Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Ветеринары узнали об ограничениях на кетамин после облав

Дата: 28 февраля 2011 в 06:20

Резать по живому — или оставить умирать. Перед таким выбором оказались украинские ветеринары. Уже два месяца использовать препараты для наркоза животных, содержащие наркотическое вещество кетамин, можно только при наличии специальной лицензии, иначе — тюрьма. Но предупредить об этом ветеринарных врачей правительство не удосужилось. А те не успели оформить документы на использование препарата. И теперь, спасая домашних любимцев, рискуют поплатиться собственной свободой. Перегибы в борьбе государства с наркоманией изучал Руслан Ярмолюк.

Пустые коридоры вет-лечебницы и не присущая ей тишина встречают Юлю с домашним питомцем.

Мяукала сильно полтора месяца назад начала.

Мура недоверчиво смотрит на доктора сквозь решётку контейнера. Через несколько минут, уже после осмотра, врач безапелляционно ставит диагноз — опухоль. Но скальпель в руки не берёт.

Чем сейчас делать операцию я не знаю, мы не сможем помочь. А что мне делать. Умирать. Может в данном случае какая-то поддерживающая терапия.

Хозяйка кошки растеряна, еле сдерживая слёзы, готова кричать. Только вот на кого? На врача, который отказался спасти её любимца, или на государство, запретившее использовать ветеринарам обезболивающее?

Юлия Костенко:

Не знаю, куда мене идти. Что делать, как спасать свое животное, потому что врачи отказывают спасать, потому что государство им запрещает.

Альтернативы кетамину пока нет. Этот препарат не имеет побочных эффектов, чего не скажешь о других обезболивающих, не требующих лицензии.

Елена Крыжановская, ветврач:

Для животных они не подходят, так как они могут вызвать остановку дыхания или сердца и животное может погибнуть в любой момент.

Сейчас у врачей есть выбор: или резать по живому, не нарушая закона, или ничего не делать и ждать. Но и в том, и в другом случае — исход летальный. Животные могут умереть от болевого шока или умереть от своевременно не оказанной помощи.

Оксана Рудь, глава Ассоциации ветеринаров:

На сегодняшний день однозначно мы не можем проводить операции, потому что у нас нет препаратов, который был бы безболезненный и гуманный для животных.

Сидящая на приёме у врача пенсионерка прячет за пазухой своего кота.

Женщина пришла усыпить кота ему 15 лет.

Она знает — сейчас у неё заберут последнее — самое дорогое в этой жизни. Но страшнее всего гуманно провести эвтаназию животного врачи уже не могут.

Дмитрий Кащур, директор ветклиники:

Раньше вводился в сильный наркоз, а потом уже водился препарата который останавливает дыхание. Сейчас придется проводить эвтаназию негуманным способом, просто ввести препарат, который остановит дыхание и кот задохнется.

Сначала был указ кабмина: обезболивающее внесли в список сильных психотропных веществ и ограничили его использование. На этом настояла ООН. Украина подписала соглашение, но ветврачей уведомить забыли. Ветеринары узнали о запрете после того, как в Одессе начались облавы на медиков, которые, ничего не подозревая, оперировали животных в своих клиниках.

Елена Коваль, замначальника управления борьбы с правонарушениями:

На территории Украины, этот препарат не запрещён, просто ограничен его обиход, то есть с этим препаратом могут работать только те субъекты хозяйственной деятельности, которые получили соответствующую лицензию.

Лицензию в течение десяти дней выдаёт комитет по контролю за наркотиками. Сетуют на то, что клиники не спешат идти за разрешениями. С начала года только две большие лечебницы получили лицензии.

Ветеринары прогнозируют, что в ближайшее время маленькие клиники закроются. Ведь для того, чтобы собрать пакет документов, нужно, минимум, полгода и несколько десятков тысяч гривен.

Инна Макарина, ветврач:

Для меня нереально, стоимость лицензии, где то около 50 тысяч гривен это дорого и самый момент длительный строк регистрации и получения лицензий.

Шестилетнего карликового пуделя Тяпу привезли уже без сознания.

Этот пациент поступил у нас сегодня с проблемами кишечника.

Собака под капельницей, но это всего лишь витамины, а ей нужна срочная операция.

Инна Макарина, ветврач:

Если я сейчас попытаюсь спасти животное, останусь вне закона. Мой выбор поймут и мои коллеги, но хозяева собаки не поймут — на сегодняшний день консервативное лечение, пытаемся убрать боль.

Заложниками чиновничьего решения оказались сотни тысяч животных по всей стране. Никто не ведёт учёт, сколько их уже умерло, так и не дождавшись операции. Ведь это всего лишь животные. Но они, как люди, радуются каждому знаку внимания, особенно здесь, в приюте.

Манюня не скандаль.

Рыжуля лежит на операционном столе и даже не противится доктору. У неё рваная рана лапы. Всё, что может сделать сегодня врач — это наложить мазь.

Майя Гончарова, ветврач:

Будем закладывать мази, изолируем животное, будет одно и будем прокалывать витамином.

Но как быть с теми бродячими животными, которых нужно стерилизовать. В питомнике — не знают.

Наталия Мохнева, директор питомника:

Наш приют выполняет функцию стерилизацию в городе Киеве. Сейчас мы не стерилизуем животных. Эти собаки практически рожают по 8 щенков и увеличивается поголовье бездомных животных.

Ветеринары обратились к правительству с просьбой — отложить это решение хотя бы на несколько месяцев. Чтобы успеть оформить лицензии. Минздрав не против, и даже называет срок — 150 дней.

Александр Анищенко, первый замминистра здравоохранения Украины:

Первое, мы сейчас отсрочили время вступления в действие этой постановы.

Однако дальше публичных разговоров чиновников дело не идёт. Ветврачам не продлили сроки для получения лицензий. И они до сих пор не оперируют животных. Пудель Тяпа так и не лёг на операционный стол. Собака умерла, не приходя в сознание, в больнице, где ей должны были помочь. На входных дверях всех украинских ветклиник вывешены объявления. Операции не проводятся.

Владимир Самченко, Игорь Антонюк. «Подробности недели», ТК «Интер».

По сообщению сайта Подробности.ua