Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Большая Сибирь — надежда России!

Дата: 24 февраля 2011 в 13:12

 Большая Сибирь — не только географическое, но и геополитическое понятие. По мнению полномочного представителя президента Российской Федерации в СФО Виктора Толоконского, большая Сибирь — это могучая точка роста в создании социально-экономической системы инновационного типа, гарант динамичного развития экономики и реализации стратегических интересов России в мировом сообществе

На прошедшей встрече в резиденции полпреда с руководством Издательского дома «Сибирское слово» Виктор Толоконский поделился своим видением перспектив реализации Стратегии социально-экономического развития Сибири до 2020 года (далее Стратегия), создания единого информационного пространства в Сибирском регионе.

Аршином общим не измерить
— Виктор Александрович, мы помним, как тяжело принимался первый вариант Стратегии развития Сибири, как его выхолащивали в правительстве. Нынешний вариант Стратегии, на первый взгляд, полон повседневных, «будничных» проектов. Какие задачи она решает?
— На самом деле развитие такого макрорегиона, как большая Сибирь, должно решать, с одной стороны, ряд политических и политико-управленческих задач. С другой стороны — продемонстрировать, что это регион приоритетного раз-вития, что в Сибири заложен огромный потенциал и для его реализации недостаточно одних только рыночных механизмов, здесь требуются особые формы государственно-частного партнерства.
Государство должно целенаправленно развивать инфраструктуру путем прямых инвестиций — прямых капвложений, стимулировать частных инвесторов и бизнес, создавать более благоприятные условия для экономического и социального роста, сохранения кад-рового потенциала.

— Вы сказали «большая Сибирь». Что вы вкладываете в это понятие?
— Это понятие и геополитическое, и географическое — Сибирь вообще. Западная Сибирь и Восточная Сибирь — это и есть большая Сибирь. Но часто мы используем этот термин в более конкретном управленческом плане, понимая под этим 12 регионов Сибирского федерального округа. Все эти регионы граничат между собой и занимают большую территорию страны — почти треть всей территории Российской Федерации. И все то, о чем я говорил в отношении Стратегии раз-вития, касается всех регионов СФО. В новом качестве полпреда я проехал все 12 регионов, провел рабочие совещания с их руководителями, где мы рассматривали конкретные инвестиционные задачи, программы развития, проводили общие экономические, социальные анализы. Я родился и вырос в Сибири, но так реально, как сейчас, не представлял ее огромный потенциал!

Межрегиональная интеграция — фактор развития
— А не было попыток разделить большую Сибирь, к примеру, на Восточную и Западную?
— Нет, думаю, это скорее условное деление, с точки зрения географической. Действительно, уж очень большие расстояния! Конечно, у нас есть очевидное тяготение к интеграции регионов Западной Сибири. Так, вокруг Новосибирска очень плотная их концентрация: Новосибирская, Омская, Томская области, Кузбасс, Алтайский край, Республика Алтай. Очень сильно тяготеют по развитию интеграционных связей Красноярский край, Хакасия, Тыва. Есть серьезная интеграция Иркутской области, Бурятии и Забайкальского края.
Это очень разные регионы, но богатство Сибири ощущается везде. В каждом регионе много интересных предприятий. К примеру, раньше я видел Красноярскую ГЭС, а вот сейчас побывал на мощной Саяно-Шушенской ГЭС и увидел ее огромный потенциал. Познакомился с Саяногорским алюминиево-металлургическим комплексом, где очень высокая культура производства. Несколько раз в год я бываю в
НАПО им. Чкалова и считал его флагманом, формирующим культуру авиационной промышленности, создающим современные технологии. Это гигант — на нем шесть тысяч работающих. А вот на Иркутском авиационном заводе — 12 тысяч. И объем производства больше чкаловского в восемь (!) раз. Здесь — уникальные технологии, уникальная, даже по мировым меркам, выработка — более ста тысяч долларов на одного работающего. Побывал я на таком же авиационном заводе в Улан-Удэ, где валовое производство в три раза выше, чем на заводе им. Чкалова, где прибыль большая, где значительная часть продукции идет на экспорт.
Если говорить об образовании, то Новосибирский, Томский университеты хорошо известны всем. Но и в Иркутске — замечательный университет, осуществляющий технопарковые проекты, ведущий разработки. В университете создано много компаний, выходящих со своими разработками как на российский, так и на международные рынки. В целом Иркутский регион богат природными ресурсами, лесом, нефтью, газом. Чего только в нем нет! Здесь создан мощный инновационный комплекс. Я побывал в научном центре, в техническом университете, в инновационных компаниях. Экономика здесь бурно развивается. В регионе немало инфраструктурных проектов, интересной практики управления.
А какие мощные производственные комплексы в Томске, Новосибирске, Красноярске, Забайкалье! И аэропорты развиваются, и железные дороги, и инфраструктура. Таких регионов, имеющих масштабные программы развития, в Сибирском федеральном округе много. Уверен, что Сибирь способна стать мощной точкой роста экономики России, приносить большой эффект. И за счет природных богатств, и за счет накопленного интеллектуального, кадрового и промышленного потенциала, и за счет развития интеграционных процессов. И, конечно же, за счет такой геополитической перспективы, как близость к растущей экономике Китая, Юго-Восточной Азии, Монголии. Сибирь готова на эти рынки ориентироваться быст-рее, чем другие регионы России. Эти конкурентные преимущества Сибири сегодня очень сильно проявляются и должны быть использованы в интересах всей России.

Сценарий Стратегии
Для решения этих задач во многом и разрабатывается, и утверждается Стратегия развития большой Сибири. Стратегия предполагает реализацию программ раз-вития каждого из 12 регионов, которые базируются на тех же принципах — необходимости участия государства, государственно-частного партнерства, создания стимулов для инвесторов.
И многие из тех крупных проектов, которые мы называем приоритетными, выполняют задачу межрегиональной интеграции, а в каких-то случаях — имеют и общероссийское значение. Это могут быть даже и небольшие проекты, касающиеся разработок уникальных месторождений в Забайкалье или Иркутской области. Но эти месторождения формируют ресурсный, топливный, энергетический потенциал страны. Ясно, что Богучанская ГЭС — локальный объект. Но эта станция создает энергетический потенциал всей Сибири. Это энергетика не для нижнего Приангарья, а энергетика для многих регионов Сибири. Это же можно сказать и в отношении Саяногорского металлургического комплекса, имеющего общероссийское значение, определяющего конкурентные преимущест-ва в стратегической сфере. Или возьмем железную дорогу Курагино — Кызыл. Это развитие одного региона — Республики Тыва. Но это и развитие основного Транссиба, совершенствование всей железнодорожной инфраструктуры, без которой нельзя освоить ни месторождения углей, руд, ни развивать целый ряд отраслей и сфер. Даже такие проекты, как технопарки, особые экономические зоны, туристско-рекреационные зоны по своему значению выходят за рамки одного региона. Если Алтайский край мощно разовьет туризм, то это будет иметь значение для экономики многих регионов. Или технопарк в Новосибирске, Особая экономическая зона в Томске — то же самое.

Инвестиционный климат Сибири
— Реализация крупных проектов Стратегии связана с привлечением серьезных инвестиций. Что делается для создания привлекательного инвестиционного климата в Сибири?
— Конкретные проекты Стратегии не включают в себя весь потенциал развития Сибири. Но, приступая к ним, нам важно было начать инвестиционный процесс уже сейчас. Убежден, что фактор времени для развития Сибирского региона имеет очень важное значение. В ряде регионов мы имеем отрицательную миграцию. И, если сконцентрировать внимание на проектах, реализация которых будет отложена на 10 — 15 лет, то многие проекты просто потеряют свое значение. Мы где-то упустим экономику, где-то упустим население, где-то потеряем конкурентные преимущества. Те 27 проектов, которые выделены сегодня в Стратегии, это проекты, которые уже реализуются, имеют четкие источники финансирования, инвестирования, бюджетные планы, федеральные целевые программы. И сейчас работает механизм их постоянного сопровождения.
В конце прошлого года председатель правительства РФ Владимир Путин лично провел совещание по этим вопросам. И сейчас создана специальная комиссия во главе с министром регионального развития Виктором Басаргиным, который сопровождает каждый проект, в оперативном порядке решает частные проблемы. Так, 4 февраля на заседании правительства с участием министра, полпреда, губернаторов, руководителей ведомств, частных компаний-инвесторов «Евразхолдинг», «Северсталь» мы в рабочем режиме рассматривали программы развития Алтайского Приобья, строительства железной дороги Кызыл — Курагино.

— А еще, какие механизмы могут регулировать инвестиционный процесс, реализацию проектов Стратегии?
— Мы сейчас формируем механизм, по которому будем вести рассмотрение новых инвестиционных проектов, имеющих общесибирское, общероссийское значение. Всю необходимую информацию направим в регионы округа. Каждый регион по определенным правилам будет предоставлять заявку на такой проект. Будут сформулированы критерии отбора проектов, создан специальный экспертно-консультативный совет, работающий при полномочном представителе президента Российской Федерации в СФО. В совет войдут ведущие ученые, эксперты. Он будет рецензировать эти проекты с тем, чтобы в дальнейшем направлять их в правительство, Министерство регионального развития для включения в федеральные целевые программы, инвестиционные фонды. Чтобы можно было использовать те инструменты финансирования, которые сегодня есть в арсенале правительства России, государственных институтов.
Но я убежден, что и этих мер еще недостаточно для эффективной работы по реализации Стратегии. Уверен, что на каком-то этапе нам придется обсуждать с правительством России, рядом профильных министерств вопросы системных льгот и преференций для развития регионов Сибири. Сейчас Стратегия содержит в основном механизм прямого инвестирования, использования различных институтов, мобилизующих инвестиции. Но все-таки для ряда регионов Сибири требуется более мощный внешний импульс развития. К регионам Сибири нельзя подходить с одними критериями, одними мерками. Согласитесь, что потенциал развития Новосибирской, Томской, Омской областей, Кузбасса отличается от потенциала Тывы, Забайкалья. Здесь нужны дифференцированные подходы, в том числе и институционального характера. Для того чтобы мы могли на территориях по определенным проектам, программам предостав-лять налоговые льготы, специальные субсидии, компенсации удорожания транспортных, энергетических или иных расходов. Здесь должен быть весь набор механизма — от прямых инвестиций государства, от государственно-частного партнерства до создания более благоприятных институциональных условий.
В какой регион придет инвестор?

— Виктор Александрович, а какова роль самих регионов в реализации Стратегии?
— Конечно, для любого региона Сибири — и для регионов с большим внутренним потенциалом раз-вития, которых в СФО большинство, и для регионов с не очень большим потенциалом — требуется энергичная, эффективная, профессиональная работа региональной власти. Нельзя подходить к реализации проектов с позиции, что мы их сформировали, утвердили на заседании правительства, и завтра федеральное правительство будет этим заниматься. Мы же будем лишь вовремя напоминать: «А помните, у нас Стратегия принята. А помните, у нас есть такой проект...» Нет. Это предполагает очень большие изменения в качестве управления в регионе, в развитии всей социальной и коммунальной инфраструктуры. Инвестор не пойдет в регион, где нет социальной привлекательности для жизни и работы. Инвестор не пойдет, если не будет понимать, как региональная власть способна поддержать, помочь сделать инвестиции быстрее окупаемыми, более эффективными.
Безусловно, любые инвестиционные программы развития требуют очень больших усилий для их реализации. В России недостаточно инвестиционных ресурсов. Мало внутренних источников инвестирования, которые серьезно зависят от эффективности экономики. Прибыль как источник развития остается пока невысокой. Слаб у нас и второй большой источник инвестиций — накопления населения. Доходы населения остаются еще очень низкими.

— Но при этом вклады населения в банках растут.
— Вклады увеличиваются. Но увеличиваются такими темпами, которые не отвечают потребностям инвестиционного процесса. И это деньги очень «короткие». Население, скорее, заинтересовано получить быстрый банковский депозит, накопить средств на сезонные нужды. К тому же большая часть населения вовлечена в ипотеку, малый бизнес. И накопления нужны, чтобы погасить кредит, приобрести оборудование, технику. Инвестиций еще недостаточно, и конкуренция за них очень высокая. Поэтому Сибирь в целом и каждый ее регион в отдельности должны проявить эффективную политику, эффективные действия, чтобы выиграть эту конкуренцию у других регионов России. Часто у регионов с более благоприятными природно-климатическими, географическими, иными условиями.

Качество жизни сибиряков — важный приоритет
— Формирование комфортной среды обитания человека — один из важнейших приоритетов Стратегии. За счет чего будет идти повышение привлекательности регионов Сибири для проживания сибиряков и привлечения дополнительных трудовых ресурсов?
— Для создания среды обитания, повышения уровня комфорта, социальной привлекательности регионов надо очень многое сделать, многое изменить. Здесь нет второстепенных задач. Должно быть тонкое понимание этого. Назову наиболее общие приоритеты. Чтобы формировать комфортную среду обитания, повысить привлекательность регионов Сибири, нужно обеспечить более высокий уровень транспортной доступности. Можно жить на больших расстояниях от Москвы, Парижа, других центров, но нужно быть постоянно уверенным, что, если мне надо, я до них долечу, доеду, что я не оторван от центров мира, я — часть этого мира. С развитием транспортных, электронных, информационных коммуникаций эта потребность не уменьшается, а, на-оборот, возрастает. И, если в каком-то регионе нет аэропорта, и из Москвы, Новосибирска до этого региона не долетишь — это большой минус.
Второе. Качество среды, привлекательность бытия, конечно же, во многом определяет экономика: какие у людей есть возможности работать, насколько большой выбор, сколько можно заработать? Да, в Новосибирскую, Томскую области приезжает много мигрантов. Да, у нас позитивная внешняя миграция, но много людей и уезжают. К примеру, в ту же Москву. Не думаю, что уезжают из-за более привлекательных социокультурных условий. Едут, чтобы полнее реализовать свой человеческий, профессиональный потенциал — работать, проявить себя. Чем больше регион, чем больше экономика, тем больше проблем. И в Сибири их много.
Третий фактор — это образование. Сфера образования не только дает знания, профессию, формирует человека как личность, но и во многом определяет общую социокультурную среду. Да, экономика развивает среду. Но на нее все влияет — все виды деятельности, все виды отношений. И отношения в образовательном процессе — в большей степени. Есть такие счастливые примеры. Вроде бы регион труднодоступен, в нем нет развитой экономики, но когда-то здесь были заложены хорошие традиции в образовании. Очень высокий уровень социокультурной среды, например, в Бурятии. Экономика там не самая сильная. Но традиционно очень сильное стремление к образованию. То же самое в Тыве. Я побывал в лицее и увидел, что методики образования в нем не менее эффективные, чем в физматшколе Новосибирска. И мотивация к учебе в лицее очень высокая.
Конечно же, комфортность среды обитания формирует и строительство нового жилья. У нас много старого жилья низкого качества. Его строили в те времена, когда ни о комфортности, ни о долговечности, ни о человеке особо не думали. Все шло по плану, по обязательствам, в условиях острейшего дефицита всех ресурсов. И поэтому нам придется вкладывать очень большие ресурсы в обновление рыночного фонда
жилья. В ближайшее время это должно стать одной из важнейших социоэкономических программ государства — обновление, модернизация всего жилищно-коммунального комплекса, поскольку это важное условие жизни общества. Конечно, комфортность среды — это и качест-во оказания медицинской помощи, и возможность заниматься физической культурой и спортом. Убежден, что именно в этом направлении будут развиваться потребности населения. На что прежде обращали внимание, когда рассматривали генплан развития? На школы, детсады, магазины. Сейчас магазин сам появится, а вот стадионы, спортивные площадки надо планировать, чтобы человек мог заниматься оздоровительными видами деятельности. Мы не решим проблемы регионов, если не будем строить жилье, школы, детсады, оздоровительные комплексы. К примеру, Иркутская область — богатейший регион, но жилья строится очень мало.
Сегодня есть дефицит в управ-ленческих программах. Я убежден, что формирование нового жилищного фонда не может быть осуществлено силами одних строительных компаний, здесь должно быть учас-тие государства. Я против того, чтобы вернуться к старому опыту и строить государственное жилье, а людей, нуждающихся в нем, ставить в очереди. Но я за то, чтобы молодые граждане нашего региона имели возможность воспользоваться государственной субсидией. Я за то, чтобы серьезная доля жилищного фонда формировалась как жилье служебное, чтобы молодые специалисты могли смело приезжать и в малые города, и в сельскую местность и получать хорошее, обустроенное, современное, качественное жилье. Я за то, чтобы жилье строилось в целях аренды. Убежден, что не продуктивно рассматривать государство как базового инвестора. Сегодня такая потребность в жилье, что никакого бюджета не хватит. Государство должно сказать компании: постройте дом, а я вам гарантирую 12 — 15 процентов доходности. Вы за свои деньги, привлекая кредиты, строите дом, а я помогаю сформировать такой уровень арендной платы, который позволяет эту доходность гарантировать. А если к этому добавить, что в молодых специалистах заинтересованы конкретные предприятия, компании, технопарки, то и они могут стать партнерами в софинансировании и разложить арендную плату на три части: ее выплачивает сам гражданин — заинтересованное предприятие — и бюджет. Это уже другие управленческие подходы.

— Виктор Александрович, вы работали в должности мэра Новосибирска, губернатора Новосибирской области. Перейдя на качественно новый уровень управ-ления, вы не испытали трудностей? Как складываются ваши взаимоотношения с коллегами, помогает ли предыдущий опыт в деятельности на посту полпреда?
— Наверное, еще преждевременно говорить о выстроенной системе взаимоотношений с коллегами. Однако я не просто каждый день взаимодействую с руководителями регионов — общаюсь по телефону, встречаюсь в Москве, — но и побывал в каждом из 12 регионов. Увидел все процессы изнутри. И я очень благодарен руководителям регионов за понимание, за то, что у меня нет трудностей в общении с ними. При всем том, что, проводя совещания о задачах развития регионов, по другим темам, я всегда что-то предлагаю, говорю о неиспользованных резервах в управлении в тех или иных сферах. Но, тем не менее, мне с коллегами очень легко. Они видят, что я понимаю их трудности. Никогда не подхожу формально ни к своим, ни к их обязанностям. Стараюсь поддержать коллег, помочь им. И чувствую, что мы находим взаимопонимание. Да, я очень много к ним обращаюсь — к этому придется привыкать, потому что это нюанс политики. По свое-му прошлому опыту я могу заранее почувствовать осложнение каких-то ситуаций. И чем раньше к ним подготовиться, начать действовать в нужном направлении, тем выше будет эффект.
Во всех регионах, какие бы мы проблемы ни обсуждали, я всегда подчеркиваю важность командного ресурса, гражданского общества, депутатского корпуса, важность их нацеленности на решение общих задач развития регионов. Сегодня невозможно эффективно решать большинство задач социально-экономического развития, если нет нравственного стержня в этой работе. А он формируется в отношениях между людьми. Нельзя к сложным проблемам, о которых мы сегодня говорим, подходить только с управ-ленческих позиций, с технократическими инструментами. Здесь нужен еще порыв, нужна идеология.

— На ваш взгляд, какую роль могут сыграть средства массовой информации в формировании единого информационного пространства в регионе?
— Такая задача, безусловно, перед ними стоит. Конечно, ее не очень просто реализовывать. Отчасти интернет решает эту задачу. Находясь в Москве, я не теряю связь со всем регионом и точно чувствую его пульс. Но мне интересно поддерживать любые проекты по интеграции регионов в регулярных, системных выпусках СМИ. Это могут быть и печатные издания, и электронные СМИ, вплоть до производства специальной информационной продукции — общесибирских справочников, каталогов. Сейчас на государственном телевидении мы раз в неделю делаем информационные выпуски, участвуем в обсуждении тем, наиболее важных для всех регионов Сибири. Я считаю, что государство может и должно поддерживать информационные проекты, но оно не должно быть их организатором и владельцем. Это и для власти плохо, и для общества.

— Благодарим Вас, Виктор Александрович, за откровенные ответы на все вопросы. И желаем Вам больших успехов в Вашей деятельности на посту полпреда!

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»