Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Что можно сказать о межэтнической и языковой ситуации в стране?

Дата: 24 февраля 2011 в 10:50

Что можно сказать о межэтнической и языковой ситуации в стране?

Душ в душу

 

Ведущий научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при президенте РК Тимур КОЗЫРЕВ (на снимке) уже давно исследует ситуацию с языковым вопросом и национальной идентичностью в стране. Занятие, в общем, не эксклюзивное — сейчас у нас много экспертов по истории, лингвистике и уровню казахскости в крови, но поскольку Тимур Анатольевич занимается вопросом профессионально, то и картина мира у него в других тонах. Он не сгущает краски — просто делает цветокоррекцию.

— Вы говорите о том, что не очень принято артикулировать вслух о возможности осложнений межэтнических отношений, если русскоязычное население — по крайней мере, молодежь — не овладеет казахским языком как минимум на бытовом уровне.

— Я преподавал достаточно долго в вузах южного региона страны, в том числе в казахских группах, и знаю настроения тамошней казахскоязычной молодежи. Сейчас вырастает поколение, не жившее в Советском Союзе. Их очень многое не устраивает в языковой сфере. Они восприняли всерьез идею становления казахского языка в качестве государственного, однако видят, что реальность пока еще сильно отличается от их ожиданий. Там, где их родители молчали, хотя и были недовольны, эта молодежь молчать не будет. А через 10 лет вырастут уже их дети, и тогда конфликтный потенциал может серьезно возрасти.

Когда мы говорим о целостности государства, то прежде всего имеем в виду территориальную сторону вопроса. Но у нас сейчас основной вопрос — целостность общества.

— Судя по всему, вы свободно владеете казахским языком?

— Да. Я казах по матери, украинец по отцу. В детстве язык знал не очень хорошо, потом выучил.

— Вы сами по-человечески, а не только как сотрудник КИСИ что можете сказать о межэтнической и языковой ситуации в стране? Как вас принимают казахскоязычная и русскоязычная аудитории?

— Ситуацию оцениваю на твердую четверку. Не так радужно, как на плакатах, но и не так страшно, как на некоторых сайтах и форумах. Там специфическая публика собирается, это надо учитывать. Нельзя судить по форумам в Интернете обо всем обществе. По плакатам тоже. Истина где-то посередине. Принимают меня везде одинаково.

— Часто говорят, что казахский язык недостаточно развит, чтобы принять на себя все функции государственного языка.

— Любой развитый литературный язык в какой-то мере является искусственным творением. Когда Михайло Ломоносов заявил, что будет преподавать в университете на русском языке, его подняли на смех — в то время языками науки считались немецкий и латынь, а русский ассоциировался у многих с грубыми мужиками. Но Ломоносов настоял на своем, и затем в течение нескольких десятков лет произошло обогащение русского языка, насыщение его заимствованной терминологией. И сейчас даже в бытовом русском очень много кáлек с других языков, которые мы не замечаем. Например, «представлять» от немецкого vor stellen — «пред» и «ставить». Или «вдохновение» — от латинского inspiratia. То есть великий и могучий русский язык не был изначально таким, великим и могучим его сделали. Никто не мешает сейчас то же самое сделать с казахским.

Правда, с оговорками. То, что сейчас творят некоторые лингвисты, — это просто вредитель­ство. Душ, к примеру, перевели как шаптырғыш. А ведь корень слова вызывает у носителей языка вполне определенные ассоциации (шаптыру — мочиться стоя. — Т. Б.). Представьте, как звучит предложение «помыться в душе». Или, допустим, лаңкестік — терроризм. Лаңкес — смутьян, но необязательно убийца. И таких примеров много.

— Главная проблема развития казахского языка?

— В таких случаях упрощать опаснее всего. Основная проблема сейчас — кризис собственно казахской идентичности, проявляющийся и в том, что даже владеющие родным языком казахи в некоторых ситуациях предпочитают говорить на русском. Русские в этом, разумеется, совершенно не виноваты.

С чем себя идентифицирует казах? С языком? Но казахи, не владеющие языком, не считают себя представителями другого этноса. С азиатским происхождением? Так китаец тоже азиат. С религией? Но далеко не всем казахам сегодня близок ислам. Единственным критерием «казахскости», с которым согласится почти любой казах, является комплекс традиций и представлений, связанный с родо-племенным устройством нации. Но и он сейчас размыт у части казахского населения.

— Так в чем корень зла?

— В кризисе всей казахской культуры. Русский язык входил в обиход не только через административный ресурс — за ним стоял огромный культурный массив. Литература, кино, эстрада и так далее. Банально, но язык — это просто средство выражения идей. Есть идея — язык звучит, нет идеи — нет и развития языка. Для нас проблема тем более актуальна, что емкость рынка не позволяет создавать самодостаточные коммерческие проекты в области культуры — согласно расчетам, для рентабельности выпуска, например книги, необходима аудитория порядка 20 миллионов человек. А у нас всего 16 миллионов населения, не говоря уже о потребителях конкретных жанров. Это значит, что необходима активная государст­венная поддержка отечественных культурных проектов — только тогда у нас появится казахская Маринина и казахский Лукьяненко.

— К слову, недавно довелось общаться с тремя молодыми людьми — 18, 19 лет и 21 года. Студенты колледжа иностранных языков, Жургеновки и КИМЭПа соответственно. Никто из них не знает, кто такой Олжас СУЛЕЙМЕНОВ. Где мы их потеряли?

— Это все тот же вопрос образования и поддержки культуры со стороны государства. Расскажу одну показательную историю. В 2003-2005 годах работал в МКТУ им. Яссауи в Туркестане. Там председателем попечительского совета был Намык Кемаль Зейбек — в прошлом министр культуры Турции. Он рассказывал, как продвигал на родине законопроект, согласно которому четверть экранного времени, отведенного под трансляцию художественных фильмов, должна была быть отдана отечественной продукции. Если не хватает отечественной, предпочтение отдавалось среднеазиатской. Проект был принят. А впоследствии г-н Зейбек присутст­вовал на встрече президента Турции ДЕМИРЕЛЯ с Джорджем БУШЕМ-младшим в бытность того главой США. И Буш тогда вдруг спросил, почему власти Турции вводят квоты на американ­скую продукцию. Демирель нашелся, что ответить («вы же ввели квоты на наш текстиль»), но, что показательно, потом законопроект каким-то образом оказался на полке. И вряд ли это была случайность. Культура — это стратегический вопрос.

— То есть если проецировать турецкую ситуацию на нашу страну, то участие в Таможенном союзе может привести к откату в языковой политике?

— Я не экономист, чтобы все­сторонне оценивать фактор ТС. Существует точка зрения, что его появление было наименьшим из возможных зол. Есть другие мнения, нередко полярные. Но в любом случае, я считаю, что для нас это должно оставаться сугубо экономическим проектом и попытки педалирования политической его составляющей нежелательны. Сейчас мы должны сделать всё, чтобы максимально сохранить независимость как минимум в гуманитарной сфере. Не допускать отката назад в ситуации с языком, активно поддерживать отечественную культуру и не спешить откликаться на инициативы, например, по созданию совместного учебника истории советского периода (некоторые российские эксперты озвучивали такого рода идеи). Самостоятельная трактовка отечественной истории — это один из стратегических приоритетов состоявшегося независимого государства.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, Алматы, фото Владимира ЗАИКИНА, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА

 

Если вы нашли ошибку или опечатку – выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите на ссылку сообщить об ошибке.

Использование материалов возможно с сохранением активной ссылки на автора и издание.

По сообщению сайта Zakon.kz