Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Метадон – это волк в шкуре ягненка. Не пускайте его к нам!

Дата: 27 февраля 2011 в 14:11

Гиппократ учил: «Лечи подобное подобным». Однако к лечению наркозависимости этот принцип отнести вряд ли возможно. Медицинское сообщество выступает против внедрения так называемой метадоновой терапии, призванной избавить наркозависимых от пагубного пристрастия к героину. Алексей Колесников Метадоновая терапия – один из методов заместительной терапии, при котором пациентам предлагают сменить героин на метадон. Метадон — наркотик синтетический и, по мнению сторонников его применения, имеет ряд плюсов перед героином: принимается не через вену, а орально (то есть снижается риск передачи ВИЧ в среде наркозависимых), не вызывает эффекта эйфории, создает условия для социальной адаптации больных. Попробовали на чужие деньги В 2008 году «пилот» был запущен на базе павлодарского и темиртауского наркодиспансеров — 50 больным стали бесплатно выдавать метадон. Финансировал затею Глобальный фонд по борьбе со СПИДом. Подобный проект при поддержке того же фонда должен был стартовать с июня 2010 года в Алматы и Усть-Каменогорске. Однако до сих пор программа находится в подвешенном состоянии, а медицинское сообщество разделилось на сторонников и противников применения синтетического наркотика. Одним из врачей, выступающих против расширения программы, является президент Национальной медицинской ассоциации Айжан Садыкова. Свои умозаключения она делает не только на основе мировых научных данных, но и на собственном профессиональном опыте. К тому же она участвовала в работе комиссии Минздрава по изучению результатов внедрения метадоновой программы в Павлодаре и Темиртау (сейчас ее члены готовы выступить со своим мнением). Не лечит — калечит В беседе с журналистом «Взгляда» Айжан Бегайдаровна акцентировала внимание на том, что метадон – наркотик еще более страшный, чем героин (а именно героинозависимых лечили метадоном в Павлодаре и Темиртау, а сейчас собираются продолжить это дело в Алматы и Усть-Каменогорске), и попыталась развеять несколько мифов, говорящих, что подобная терапия имеет больше плюсов, чем минусов. Миф первый: метадон – это лекарство. Метадон – это не лекарство, а тяжелый наркотик, как и героин. Миф второй: наркозависимого, принимающего метадон, не тянет к другим наркотикам. Метадон не вызывает особой эйфории, а тот, кто хочет испытать кайф, еще и колется героином, в результате чего очень многие умирают из-за передозировки. Миф третий: при метадоновой зависимости происходит социальная реабилитация, пациент ведет себя как здоровый человек, возвращается в семью, восстанавливается на работе. Увы, но если у больного не было желания работать раньше, теперь, когда дозу ему дают ежедневно и бесплатно, стремление зарабатывать у него вообще пропадает. Мнимое благополучие в семье заключается лишь в том, что он перестает тащить из дома все ценное, что можно продать и на вырученные средства купить наркотик, что он не идет воровать. Но насколько долго может продлиться такое благополучие? Ровно до тех пор, пока государство не прекратит покупать наркотики для одного человека, игнорируя лечение других болезней, распространенных в нашем, увы, нездоровом обществе. Есть диагнозы не менее серьезные, чем наркозависимость. Ведь Глобальный фонд по борьбе со СПИДом рано или поздно свернет свою деятельность и задача обеспечивать подсаженных на метадон казахстанцев ляжет на плечи государства. — И уж если говорить об эффективности метадоновой терапии, то могу сказать, что в Павлодаре и Темиртау она составила чуть более 30%, – продолжает г-жа Садыкова. — Тем более что пациенты там от приема наркотика не отказались, они просто удержались в этой программе, остальные вновь ушли на героин. ВОЗ не гарантирует излечения — Если все так плохо, почему же Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) одобряет применение метадоновой терапии? — ВОЗ не лоббирует метадон, она констатирует, что заместительная терапия применяется в ряде стран и является одним из звеньев в борьбе с наркозависимостью. Эта терапия может включать в себя применение ряда препаратов, и метадон всего лишь один из них. К тому же ВОЗ отмечает как плюсы, так и минусы заместительной терапии. Основная ее задача – полное воздержание пациента от употребления запрещенных наркотиков, но никак не излечение от наркозависимости. И ВОЗ говорит, что без сопутствующей медицинской и психосоциальной помощи заместительную терапию внедрять нельзя. А в Казахстане ничего подобного нет, в Павлодаре и Темиртау, кроме как раздачей препарата, больше ничем не занимались. Вместе с докторами с метадоном пытаются воевать и неравнодушные граждане. Алматинка Наталья Шадрина, мать и бабушка, объединившись с такими же женщинами, болеющими за здоровье нации, пишет письма во всевозможные инстанции с просьбой не пускать метадон в Казахстан. Чиновники отвечают с явной неохотой – мол, приказа Минздрава пока не было, можете не волноваться. Хочется добавить: когда он появится — пить боржоми будет поздно. Очередные слушания о том, внедрят или нет заместительную терапию в Алматы и Усть-Каменогорске, должны состояться в Министерстве здравоохранения в середине февраля. Мы продолжим следить за развитием ситуации. Газета «Взгляд».

По сообщению сайта Newzzz.kz