Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Иосиф Гольман: Нашей милиции необходим не только ребрединг

Дата: 28 февраля 2011 в 18:31

Российский писатель о смене названия российских правоохранителей

Моя первая реакция – хрен редьки не слаще. Подумав немножко, все же пришел к несколько иному выводу. Я ведь по одной из профессий – рекламист, то есть — создатель брендов.

И мне, как практикующему специалисту по бренд-билдингу, совершенно ясно: милиция сегодня накопила в своем репутационном капитале столько негатива, что замена бренда просто необходима.

Но — именно замена бренда, а не отмена института.
Ведь сам-то социальный институт – вооруженных людей, следящих за соблюдением правопорядка — не отменишь. Попробуйте, поживите без него, один на один с вооруженными людьми-перступниками, когда реально некого позвать на помощь.
Такое уже проходили: в Чечне в девяностых, в среднеазиатских республиках. Да и во всей России, пусть и в гораздо меньшей мере — когда «авторитеты» правили общественным балом.

Мне, конечно, могут возразить, с множеством конкретных примеров. Кущевскую вспомнят, где наличие милиции никак не мешало беспределу «цапков». Разнообразных «оборотней в погонах». И еще миллион-другой случаев.Да мне даже возражать не надо: сам приведу примеры. Из личной жизни. Я, например, активно езжу по нашим дорогам, как водитель.

И каждый раз злюсь, когда вижу бездельника и мздоимца в засаде с радаром. Причем определить его статус предельно легко. Если прячется  на пустынном участке хорошей сухой дороги – чтоб взять бабло за 110 кмчас вместо положенных 90 – значит, заведомо бездельник и мздоимец.

Или стоит на тихой улице с односторонним движением – желательно со знаком, скрытым ветвями разросшихся деревьев. Прямо как моллюск, ожидающий добычу. Раз – и створки сомкнулись. Однозначно – бездельник и мздоимец.

Потому что другой причины стоять здесь вместо того, чтобы помогать безопасности дорожного движения, у него просто не существует.

Я ведь активно езжу и по не нашим дорогам. Гаишников в цивилизованных странах — не видно. До того момента, как не понадобится их помощь. На место аварии приезжают, чуть не со скоростью света. Материализуясь из ниоткуда: мгновенно огораживают площадку для медицинского вертолета, организуют объезд затора.

Да что там авария. У меня прошлым летом колесо рвануло на трассе под Валенсией – при выборе скоростного режима не учел температуру асфальта. Тут же появилось два экипажа. Один расставил ярко-желтые конуса, чтоб меня безопасно объезжали фуры. А парни из второго, посмотрев на то, как я меняю запаску, отодвинули непрофессионала и мгновенно сделали все сами.

Причина различий между «нашими» и «ихними» (простите за словцо) – предельно понятна. Последние – работают на граждан, для их безопасности. И за это получают нормальную зарплату, плюс – уважение окружающих. А наши, к сожалению – трудятся, в основном, для личной наживы. Ну и для беспрепятственной езды сильных мира сего.

И все же я не готов измазать черной краской всех гаишников. Или постовых, которые, вместо того, чтобы нас охранять, на наших глазах трясут наших же смуглолицых соотечественников. Или других представителей явно скомпрометировавшей себя милиции.

Потому что я, как журналист, побывал и «по ту сторону баррикад».
И помню, каково это: останавливать странно виляющий КРАЗ,  подлезая под него своим «Жигуленком». Водитель оказался трезвым, просто устал. В итоге у него на пару часов забрали права, чтоб он точно поспал. Но я долго не мог забыть, как на нашу машиненку надвигалась махина многотонного грузовика.

А еще я помню, как мы первыми прибыли на место аварии, где КАМАЗ вылетел на встречку и раздавил микроавтобус. И гаишники ковырялись в размятом железе и кусках плоти, пытаясь до приезда «Скорой» найти живых.

Я помню, как мы в «УАЗике» патрульно-постовой службой мотались по вечерним улицам, то по ориентировке отыскивали мелкого грабителя, то забирали с мороза вусмерть пьяного, то выезжали на домашний скандал — а они часто, очень часто кончаются кровью.
Я помню, как с операми из розыска ходили по таким квартирам, которые я, благополучный, в общем-то, человек, раньше и представить себе не мог.
Но моя очередная «командировка» через неделю заканчивалась. А они с этими людьми работают всю жизнь, часто – не слишком долгую.

Ладно, вернусь к теме главного вопроса. Переименовывать или нет?
Мое мнение – переименовывать.

Но не сейчас, а года через два-три. Потратив это время на расчистку милицейских авгиевых конюшен: убрав из органов наиболее одиозных хапальщиков, увеличив оставшимся зарплату, приняв на работу новых сотрудников с любым высшим образованием.
А главное – полностью сменив критерии оценки их работы.
 

По сообщению сайта Аргументы и Факты