Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Андрей Богомолов: «Когда у виска „ствол«, забываешь обо всем на свете»

Дата: 28 февраля 2011 в 10:00

В это сложно поверить, но самый титулованный футболист страны за две недели до старта сезона не определился с клубом и вообще рискует оказаться вне премьер-лиги. Семикратный чемпион Казахстана никак не договорится с «Кайратом» об условиях нового соглашения, и впереди у него вырисовывается не самая завидная перспектива — первая лига. Но полузащитник не теряет оптимизма, впрочем, как и всегда. Недаром коллеги называют его самым позитивным игроком в стране.


В интервью «Sport&KS» Андрей Богомолов рассказал о том, как побывал на бандитских разборках, как был ограблен под дулом пистолета, и как ему живется в роли лучшего друга самого популярного футболиста страны. Кстати, он не любит, когда его называют самым титулованным игроком Казахстана.

Три медали не в счет

— Ваш брат любит это подчеркивать, — говорит Богомолов. — Но я не считаю себя самым титулованным. Надо быть адекватным.

— Но против статистики не попрешь.
— Согласен. Но я не считаю, что три из семи моих чемпионских титулов я заслужил. Те, что были завоеваны в составе «Елимая» в 1994-м и 1995-м, у клуба были бы и без меня. Я ведь тогда был совсем молод, почти не играл в составе, а медальки получил. И последнее мое золото с «Актобе» не считаю «своим». Опять же, в 2009-м я почти не играл, поэтому не считаю, что заслужил его. Так что самый титулованный — Самат Смаков. Вы меня в этом не переубедите.

— С «Кайратом» вам не удается договориться. Что же дальше?
— Пока не знаю. Разные мысли в голову идут. Вообще жду предложений. Иногда закрадывается предательская мысль — может, закончить? Но знаю, что силы, желание играть еще есть, глаза по-прежнему горят. Вот если бы не было этой искорки в глазах, то можно было бы «вешать бутсы на гвоздь». А так, думаю, заканчивать пока рано. Понимаю, что мне уже 34, и сейчас каждый тренер заглядывает в паспорт. Но есть такие игроки, которые уже в 26 заканчивают. А я еще не наигрался. Поэтому иногда обидно, когда тебя заранее списывают со счетов, как будто ты отработанный материал.

— Не к лицу вам скромничать. Ведь, объективно говоря, футболистов с уровнем вашего мастерства сейчас не так много.
— Ну, я же не могу тут сидеть и оценивать свой уровень. Да, что-то на поле могу, да, поиграл прилично, но не мне решать, насколько я хорош. Для этого есть специалисты, болельщики. Им и оценивать, насколько я мастеровит.

— Раньше таких «игровиков», как вы, которые способны одним пасом решить исход любой игры, особенно ценили. Сейчас же специалисты больше предпочитают футболистов выносливых, умеющих «грызть землю», и позиция плеймейкера почти неактуальна. Вам не кажется, что это неправильно?
— Вообще в современном футболе нужные всякие игроки — и те, кто носится все 90 минут как заведенный, и те, кто таскает рояль, и те, кто играет на нем. Требования такие. Тех, кто умеет на поле все — и биться кость в кость, и «рисовать» игру — в нашем футболе единицы, и они на вес золота. Главное — отдавать всего себя игре. Если каждый будет работать на поле по максимуму, то для любого хорошего футболиста позиция найдется.

«В Актобе вообще нет человека, который не знает Смакова»

— Говорят, что по вашим травмам можно изучать анатомию человека.
— Вот опять же стереотип, заблуждение. Почему-то всем кажется, что я всю жизнь лечился от травм. На самом деле единственный раз я ложился под нож хирурга еще в прошлом веке. Других серьезных повреждений у меня не было. Эти разговоры начались после 2004 года, когда я повредил боковые связки и пропустил три месяца. Но через такие травмы проходят все, и это не страшно. Так что не так уж я подвержен травмам, как все говорят. Да и то, «полетели»-то связки тогда из-за небольшого лишнего веса. Я был неопытным в этом плане, позволил себе набрать несколько кило сверх нормы, за что и поплатился. После этого стал за весом следить и больше никогда не набирал лишнего.

— И все же многие считают, что Богомолов после той травмы в 2004-м немного сдал, и карьера у вас пошла не так, как могло бы быть.
— Ой, можно долго рассуждать на тему, что было бы и как. На самом деле, я в 2004-м получал удовольствие от футбола, «Кайрат» стал чемпионом, мы играли здорово и вполне заслуженно завоевали золотые медали. Сам я тогда играл часто, помог команде.

— Вы — воспитанник семипалатинского футбола, и именно плеяда игроков вашего поколения — Смаков, Муканов, Бойченко, Карпович, Кротов — поиграла на высоком уровне. Благодаря чему семипалатинский футбол пять лет подряд выпускал сильных игроков?
— Думаю, что у нас у всех была хорошая школа, за что мы благодарны нашим детским тренерам, которые вкладывали в нас душу. Да и доверяли они нам, не отодвигали в сторону или за спины «легионеров». Дали шанс, и мы им воспользовались. В самом «Елимае» учителя были хорошие, передавали нам свой опыт. Мы смотрели на них и впитывали в себя все самое лучшее.

— Вы тоже являетесь воспитанником Нуржана Кабденовича Десембаева?
— Да, все мы вышли из одной шинели. Именно он заложил в нас основу. Это очень сильный тренер. Кстати, у него недавно был день рождения, а я в суматохе забыл его поздравить. Хотелось бы сделать это через вашу газету. Неудобно мне, что забыл, звонить теперь не решаюсь, грешок за мной. Мне еще Сэм Смаков позвонил, напомнил: мол, поздравить не забудь. А я все-таки умудрился забыть.

— Последние два сезона в «Елимае» вам особенно удались. Вас ведь признавали лучшим полузащитником страны. Это самые лучшие годы?
— Да, наверное. Сезоны 2002, 2003 и 2004 и впрямь удались. У меня многое получалось, в сборной поиграл. Чемпионом становился, получал удовольствие от футбола. Такие сезоны запоминаются. Да и вообще, до прошлого года я на карьеру не жаловался, играл в отличных клубах, в великолепных коллективах, выиграл все, что только можно выиграть.

— Самат Смаков не раз подчеркивал, что вы с ним лучшие друзья. Не тяжело быть главным товарищем самого популярного футболиста страны?
— Без ложной скромности скажу — это честь. Мы с ним вместе со второго класса, знаем друг друга как свои пять пальцев. Тяжеловато только тогда, когда идешь с ним куда-нибудь: в магазин, в ресторан или же на футбол. Все с ним здороваются, фотографируются, просят автографы — в Актобе вообще, по-моему, нет человека, который не знает Смакова. И он никому не отказывает в просьбах дать автограф, сфотографироваться. И это частенько сказывается на времени, везде опаздываем (смеется). Это шутка. Самат — золотой человек, и побольше бы таких. Быть его другом — вообще не тяжело, а даже приятно.

— Правда, что у него было тяжелое детство? Говорят, жила семья Смаковых небогато.
— Он уже сам рассказывал об этом в одном интервью. Кажется, вашей газете. Мне к этому добавить нечего. Тогда всем было тяжело, время было такое. Но Сэм — сильный человек, сумел пробить себе дорогу в жизнь, за счет своего труда. Хотя бы за это он уже заслуживает уважения.

— Ваши друзья Смаков и Карпович поиграли в России, а вы всю свою карьеру провели в Казахстане. Сейчас не жалеете об этом?
— А какой смысл жалеть? У меня были варианты — мог оказаться в московском ЦСКА, в «Волгаре». В ЦСКА даже побывал на просмотре, сыграл в двусторонке, но потом сам не захотел оставаться. Может, это и глупо было. Но тогда я просто устал от Москвы, ведь поехал на просмотр сразу после Кубка Содружества и почти месяц не был дома. И мне так хотелось в Казахстан, что просто плюнул на их предложение. К тому же, насколько я был в курсе, клубы не могли договориться по условиям перехода. Тонкостей и деталей не знаю. Но знаю одно: сейчас у нашей молодежи перспектив гораздо больше, есть шанс уехать в Европу, нужно только вкалывать. А раньше ведь в Казахстане и агентов-то не было. Да и играли мы в Азии долго, не были на виду у Старого Света. А сейчас — только работай, и шанс появится.

Медведи в Турции

— Сергей Волгин в интервью нашему изданию объяснил причину вашей прошлогодней ссылки в дублирующий состав «Кайрата» отсутствием необходимых физических кондиций. Вы с ним согласны?
— В принципе, да. Очень тяжело играть, когда у тебя предсезонная подготовка пошла насмарку. Я ведь провел с «Актобе» всего один сбор, и все. И у меня не было фундамента, за счет которого в сезоне можно играть интенсивно, по 90 минут. В общем, был не готов. Пара матчей еще удалась, где-то за счет куража, желания. Но ведь каждый тур так играть нереально, если нет резерва сил. Потом пошли все эти передряги с финансами, наложившие свой отпечаток на психологическое состояние команды.

— Но вы согласны с тем, что не оправдали возложенных на вас надежд?
— Конечно, согласен. Если я почти не играл, то как мог оправдать какие-то надежды? Естественно, ждали от меня большего. Но я уже объяснил, почему сезон не задался.

— «Актобе» вы покинули после того, как клуб взял курс на омоложение состава. Это единственная причина вашего ухода?
— Да. Я сам уже в 2009-м чувствовал, что пора уходить. В состав не попадал, со стороны тренера доверие было небольшим. А сидеть на лавке не хотелось. Поэтому сам склонялся к смене обстановки. И так получилось, что наши мысли с тренерским штабом относительного моего дальнейшего пребывания в команде сошлись. Уходил я без скандалов, без обид, условия контракта передо мной были выполнены.

Вообще я только в Семипалатинске играл 10 лет, а в остальных клубах больше чем на три года не задерживался. В «Кайрате» три года, потом в «Актобе» три года. Полгода играл за «Женис». Вот и все.

— И все же, с Мухановым конфликтов не было?
— Абсолютно никаких. У нас с ним нормальные отношения, просто жизнь футбольная такая, и с этим ничего не поделаешь. Вообще я ему благодарен за многое. При нем прошли мои незабываемые годы в «Актобе», особенно 2008-й. Мы тогда выиграли все, что только можно было, обстановка в команде была шикарная, игра получалась на зависть остальным. Примерно то же самое я испытал в 2004-м в «Кайрате».

— Кстати, о том «Кайрате» говорят разное. И чаще всего об огромных деньгах, в которых якобы купались футболисты.
— Купаться не купались, но были созданы все условия для работы. Мы не нуждались в деньгах, в организационном плане все было на высоком уровне. Поэтому мы давали результат.

— Смаков в том «Кайрате» был лидером, отвечал за микроклимат в коллективе, Нурдаулетов был кассиром, который собирал деньги на различные бытовые дела. А у вас была какая-то «общественная» роль?
— Нет, я за такие вещи не отвечал. Хотя в голове сейчас каша, все годы смешались. Могу сказать, что тогда у нас команда была творческая, мы все что-то придумывали постоянно, розыгрыши какие-нибудь, спортивные конкурсы, споры.

— А кто был главным шутником в команде?
— Сэм и Али Алиев. С ними не соскучишься, у них тонкий юмор. На базе в двух комнатах всегда стоял хохот. В одной жили мы — Смаков, я, Карпович и Бойченко. А во второй — Али. Они с Сэмом такие розыгрыши устраивали, что мы постоянно хватались за животы. Вот вам случай. Едем мы как-то из Болгарии в Турцию на автобусе, а из Турции должны были вылетать на самолете в Казахстан. Тогда главным тренером был Бахтияр Даниярович Байсеитов. И он сильно переживал, что мы можем опоздать на рейс. Сидит себе, думает о своем. И тут Сэм дает нам знак: «внимание, сейчас будет бомба», и кричит на весь салон: «Смотрите, справа медведь!». Даниярыч вскакивает и смотрит вправо, спрашивает: «Где?». Хохот на весь салон стоял. Потом Сэм кричит: «Слева драка!». Опять Даииярыч вскакивает и смотрит налево, спрашивает: «Где?», и вновь хохот. Откуда в Турции медведи? Видать, сильно погружен был в свои мысли.

Такие люди и делают благоприятную обстановку. Причем, тогда ведь была жестокая конкуренция за место в составе, но на микроклимате это не отражалось.

— Коллективные собрания игроков проходили в вашей комнате?
— Нет, для таких случаев был актовый зал. Ну, или что-то вроде этого. Там мы всегда игры разбирали, собрания проводили.

Фанат Петрушин

— Правда, что Алексей Петрушин не покидал базу?
— Петрушин — уникальный тренер, я еще не встречал такого фаната своего дела, он все свое время посвящал футболу. Даже удивительно, что он сейчас не востребован в Казахстане. Это очень сильный специалист. Он действительно не вылезал из базы, постоянно смотрел какие-то кассеты, просматривал соперников, изучал их, совершенствовал нашу игровую модель, анализировал что-то постоянно. В общем, профессионал до мозга костей. Причем, он всем давал играть, обиженных на него не было.

— Рассказывают, что литовский форвард Артурас Фоменко вечно был в долгах, и в день зарплаты на базе собирались таксисты, официанты, путаны, которые приходили забрать у него долги.
— Насчет таксистов и путан не знаю, но он и впрямь был своеобразным парнем. Веселый он, приключений у него много было. Корпоративная этика не позволяет мне вам рассказывать про них.

— А вообще «легионеры» в том «Кайрате» не держались особняком?
— Нет, все были адекватными людьми, жили общей целью. Поначалу Валера Лихобабенко держался белой вороной, но потом и он обвыкся, раскрылся, и оказалось, что он вообще отличный парень, компанейский, веселый. Говорю же вам: залогом успешного коллектива был Смаков. То же самое в «Актобе». Сэм не то что микроклимат, он макроклимат создает благоприятный. Естественно, всегда гладко быть не может — когда в коллективе 22 мужика, то непременно будут возникать какие-то непонятные ситуации. Но это мелочи и редкость.

— А ведь некоторые утверждают, что Смаков «душит» молодых игроков.
— Нет такого. Если он кого-то «душит», то только по делу, если человек заслужил это своим поведением. И он не станет смотреть на возраст футболиста. Он же лидер, поэтому иногда нужно быть и жестким, не всегда ведь шутки-прибаутки помогают. Порой нужно проявить характер, а если надо, то дать по мозгам.

— Вам не кажется, что сама игра наших команд потеряла яркость? Слишком много скучных матчей в чемпионате.
— Скучные матчи есть везде, и в Испании, и в Англии. Другое дело, что мы проигрываем в процентном соотношении. Но вообще уровень нашего чемпионата растет, да и всего футбола в целом. Мне кажется, что предстоящий сезон получится очень интересным, дай Бог поучаствовать в нем.

— А с чего такие предположения?
— Да потому что даже на сборах видно, что наши клубы прибавили. Те же команды премьер-лиги России раньше отказывались играть с нами, нос воротили, а сейчас даже сами просят о спаррингах. Причем, не всегда они у нас выигрывают. Вы посмотрите, на этих сборах наши клубы никому не уступают, обыгрывают азербайджанцев, молдаван, белорусов, россиян, украинцев. Мы никому не уступаем. «Легионеры» к нам стали приезжать сильные. Сейчас вот «Кайрат» подписал хороших иностранцев, думаю, что все они только усилят наш чемпионат. Все чаще к нам едут «сборники» из Молдовы, Литвы. Поэтому я уверен, что чемпионат у нас получится очень сильный.

— На сборах наши команды часто дерутся с соперниками?
— У меня таких случаев не было. Я могу объяснить, почему такое случается: сборы — это стресс для многих. Представьте себе, что вы две недели безвылазно живете где-то вдали от дома, каждый ваш день превращается в день сурка, каждый день одно и то же, монотонность, борьба с конкурентами за место в составе. И не у всех выдерживают нервы. Даже у «звезд». Вот недавно был случай, когда мы играли с «Тереком». Их нападающий Эктор Бракамонте прыгнул в меня с двух ног в безобидной ситуации. Я еле встал потом. Зачем он это сделал? Ведь не было никакой потенциальной опасности. А он — машина, огромный такой, и со всего разбегу прыгает в меня. После того стыка у меня искры из глаз посыпались. Видно, тоже с нервами непорядок.

— Неужели на самом деле так тяжело даются две недели вдали от дома?
— Конечно! Это не только ты скучаешь по семье, но еще и семья по тебе скучает. Благо у меня супруга уже опытная, мы с ней с 19 лет вместе, и она привыкла к моим отлучкам, привыкла к этакой спартанской жизни, к жизни на чемоданах.

Разборки с бандитами

— Вы поиграли со многими футболистами. Как считаете, кто из них не сумел полностью раскрыться?
— Алибек Булешев. Хотя у него карьера тоже — дай Бог каждому, выиграл все, забил много. Но по своему потенциалу он мог добиться большего. Если бы его не подводила реализация, то он стопроцентно наколотил бы под тысячу голов. Я поиграл со многими нападающими, но ни с кем у меня не было такого взаимопонимания на поле, как с Булешевым. Ну, еще Мара Хайруллин, Тлешев. С ними тоже комфортно играть. Но Булешев стоит особняком. Жаль, что он закончил так рано, не реализовал себя до конца. Помните наш матч против Португалии в 2003-м?

— Да.
— Что он тогда вытворял с их обороной! Жаль, что не забил. Хотя у него был шанс, когда он выскочил один на один с вратарем Витором Байя. Но боковой судья несправедливо зажег офсайд — потом мы просмотрели запись, и увидели, что он ошибся. Гол тогда пропустили курьезный: Солошенко выбивал мяч и попал в спину Симау Саброзы, от которого мяч рикошетом залетел в ворота. Это, кстати, была дебютная игра в сборной для Криштиану Роналду.

— Бытует мнение, что не проиграй тогда наша сборная, то в стране поднялся бы футбольный бум.
— Не исключено. Ведь в нас мало кто верил. А сыграй мы тогда вничью с этими «звездами», глядишь, и страна заразилась бы футболом. Нашему народу как раз не хватает немного веры в казахстанский футбол. Поэтому ему так тяжело развиваться.

— А кто из защитников для вас был наиболее противным?
— Не противным, а колючим. Это Петя Бадло. Против него очень тяжело играть, он борется до конца, бывает жестким, неуступчивым. А хотите, скажу вам, какая связка нападающих мне всегда нравилась? Литвиненко-Мирошниченко. Эти двое могли разорвать любую оборону. Сейчас бы нам таких форвардов, да побольше, и сборная забивала бы гораздо чаще. Рад, что мне удалось поиграть с ними.

— В прошлом году «Кайрат» ограбили в собственной раздевалке. Вы раньше с таким сталкивались?
— Да, было дело. Жутко вспоминать. Это был 1993-й год, мы, совсем юные, приехали на турнир в Тараз. Жили в какой-то гостинице, сидели в номере вчетвером, играли в карты. Тут врываются двое, у одного пистолет в руках. Заставили нас раздеться, все вещи забрали.

— И каково это, когда на тебя направляют дуло пистолета?
— Жутко. Когда у виска ствол, то забываешь обо всем на свете, в голове только одна мысль: скорее бы это все закончилось. Мы даже не сопротивлялись, всем было страшно. Потом вызвали милицию, но, по всем законам жанра, грабителей так и не нашли.

— В лихие 90-е с футболистами случалось разное. Можете вспомнить какой-нибудь случай из тех времен?
— Как-то стал участником бандитских разборок. В Астане у одного футболиста бандиты отобрали машину. По этическим соображениям никаких имен называть не буду. Так вот, у него отобрали машину. Мы подключили знакомых, влиятельных людей и сумели найти этих бандитов. В общем, наши «бандиты» встретились с ними, потолковали, решили вопрос мирно, нам вернули машину. А потом эти ребята, которые заступились за нас, попросили меня отвезти их в Караганду. Я не мог отказать — ведь нужно было как-то отплатить людям за помощь. Поехали, в общем, на моей машине. А уже когда стали подъезжать к Караганде, я узнал, что едем мы на другую «стрелку». У меня мороз по коже, а назад пути уже нет. Откажусь — может обернуться плохо. В криминальных разборках участвовать не было никакой охоты, но кто меня спрашивал? В общем, приехали мы в какое-то место, кругом степь, ни души. И две бригады стоят, разбираются. Я остался в машине, не выходил, от греха подальше. Благо, что все закончилось нормально, без перестрелки, без драки. И я спокойно вернулся домой. Но сейчас как вспомню — страшно. Ведь закончиться могло по-всякому.

По сообщению сайта Sports.kz