и речь зашла о размещавшемся в этих местах в годы войны концентрационном лагере и массовых расстрелах его узников. Михаил Пушняков выяснил, что об охранниках эстонской «роты особого назначения», производивших казни, мало что известно, и к ответственности за свои деяния они так и не привлечены, и решил вплотную заняться этим делом. В течение 5 лет он собирал документы и в1968 году состоялся суд над несколькими охранниками эстонской «роты особого назначения», трое из них были приговорены к высшей мере наказания, а еще один — к 15 годам лишения свободы. После этого Михаил Пушняков был награжден орденом Красной Звезды за инициативу и настойчивость при розыске изменников Родины, совершивших преступления в годы войны.

ИА REGNUM: Что собой представлял сам Моглинский лагерь? Что там творилось в годы войны?

Моглинский концентрационный лагерь был образован в сентябре 1941 года как лагерь для военнопленных. Там изначально находилось порядка 300 наших солдат, которые и строили этот лагерь. В страшную морозную зиму 1941-1942 годов немцы вели политику уничтожения, но не расстреливали пленных, а морили их голодом и содержали в нечеловеческих условиях. Пережили эту зиму не больше 100 человек и уже весной 1942 года лагерь стали заполнять гражданскими лицами. Это были люди, арестованные Эстонской полицией безопасности по подозрению в связях с партизанами, простые уголовники, а также евреи и цыгане. Моглинский лагерь стал пересыльным — часть узников отвозили под Ригу, в лагерь смерти Саласпилс.

С того же 1942-го года в Пскове работала организация, которая называлась «Псковский внешний отдел эстонской полиции безопасности». Немцы в этой организации были представлены только в жандармерии, которая занималась обеспечением безопасности вермахта, в отделе политической разведки и в качестве кураторов, руководителей этого отдела. А всеми карательными действиями — расстрелами, пытками, уничтожением людей — занимались эстонцы. Они же занимались и охраной заключенных в Моглинском лагере. Набор и подготовка личного состава в этот отдел производились в Таллине, в эстонской «роте особого назначения», входившей в структуру СС. Осенью 1942 года роту перевели в Псков, поручив в числе прочего охрану Моглинского лагеря.

Несмотря на то, что Моглинский лагерь считался рабоче-пересыльным, карательные функции он выполнял в полной мере. В нем документально подтверждены массовые расстрелы — от 50 до 200 человек, расстрелы малолетних узников. Расстрелы производились также за попытки побега или за побег других заключенных: за одного сбежавшего расстреливали 2-3 человек. Были зафиксированы факты и так называемых «немотивированных» расстрелов.

В охране Моглинского лагеря служили 34 эсэсовца. На момент розыска, проводившиегося М. Пушняковым, 19 из них бежали за границу, 8 — умерли, но 7 проживали в СССР, в Эстонской ССР, и до 1967 года не привлекались к ответственности.

ИА REGNUM: Как Вы считаете, почему после войны не были наказаны все те, кто участвовал в этих карательных операциях, тех, кто служил в частях гитлеровских войск и их пособников? Их не нашли или некому было заниматься поисками и расследованиями?

Я думаю, что многих из них формально простили. Тех, кто очень сильно «наследил», конечно, нашли и наказали, а остальных — простили. Основные наказания производились сразу после войны, в конце 1940-х, а потом розыски и расследования возобновились только в 1960-х годах. Да и опять же искали тех, кто наиболее проявил себя в карательных акциях.

Кстати, это я говорю о латышах и эстонцах. К русским, которые хотя бы каким-то образом, косвенно, даже не сотрудничали с фашистами, а работали на них, отношение в Советском Союзе было гораздо жестче. Если бы так относились к тем латышам и эстонцам, которые сотрудничали с эсэсовцами, которые были эсэсовцами сами, если бы они получили реальное наказание за те зверства, которые они совершили, я думаю, что политика сегодняшних Латвии и Эстонии была бы другой. Потому что эти люди во время войны реально издевались, грабили и убивали, и многие из них остались безнаказанными. При этом они жили в постоянном страхе, и этот страх «отложенного наказания» они передали своим детям и внукам. А теперь их дети и внуки реализуют в Эстонии и Латвии политику этноцида.

ИА REGNUM: Какой аудитории Вы адресуете Вашу книгу?

Эта книга нужна всем интересующимся, всем желающим понять, что действительно происходило на территории Псковской области во время оккупации. Она позволяет узнать о реальных исполнителях тех злодеяний, которые творились.

Вообще, когда говорят, что история Великой Отечественной войны изучена уже вдоль и поперек — это глубокое заблуждение. Есть множество страниц истории, которые не изучены, забыты, вычеркнуты, их просто нет! А когда начинаешь изучать, читать, то раскрываются такие примеры и подвигов, и подлостей людей, о которых и помыслить было невозможно. Вот об этом и для этого написана эта книга.

По сообщению сайта REGNUM