Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Вячеслав Мельченко: «Сложно любить Родину с головой в унитазе»

Дата: 24 февраля 2011 в 16:31

Майор, прошедший Чечню и Цхинвал, откровенно рассказал о военной службе

День защитника Отечества – праздник, когда за мужчин поднимают бокалы, звучат армейские байки, перетряхиваются дембельские альбомы и главы семей вспоминают: «Эх, вот когда я служил…».

Мы попросили майора Вячеслава Мельченко, отдавшего армии 25 лет, прошедшего через Чечню и Цхинвал, ответить на вопросы об армии, патриотизме и женщинах. 

«АиФ-Волгоград»: – Раньше Россия гордилась своими вооруженными силами, а теперь в сторону «мундира» не плюёт разве что ленивый.  

Вячеслав Мельченко: – Я начинал срочную службу в 1980 году, и дедовщина была уже тогда, просто все факты замалчивались. Порочна сама армейская система. Она «назначает» виновных, но никогда не ищет проблему в себе – что бы ни случилось, честь мундира должна остаться безупречной. Ну, например, если доложишь о происшествии, значит, виноват в нём ты, если попытаешься посадить провинившегося на гаупт­вахту, это позор на всей части, значит, делать этого нельзя. Это же абсурд!

Вот когда в армии будут соблюдаться законы, когда перестанет замалчиваться дедовщина, вот тогда мы придём к армии по типу израильской.

А как солдату сейчас почувствовать себя настоящим мужчиной, если его головой в унитаз окунули? А ведь есть примеры и страшнее. Я помню, как в нашей части повесился кавказец. Послушался приказа и помыл полы, а для остальных выходцев с Кавказа – это женская работа. В результате парня просто изнасиловали и с этим он жить уже не смог. Виновных не наказали, никто не стал даже разбираться – иначе было бы пятно на всей части... Так не должно быть. Для меня идеалом служит образец казачьей армии. С одной стороны, беспрекословное почитание атамана. С другой – после боя каждый солдат имеет право голоса. Перед атаманом все казаки равны.

«АиФ-Волгоград»: – Все вокруг только и говорят о патриотизме. А уж в армии так точно мозги должны промывать…

Вячеслав Мельченко: – Патриотизм строится не на разговорах о нём, а на том, что все равны друг перед другом и законом. Патриотизм начинается, когда люди самых разных национальностей, идя в атаку, знают, что прикроют друг друга даже ценой своей жизни. Так учил в своё время Суворов.

Но, к сожалению, наша армия сейчас не является школой патриотического воспитания. Какой патриотизм должен появиться у солдата, если над ним глумятся? Если его права ущемляются? Если его могут ночью поднять и заставить вагоны разгружать, а деньги за рабский труд офицеру в карман. Уже после демобилизации, лёжа в госпитале, я разговорился с солдатом, который рассказал, что они получают денежное довольствие в 430 рублей ежемесячно, так вот командир роты оставлял им только по 30 рублей, а остальное себе в карман. В роте больше 100 человек. Я предоставил информацию командиру полка, после чего ротного без шума перевели в другое место.

«АиФ-Волгоград»:– Говорят, в армии появился новый термин «этнодедовщина»?

Вячеслав Мельченко: – Это не совсем верный термин. Этническая дедовщина может так называться, когда появляется «дедушка» из числа землячеств. Но уже свежепризванный «молодой» с Кавказа начинает подминать под себя всех. Это не дедовщина – это давление одного этноса над всеми остальными.

У нас в железнодорожном полку я наблюдал такую «патриотическую» картину. Стояла красивая стена, где были расписаны все города России, которые прошел полк за время своего формирования. Рядом с ней военная прокуратура и КПП. Солдаты после увольнения, прощаясь с мамами и папами, получали с собой пирожки, еду, шли мимо этой стены. За ней их ждала группа абреков. И мамы с папами через ажурные ворота отлично видели картину, как кавказцы выходили, обнимали паренька, после чего они расходились, и дальше он шел уже без пакета с пирожками. Я их называю абреками, потому что абреки – это горские бандиты, кем, в сущности, они и являлись.

«АиФ-Волгоград»: – Говорят, что в обществе все большую роль берут на себя женщины. Верно ли это мнение с точки зрения настоящего офицера?

Вячеслав Мельченко: – Да, такая тенденция есть, и в армии это особенно заметно. Причём эта проблема больше актуальна для европейцев. Посмотрите, у мусульман доминирующая роль принадлежит только мужчинам. Я попытался в этом разобраться, много беседовал с ребятами с Кавказа. И у меня сложилось своё мнение. Начнём с животных. В природе у волков чёткое разграничение – волк охотится, а самка воспитывает волчат. У собак, которые произошли от волка, семей с таким разделением обязанностей нет. Самца собаке заменил человек. У людей всё сложнее, но аналогия схожа. Мужчина – воин, женщина должна заботиться о продолжении биологического вида. Но семьи распадаются, и государство, вставая на сторону женщины, пытается отчасти заменить ей мужчину. На Кавказе, кстати, это невозможно, там и мальчик, и девочка при разводе остаются с отцом, почему там и разводов почти нет. Но природой обусловлено, что мать лишь даёт жизнь, сохраняет домашний очаг, а выживать в этом мире мальчика может научить только отец.

И в итоге огромное количество солдат, приходящих в армию, воспитывались мамами – это маменькины сынки. И когда он сталкивается с сильным противником – он ломается. При столкновении волка с овчаркой, вопреки расхожему мнению, собака ложится перед сильным противником. В воинских частях ребят с Кавказа не так много, но они, как волки, и наши им просто сдаются. Не случайно раньше, ещё при Союзе, офицеры вели борьбу за то, чтобы в подразделениях были чеченцы. Они моментально становились вожаками и держали данное слово. Они убить могли, их боялись все, но никогда они не издевались над солдатами. Они мужчины, и им не было нужды доказывать своё превосходство, унижая других. К сожалению, после войны они изменились. Я это видел под Хасавюртом, когда их стали продавать, покупать и прикармливать.

«АиФ-Волгоград»: – Невесёлая складывается картина, неужели, случись война, нас и защитить будет некому?

Вячеслав Мельченко: – Патриотизм и народный гнев в Великую Отечественную тоже не сразу проявились. Слишком уж ненавидели Сталина. Сначала надо было дойти до точки кипения, когда начались зверства с немецкой стороны, вот тогда и поднялся народный дух, желание отстоять землю. Не дай бог, случится война, но думаю, нас будет кому защитить…
 

По сообщению сайта Аргументы и Факты