Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Первый пошел… Кто следующий?

Дата: 24 февраля 2011 в 07:00

Первый пошел… Кто следующий?

О вероятности такого развития событий стали говорить еще во времена последнего финансового кризиса, сначала потихоньку, потом все громче. Этого с тревогой и волнением ожидали. Но многие в принципе не верили, что подобное может произойти. Где угодно, но не у нас. Но произошло... На минувшей неделе впервые в Южном Казахстане выселяли из квартиры неплательщицу-ипотечницу (сохраним это определение, поскольку именно так называли себя сама женщина и ее товарки). Выселяли со скандалом.

Некая П.О. (не в имени дело) в 2007-м взяла полуторамиллионный кредит в банке, чтобы провести в квартире ремонт. А через год потеряла работу, а вместе с ней и возможность погашать долг. Ежемесячно платить почти по 30 тысяч тенге ее семья была уже не в состоянии. А условия получения денег и проценты по кредиту, словно снег в горах, быстро собирались в лавину, которая только и ждет случая, чтобы накрыть собою неразумных. Сейчас женщина говорит, что никуда не уйдет, что, кроме квартиры и пятерых несовершеннолетних детей, у нее ничего нет и ей некуда идти: «Я когда-то услышала слова президента, он ведь говорил, что 90% казахстанцев живут в кредит. Вот и я решила попробовать». Из этой пробы ничего вкусного не получилось. Судоисполнители, имея на руках судебное решение, пришли в квартиру, которая уже числится на балансе банка, где и был получен кредит. Но попытка исполнить решение суда и вежливо выставить неплательщицу из жилья, ей не принадлежащего, провалилась.

На защиту экс-хозяйки встали активисты общественной организации «Защитим народу жилье!». Ее председатель Куляйша Мусилтаева, позиционирующая себя как защитник должников-ипотечников (правда, сколь эффективна и бескорыстна защита, сказать сложно), заявила: «Хотя бы акимат позаботился. Президент дал устный указ, что из единственного жилья не выселять. Если бы у нее дом был, то пусть забирают, мы таких — не защищаем. Мы боремся за тех, у кого единственное жилье. Ей некуда идти, у нее шоковое состояние».

Оставим на совести главы общественников заявление о якобы существующем изустно указе президента. По обыкновению наши чиновники если и не бросаются в сей же момент исполнять сказанное руководителем государства, то и не оставляют без внимания любое его заявление. Потому как оно «не догма, а руководство к действию». «Обязательно к исполнению», хочешь ты того или нет. А существуй указ в реальности, то он обрел бы форму некоего печатного документа, наперевес с которым всяк попавший под пресс банка уже давным-давно маршировал у входа сначала в столь желанный, а затем столь же ненавистный банк.

В начале декабря 2010 года, по словам общественников, они добились аудиенции у руководства областного филиала банка. Там же, якобы в присутствии прокурора договорились, что банк пойдет людям навстречу и даст отсрочку на 9 месяцев тем, кто не в состоянии погашать долг. Руководитель филиала согласился, но вероятно, позже передумал. Теперь представители общественной организации намерены судиться с банком. Одна же из главных претензий к финансовому институту, по словам правозащитников, заключается в том, что банковские менеджеры не разъясняли условия кредитования клиентам. Опираясь на это, с банком уже судятся 50 шымкентцев. А 10 семей в любой момент могут оказаться на улице. Их жилье банк уже взял на свой баланс. Подобных семей в Шымкенте десятки, а, возможно, и сотни...

С началом ипотечного бума, в 2006-2007 годах, многие нуждающиеся в жилье, поверив в сладкие увещевания об ипотечном рае, в один момент стали словно чумовые. Червячка сомнений от производимых расчетов старательно затаптывали. Ипотека — что-то около двадцати процентов в год, потом страховка, пятое-десятое — и набегали сумасшедшие деньги. За пять лет выплачивалась почти полная стоимость еще одной квартиры. Многое в договорах прописывалось очень мелким шрифтом, без лупы не разобрать. И еще непонятное про то, что сначала выплачивается вознаграждение банкам, комиссия, затем многое чего про уплату основного долга и про то, что досрочное погашение в плюс клиенту не идет. Но это редко кто читал, а ведь самое важное как раз и заключалось в тех статьях договора,  словно заколдованые дневники вампира, которые не разобрать, которые мелким шрифтом.

Да черт с ним, подумаешь, авось пронесет, выкрутимся, думалось тогда многим. Главное — документы сдать, кредит получить и в вожделенное жилье въехать. В залог банку ставились квартиры, дома, участки, у кого что есть. Но тут выяснилось, что для получения кредита надо представить справку о доходе на каждого члена семьи. А размер дохода на одного, согласно требованиям банка, зачастую равнялся заработку всей семьи. Что делать? И откуда брать недостающие деньги? Наши идут по традиционному пути — поиска менеджеров банка, которые за весомые деньги не будут дотошно и с пристрастием изучать предоставленные справки. Помните про договор и мелкий шрифт? Так вот, мелкими буковками там, в числе прочего, сказано, что ответственность за достоверность предоставленных сведений несет сам клиент. Все, клиент готов, «спекся». Но это он поймет в очень скором будущем.

Грянул кризис. И пузырь под названием «наша ипотека» лопнул, уделав брызгами сотни и тысячи человек. Банки перестали выдавать кредиты, зализывая собственные раны. А многие «ипотечники» перестали платить по процентам. Тогда же было сказано, что если банки реализуют залоговое жилье, то квартирный рынок рухнет от переизбытка квартир и низких цен. В смутное время банки заставили отсрочить платежи ипотечников-должников или быть к ним более лояльными.

Дескать, если есть у заемщика минимальная возможность заплатить малость, пусть хоть так платит. Да и в банках не дураки. Зачем накалять обстановку? Можно попридержать коней до поры. А уже с началом выхода из кризиса легким сдавливанием горла должникам напомнили, что деньги счет любят и этот праздник вновь на банковской улице.

Тут же появились всяческие организации, которые ратовали за «невинно» пострадавших заемщиков. Проводили митинги и собрания, на которые приглашали банкиров и акимов, судоисполнителей и ипотечников. Первые заявляли, что чем платить сомнительным благодетелям из числа «народных защитников», лучше попытаться найти удобоваримое решение с банками. А ипотечники в запале выступлений выдавали такие подробности своих семейных и трудовых дел, собственного и членов семьи здоровья, что только диву даешься.

Успех процессов с участием ипотечников, будь то судебный или при помощи вымогательства, на мой взгляд, весьма призрачен. Можно, конечно, под общий шумок попытаться «продинамить» выплату или биться в истерике, чтобы долги простили и забыли. Но, согласитесь, несерьезно в суде в качестве довода использовать аргумент «менеджеры не объяснили условий кредитного договора». А что, грамоте в школе не обучали и читать не научили? Или считать разучились? А у самого, когда подписывал договор, глаза где были? Если так легко ставишь подпись под документом в тысячи долларов, то какого рожна потом ходить и плакаться на жизнь, что все кругом обманщики? В очередной раз ссылаться на наш особенный менталитет? У кого-то дети, которым надо ходить в детский сад, школу, платить за ремонт, покупать учебники, одевать, обувать, в конце концов, кормить и поить — и это все на зарплату! А ведь надо платить, и немало, за «коммуналку», добираться на транспорте до работы, покупать лекарства и, наконец, платить за лечение! Возьмем среднюю, очень хорошую среднюю в 60 тысяч (господи, где же статистика берет-то такую?). Прикинув все расходы, получается, что кредит платить-то нечем!

Как-то довелось лететь в самолете с американским молодым специалистом. В полете зашел разговор об ипотеке, участником которой был мой визави. Молодой человек, не стесняясь в выражениях, жестко прошелся по американским властям, которые подняли процент ипотечного кредитования. Посочувствовав ему, я все же поинтересовался величиной его грядущих трат. А теперь держитесь крепче. Непомерное возмущение вызвало то, что ипотека выросла с 1,4% годовых, до 1,8%... Хорошо, что он не все понимал по-русски, а может быть, сделал вид, что не понял, глядя на выражение моего лица, адресованное уже ему, зажравшемуся молодому специалисту.

А куда же мы тогда лезем и на что надеемся? Опять на авось? Авось, простят? Судя по всему, к всепрощению сейчас еще не готовы, и потому процесс с выселением — первая ласточка, которая, вероятно, вскоре потянет за собой стаи.

Сергей ПАВЛЕНКО, газета «РАБАТ» №7 16 февраля 2011, г. Шымкент

По сообщению сайта baursak.info