Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Топливный прогиб // Цены на бензин упали, чтобы снова вырасти

Дата: 28 февраля 2011 в 09:52

С начала февраля розничные цены на бензин и дизель впервые за долгое время пошли вниз. Это произошло благодаря тому, что премьер-министр Владимир Путин в очередной раз перешел к ручному управлению отраслью. Однако реальных рыночных предпосылок для снижения стоимости нефтепродуктов нет, говорят эксперты и предупреждают, что скоро предстоит очередной виток роста цен. Исправить ситуацию смогут только глобальные перемены: изменение системы налогообложения нефтяной отрасли. В начале февраля премьер-министр Владимир Путин провел в Санкт-Петербурге совещание по итогам работы ТЭКа в 2010 году. На нем он подверг резкой критике крупнейшие нефтекомпании страны за непрекращающийся рост стоимости зимнего дизеля. Больше всего претензий у премьера было к частным компаниям — «Газпром нефти» и ТНК-ВР. При этом государственные «Роснефть» и «Сургутнефтегаз» за день до этого совещания снизили оптовые отпускные цены на зимний дизель на 2 тыс. руб. за тонну, а в рознице — на 50 коп. за литр. В компаниях знали о предстоящей теме обсуждения, поэтому приняли необходимые меры заранее, рассказывали «Ъ» источники в «Роснефти» и «Сургутнефтегазе». А вот остальным пришлось исполнять повеление премьера незамедлительно: уже к вечеру того же дня «Газпром нефть» и ТНК-ВР отрапортовали, что розничная стоимость дизеля снижена на 1-1,5 руб. ЛУКОЙЛ последовал примеру коллег на следующий день после совещания. К моменту совещания у премьер-министра розничная стоимость зимнего дизеля (25,78 руб. за литр) обогнала стоимость бензина Аи-92 (24,54 руб.) и вплотную приблизилась к Аи-95 (26,35 руб.). Эта цена уже была пиковой и стала бы снижаться без вмешательства государства, говорит Павел Строков из ИАЦ «Кортес». Резкое подорожание зимнего дизеля, который является экспортно ориентированным продуктом, было связано с холодами, которые установились в Европе, и повышенным спросом на авиакеросин, для производства которого нужная та же основа, что и для дизельного топлива, говорит эксперт. Он отмечает, что государственное вмешательство стало только одним из вспомогательных факторов в снижении цен. По его словам, ситуация на рынке уже способствует снижению спроса на зимний дизель из-за высоких цен и поставок более дешевого аналога — дизельного топлива с присадками, которое может использоваться при температуре до -15°С. Государство решило сполна воспользоваться административным ресурсом, и теперь совещания в Минэнерго по поводу стоимости топлива проходят чуть ли не каждый день, рассказывают «Ъ» сотрудники компаний. Мера эта, впрочем, оказалась эффективной. Вслед за ценами на дизельное топливо началось и снижение цен на бензин. На прошлой неделе по отношению к началу месяца оно составило порядка 3%, свидетельствуют данные Росстата. Стоимость одного литра бензина в среднем по России на 21 февраля составила 23 руб. 50 коп., в том числе низкооктанового (Аи-76, Аи-80) — 21 руб. 57 коп., Аи-92, Аи-93 — 23 руб. 46 коп., высокооктанового (Аи-95 и выше) — 25 руб. 48 коп., дизельного топлива — 23 руб. 85 коп. Рекордным по темпам роста розничных и оптовых цен на топливо стал 2010 год. По данным «Кортеса», в 2010 году отпускные цены на авиакеросин выросли на 21%, на бензин Аи-80 — на 20%, Аи-92 — на 22%, Аи-95 — на 18%, на летнее дизельное топливо — на 36%, зимнее — на 39%. К 4 февраля Аи-80 подорожал еще на 9,4%, Аи-92 — на 3,9%, Аи-95 — на 3,5%, дизельное топливо — на 11,6%. При этом, отмечает Виталий Крюков из «ИФД-Капитала», потребительские цены на бензин в 2010 году выросли на 6,5% — то есть меньше инфляции, которая составила 8,8%. Резкий рост цен на бензин и дизель с начала года, который был остановлен совещанием у премьер-министра, связан прежде всего с введением 1 января 2011 года новых акцизов — они были увеличены в среднем на 1 руб. с литра. Эта мера преподносится Минфином как способ снижения транспортного налога: полученные средства предполагается направить на дорожное строительство. Нефтекомпании еще в конце 2010 года стали постепенно увеличивать розничные цены, чтобы рост после нового года стал менее значительным, говорит Виталий Крюков. Кроме того, с 1 января были введены и новые технические регламенты, которые запрещают производство топлива ниже класса «Евро-3». Производство этого вида топлива обходится дороже, затраты на модернизацию отечественных НПЗ составили миллиарды долларов, поэтому компании закладывают их в свои цены, говорит президент Российского топливного союза Евгений Аркуша. Другой важный фактор — это рост стоимости нефти, от которого напрямую зависят и цены на российских АЗС. «Нефтекомпании следят за ростом цены на нефть каждый день и корректируют цены на своих АЗС в соответствии с ее изменением. Лага между ростом цены на нефть и на бензин практически нет, компании не ориентируются на то, из какой именно партии нефти был сделан продаваемый бензин»,— говорит управляющий директор IHS Cambridge Energy Research Associates (CERA) Сергей Вакуленко. На прошлой неделе из-за гражданской войны в Ливии стоимость российской Urals достигла $113,1 за баррель, что является максимальным значением за последние два с половиной года (пик пришелся на лето 2008 года, когда цена барреля Urals составила $140). Поэтому цены на нефтепродукты вскоре продолжат свой рост, считает Виталий Крюков. Но компаниям из-за политического вмешательства придется их сдерживать, что резко снизит маржу, говорит эксперт. Такая ситуация, по прогнозам господина Крюкова, продолжится максимум один квартал. Кроме оптовых цен, о которых сейчас и спорит ФАС с нефтяными компаниями, на конечную цену влияет и розничная надбавка, которая в России одна из самых высоких в мире: 8-10 центов на литр — это норма, тогда как в Европе и США нормой является надбавка 1 цент, а иногда она может быть и отрицательной, говорит господин Вакуленко. «Из-за непрозрачного рынка земли и торговой недвижимости в российских городах куда меньше АЗС и конкуренция между ними куда слабее, чем в западных странах, где не редкость ситуация, когда на одном перекрестке находятся по три АЗС», — полагает эксперт. В климате гипер-конкуренции основную прибыль АЗС в Европе и США получают от магазинов при заправках и дополнительных услуг, а продажи бензина служат лишь для того, чтобы привлечь поток покупателей в эти магазины. Кроме того, добавляет Сергей Вакуленко, основным источником дохода для западных АЗС являются продажи на заправках сопутствующих товаров. В России же этот сегмент крайне неразвит, и в лучшем случае в общей прибыли с одной АЗС он составляет 10-15%, говорит Евгений Аркуша. На самом деле проблемы нефтепереработки, которые приводят к росту цен на топливо, более глубокие. Связаны они прежде всего с системой налогового обложения нефтяной отрасли и ее состоянием, доставшимся нам от советского периода, считает Сергей Вакуленко. «Государство и население рассматривают низкие цены на нефтепродукты как часть природной ренты для жителей страны: мы ведь живем в нефтедобывающей стране, и нефтепродукты нам должны доставаться задешево»,— говорит господин Вакуленко. По мнению Сергея Вакуленко, гораздо правильнее было бы платить за нефтепродукты столько, сколько они реально стоят. Сейчас, чтобы обеспечить российские НПЗ относительно дешевым сырьем, был введен механизм экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты. Причем экспортная пошлина на нефтепродукты гораздо ниже, чем на нефть: она составляет порядка 55% от нефтяной. В итоге маржа переработки для российских НПЗ составляет примерно $12-15 за баррель. Отмена экспортных пошлин, которая занижает стоимость топлива, привела бы к тому, что оно продавалось бы на уровне 45-50 руб. за литр. И это произошло бы потому, что плохое техническое состояние нефтеперерабатывающей отрасли требует больших инвестиций, которые нефтекомпании закладывали бы в стоимость топлива, считает господин Вакуленко. Сейчас для изготовления тонны бензина российский НПЗ вынужден использовать гораздо больше нефти, чем современные европейские и американские заводы, отмечает Сергей Вакуленко. Кроме того, из-за дифференцированных пошлин экспорт нефтепродуктов для компаний гораздо выгоднее, чем нефти, и до последнего времени у них не было стимулов для модернизации своих заводов. Выравнивание пошлины на темные и светлые нефтепродукты отчасти дает такие стимулы, а полное выравнивание пошлин на нефть и нефтепродукты или отмена экспортных пошлин еще больше их усилила бы. В этом случае государство могло бы возвращать какую-то часть этой природной ренты через сниженные налоги, взносы в Пенсионный фонд, полагает господин Вакуленко. Но приемлема ли такая политика в наших условиях — вопрос сложный, считает эксперт. «Цена на нефтепродукты — одна из самых наблюдаемых обывателями величин и удобный повод для подъема цен продавцами прочих товаров. Она может вызывать недовольство властями, поэтому для сохранения социального спокойствия государство выбирает существующий сейчас путь»,— говорит Сергей Вакуленко. Несмотря на то что цены на топливо пошли вниз, нефтяникам вряд ли удастся избежать очередных штрафов от Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Ведомство обвиняло «Роснефть», ЛУКОЙЛ, «Газпром нефть» и ТНК-ВР в сговоре и злоупотреблении монопольным положением уже дважды: в конце 2008-го и середине 2009 года. По итогам расследований компаниям пришлось частично признать свою вину и выплатить совокупные штрафы более чем на 10 млрд руб. По итогам проверок относительно повышения цен в начале 2011 года они будут должны выплатить еще больше, предупреждают в службе — ФАС уже вынесла решение о возбуждении дел в отношении «Роснефти», ЛУКОЙЛа и «Газпром нефти». Расследования, которые инициирует ФАС, вряд ли позволят изменить ситуацию с ценами, считает Виталий Крюков. В первую очередь это происходит потому, что нефтяники и государство до сих пор не могут определить критерии «справедливой» цены на топливо. ФАС обсуждала с компаниями специальную формулу цены, но к консенсусу стороны так и не пришли. «Эти дискуссии всегда непросты, и «справедливую» цену, если рыночные механизмы отказывают, установить не так просто. В России пытаются их задать с помощью договоренностей между компаниями и властями, ручным управлением»,— говорит Сергей Вакуленко. Однако компании всегда будут иметь возможность сказать, что, для того чтобы иметь не слишком высокие цены для Сибири и Дальнего Востока из-за высоких транспортных расходов, они вынуждены держать повышенные цены в каких-нибудь других регионах, рассуждает эксперт. «А если у государства останутся вопросы, то они попросят задать их, например и РЖД, которая совершенно официально и открыто перевозит их бензин по завышенным тарифам, чтобы людям было дешевле ездить на «Сапсане«»,— говорит господин Вакуленко. ФАС также рассматривает и вариант введения предельной цены, но эксперты и компании называют такой шаг нерыночным ходом. Не оправдывает себя и другое предложение ФАС — обязать продажу на биржах 10-15% нефтепродуктов, производимых компаниями. Указание службы они выполнили и действительно перевели часть продаж на рыночную площадку. Если в течение января—октября 2010 года биржевые цены незначительно превышали отпускные, то в последние два месяца разница заметно увеличилась, отмечает Павел Строков. Формально компании выполнили требование ФАС, поясняет эксперт, но стали заключать сделки со своими сбытами — и по этим сделкам «нельзя оценивать реальную рыночную стоимость». У ФАС есть сложности и с доказательствами того, что компании нарушают антимонопольное законодательство. Они действительно исторически занимают доминирующее положение в регионах, но не по собственной воле. «Здесь можно вспомнить и схему расположение НПЗ, которая была в СССР, и то, как нефтяная отрасль приватизировалась: активы по переработке и дистрибуции в регионе получал один ВИНК»,— говорит Сергей Вакуленко. Однако нарушением закона является не доминирующее положение на рынке, а злоупотребление им, а это в судах доказать гораздо сложнее, считает Виталий Крюков. Нефтяники ситуацию вокруг с ценами на нефтепродукты после совещания у Владимира Путина комментировать отказываются. Ни в одной из компаний, к которым были предъявлены претензии, на вопросы «Ъ» ответить не согласились. Читайте на следующей неделе «Тенденции/Иностранные банки в России»

По сообщению сайта Коммерсантъ