Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Окраина Януковича

Дата: 25 февраля 2011 в 14:50

Окраина Януковича

Янукович пытается построить на Украине вторую Россию со всеми ее суверенно-демократическими родимыми пятнами. В таком качестве страна не интересна ни Москве, ни Брюсселю.

Годовщина вступления Виктора Януковича на пост президента Украины – серьезный повод для размышлений. Итоги его пребывания у власти намного масштабнее, чем казалось возможным год назад. Другое дело, что с точки зрения интересов развития страны и даже ее внешнеполитического позиционирования произошедшие сдвиги выглядят не слишком выигрышно.

Янукович действительно изменил политическую ткань Украины.

С первых дней пребывания у власти его команда делала все не только для того, чтобы преодолеть наследие «лихих оранжевых» лет, но и пойти дальше, постепенно демонтируя плюралистическую политическую систему, сложившуюся задолго до майдана и Виктора Ющенко.

Иными словами, Янукович последовательно пытался – насколько это возможно, вопрос отдельный – построить на Украине свою Россию со всеми ее родимыми пятнами.

Первым пунктом стоит концентрация власти путем «творческого» подхода к национальному законодательству, кульминацией чего стало избирательное восстановление действия конституции 1996 года. Президентские полномочия были заново расширены, а вот часть основного закона, предписывающая приблизить срок следующих парламентских и президентских выборов, была переписана таким образом, чтобы максимально отодвинуть народное волеизъявление.

Собственно, нынешняя власть раз за разом демонстрирует, что боится выборов как таковых и стремится свести на нет роль выборов как до недавнего времени единственного инструмента разрешения политических конфликтов и конфликта о власти в частности. Одно дело – договариваться с депутатами, многим из которых есть, что терять: в конце концов, туфли из страусиной или крокодиловой кожи куплены в одних и тех же бутиках. И совсем другое – убедить население, привыкшее голосовать, в том, что оставить нынешнюю власть – лучше, чем избрать новую. На октябрьских местных выборах Партия регионов потеряла три миллиона голосов по сравнению с первым туром президентских выборов, а ведь болезненные экономические реформы, на которые правительство согласилось под давлением МВФ, тогда еще и не начинались.

Раз исход выборов непредсказуем, становится необходимым силовое разрушение организованных структур оппозиции и преследование ее лидеров.

Без особых затей против главного потенциально противника, Юлии Тимошенко, возбуждается уголовное дело, хотя обвинение в использовании средств экологических фондов для выплаты пенсий – неужели больше действительно ничего не нашли? – способно скорее поднять популярность политика в бедной стране. Бывшего полевого командира оранжевой революции и министра внутренних дел Юрия Луценко берут под стражу. Что, кстати, в отличие от 2005 года, означает неприятную перспективу собственной посадки нынешних власть предержащих в случае их проигрыша на выборах. Круг замыкается.

Наконец, нужно что-то делать со средствами массовой информации. Видимо, не со всеми владельцами удается мирно договориться, и потому давление на СМИ достигает такого размаха, что с претензиями к Украине выступает даже Европейский парламент.

Все это аналитики, отечественные и зарубежные, уже проходили, когда одна соседняя с Украиной страна десятилетие назад начала переход от «несовершенной демократии», как тогда было принято говорить, к другому типу политического режима, может быть, более совершенному, но точно не более демократическому.

Бессмысленно задавать вопрос, может ли такая политика Януковича создать фундамент для «европейского выбора» Украины, каковой все еще официально декларируется администрацией. Скорее, стоит постараться понять, на что Киев вообще рассчитывает в плане сохранения к себе позитивного внимания со стороны ЕС. Одного положительного сравнения с Лукашенко здесь будет явно недостаточно.

Представляется, что сегодняшнее украинское руководство совершает серьезную ошибку.

Стремясь обезопасить себя от давления извне ради сохранения достигнутых демократических стандартов и радуясь по поводу отсутствия такого давления, режим не замечает, что к нему, да и к стране в целом, на Западе теряют всякий интерес.

Иными словами, не будучи в состоянии поддержать демократию на Украине, что нынешнего президента вполне устраивает, Запад одновременно отходит и от позиций поддержки ее суверенитета, что никак не годится Януковичу.

Во-первых, здесь уместно лишний раз вспомнить, что Украина – не Россия. У Украины нет ничего сопоставимого ни с российским экспортом энергоносителей, ни с ее геополитическим положением, что можно было бы разменять на «прагматический», то есть не ценностный, интерес к себе.

Во-вторых, «дух времени» сегодня совсем другой. На дворе не девяностые годы, когда Леониду Кучме прощалось определенное внутриполитическое поведение. Дело не только в том, что в условиях перезагрузки отношений с Россией ценность Украины как партнера Запада выглядит намного менее очевидной. Дело еще и в том, что сегодня и в Европе, и в США стало модно отдавать приоритет странам, которые «подают надежду», даже если в данный момент ситуация объективно непростая. В прошлом году этому критерию отвечала Белоруссия, сегодня – Молдова. Можно спорить, правильным или нет является такой подход, но движение по пути наименьшего сопротивления инстинктивно свойственно любой бюрократической политике, а Запад сегодня – это, прежде всего, большая бюрократия, хотя и вписанная в рамки правил и норм.

Вне зависимости от того, готов Киев это осознать или нет, в подходах, прежде всего, Европы к Украине уже произошли качественные изменения. Переговоры о зоне свободной торговли забуксовали, что напрямую бьет по надеждам стоящего за Януковичем крупного бизнеса, в первую очередь, металлургического, увеличить экспорт на европейские рынки. Введение безвизового режима обусловлено выполнением очень серьезных требований и не похоже, чтобы ЕС готовился снизить планку. Брюсселю ведь спешить незачем, это украинским гражданам нужны европейские визы, а европейцы въезжают на Украину без виз – а могут не въезжать вообще, они в выборе стран для туризма и инвестиций не ограничены. Но самое главное,

состоявшийся в начале февраля первый энергетический саммит ЕС, похоже, похоронил перспективу европейских инвестиций в газотранспортную систему Украины. Правительства ЕС недвусмысленно заявили о приоритете проектов, не связанных с транзитом через Украину.

Безусловно, в первую очередь, это произошло из-за желания снизить свою общую зависимость от российских поставок. Однако цель диверсификации газоснабжения ЕС была как минимум столь же актуальной после российско-украинского кризиса 2009 года, но тогда ЕС был готов вкладываться в будущее украинской ГТС, а сегодня – нет. Это цена демократии, выраженная в инвестициях.

Возможно, кто-то в Киеве предполагал, что создание на Украине политического режима, однотипного российскому, приведет к полному отказу от конфликтности в двусторонних отношениях? Однако, как показывает опыт Александра Лукашенко, суверенные демократии совсем не обязательно живут в мире и согласии. Несмотря на все взаимные визиты и совместные автопробеги, отношения никак не выходят на уровень реального партнерства.

По той же причине: все меньше остается компонентов для стратегического размена. Геополитическая лояльность, в виде продления аренды Севастополя и принятия законодательной нормы о внеблоковом статусе Украины, Киевом уже продемонстрирована. А добровольно жертвовать финансовыми интересами или статусом украинская элита не готова. В свою очередь, Россия, как и ЕС, постепенно теряет интерес к украинской трубе, продавливая проект строительства «Южного потока» — дорогого, но своего.

И другое обстоятельство. Мнение автора как стороннего наблюдателя может быть ошибочным, но

не похоже, чтобы за прошедший год между Виктором Януковичем, с одной стороны, и Владимиром Путиным или Дмитрием Медведевым с другой сложились близкие личные отношение.

Все-таки не зря на выборах 2010 года Москва до последнего сохраняла внешний нейтралитет. И неважно, не верили в Януковича потому, что в 2004 году тогдашний премьер не пошел до конца и не использовал все средства, чтобы сесть в президентское кресло, или потому, что Лукашенко, Воронин, Бакиев и другие пост-советские братья-руководители в ком угодно воспитают недоверие. Важно, что для Кремля Янукович так и не стал своим. Как и наоборот. Он ведь тоже не забыл досужие разговоры о том, что на самом деле фаворитом Москвы была Тимошенко.

В этих обстоятельствах российский политический выбор сводится к двум вариантам. Или жестко додавливать Киев, что, впрочем, все еще чревато разного рода издержками. Или исключить Украину из числа реальных приоритетов, сконцентрировавшись на совместных с проектах с Белоруссией и Казахстаном. Но уж точно не чтобы строить с Виктором Януковичем отношения вечной дружбы, основанные на компромиссах, сделках, соблюдении каких-то разграничительных линий.

И последнее. Все-таки удивительно, как быстро в современном мире страна, которая в какой-то момент выглядит центром внимания, геополитических интересов и дипломатических интриг, может стать никому не нужной периферией.

Автор – директор исследовательских программ по «Восточному соседству» ЕС и России Финского института международных отношений

По сообщению сайта Газета.ru