Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Вопросы без ответов

Дата: 28 февраля 2011 в 20:41

С 1 марта начинает действовать закон «О полиции». От полиции хотят реального обеспечения правопорядка, безопасности и защиты наших прав и свобод. Но как этого добиться на практике, похоже, не знают и сами законодатели

Итак, милиции больше нет. В течение года на улицах вместо привычных серых патрулей появятся полицейские в новой (хочется верить, красивой) форме с номерными жетонами и нагрудными знаками. Когда – еще неизвестно, так как закон «О полиции» окончательно вступит в силу только через 10 месяцев, а до этого стражи порядка будут действовать в соответствии со своим старым Положением о службе в органах внутренних дел от 1992 года. Когда все изменится в нашей области, не знают даже в областном ГУВД.

В пресс-службе ведомства ответили, что до сих пор Москва не прислала ни одной инструкции или распоряжения по этому поводу, и предложили вернуться к обсуждению темы в конце второго квартала. Не смогли специалисты по связям с общественностью прокомментировать и одно из положений закона, который закрепляет за рядовыми жителями право контроля над деятельностью силовиков. Заместитель министра внутренних дел РФ Сергей Булавин в интервью «Российской газете» расшифровал туманно изложенное ноу-хау так: отныне одним из главных критериев оценки работы подразделения полиции и его руководителя станет общественное мнение граждан, проживающих на территории обслуживания. А негативная оценка жителей может явиться поводом для увольнения из полиции (!).

Для изучения общественного мнения руководство МВД будет применять разные способы и методы мониторинга. Мы тоже прочитали закон, но не нашли там четко прописанного механизма общественного контроля. Оттого и настроили разных предположений, что да как. То ли участковые станут ходить по квартирам, раздавая анкеты для соцопроса, то ли люди будут приходить в участки и опускать в урну бюллетени с галочками, то ли к делу подключат Интернет и электронное голосование. Непонятно, сможет ли простой работяга Вася Пупкин прийти в отдел и на законных основаниях потребовать у сержанта или майора информации о проделанной работе. По убеждению прокурора Самарской области Юрия Денисова, мнение народа должно быть одним из основных критериев официальной оценки деятельности полиции. «Общественные объединения и организации будут иметь право получать от полиции информацию, непосредственно затрагивающую их права, — объяснил прокурор. — Полиция регулярно будет информировать государственные органы, органы местного самоуправления и граждан о своей деятельности через средства массовой информации, сеть Интернет, путём отчётов должностных лиц (не реже одного раза в год) перед законодательными (представительными) органами государственной власти субъектов РФ и представительными органами муниципальных образований, а также перед гражданами.

Как это будет применяться на практике, покажет мониторинг применения закона». На первый взгляд, ничего нового, и никакой конкретики. Время покажет, поэтому не стоит немедленно бежать в участок или районный отдел, надо подождать. Не советует спрашивать с людей в погонах и председатель президиума коллегии адвокатов Самарской области №40 Вячеслав Толстов: «Что значит, общественный контроль за деятельностью полиции? Где механизм этого контроля, и насколько он может быть эффективным? Сомневаюсь, что он вообще возможен. Придете вы в отделение, спросите отчета, а вам в ответ: «А у вас в кармане случайно не лежат 10 граммов наркотиков?». На этом весь контроль и закончится». Механизм, видимо, находится в процессе доработки, как и многое из того, что предстоит внедрить по новому закону. Так, он расширяет полномочия полицейских структур по обеспечению безопасности в местах массового скопления людей. В первую очередь, это задумано для обеспечения максимальной безопасности и исключения терактов в аэропортах, на вокзалах, в метро и других стратегических объектах. Но, с другой стороны, места массового скопления людей – это те же мирные демонстрации, митинги и пикеты. А в законе нет разделения. Не станет ли это положение оправданием для подавления выступлений не согласной с режимом общественности? Ответить на этот вопрос в ГУВД области не смогли, и мы задали его Юрию Денисову, который не увидел здесь крамольного: «Массовые мероприятия должны и обязаны охраняться сотрудниками полиции, прежде всего — в целях обеспечения законности, безопасности граждан, недопущения экстремистских и террористических проявлений.

Такие мероприятия, как митинги и пикеты, строго регламентированы федеральным законом, и если нарушения федерального законодательства отсутствуют, то правоохранительные органы не должны каким-либо образом препятствовать их проведению. Целью полиции будет обеспечение общественного порядка». Еще одна важная задача, которую ставят перед новой структурой, — борьба с организованной преступностью и с коррупцией. Ведь милиция с этой напастью так и не справилась, а полиции, получается, это по плечу. Несмотря на то, что закон умалчивает, как именно это надо делать. Видимо, вся надежда на сознательность кадров, которым в качестве главного стимула пообещали увеличить денежное довольствие. Во всяком случае, министр МВД России Рашид Нургалиев заявил, что с 2012 года лейтенант полиции с учетом всех доплат будет получать не менее 45 тысяч рублей в месяц. Разумеется, и требования к личному составу вырастут, а всем действующим сотрудникам придется пройти переаттестацию. «После аттестации в полицию должны перейти лучшие специалисты», — выразил уверенность президент Дмитрий Медведев. — Именно для них государство будет решать вопросы с жильем, образованием и медобслуживанием». Вот только откуда они придут — работящие и честные, с незапятнанной репутацией? Большая вероятность, что на работу автоматом примут тех же, кто числился в милиции.

Известный в области самарский правозащитник Валерий Карлов считает, что ничего не изменится, пока не поувольняют «всю верхотуру» органов внутренних дел: на российском и на всех губернских уровнях. «Рыба гниет с головы, а милицейское руководство привыкло жить не на одну зарплату. Нужно создать комиссию, которая бы начала проверять, какой собственностью владеют не только руководители от МВД, а их родственники. Нет ли, например, у тещи-пенсионерки или несовершеннолетнего племянника трехэтажного коттеджа? «Шухер» надо наводить наверху, а рядовые – они только исполнители». Глава областного ГУВД Юрий Стерликов на своей пресс-конференции в январе этого года вынужден был констатировать, что на работу в органы приходится брать то, что само туда приходит: «Обращается к нам гражданский молодой человек, по здоровью прошел, не судимый, и мы готовы его взять, потому что нет кандидатов, нет отбора. Некоторые устраиваются и сначала хорошо работают, — огонек в глазах. А потом проходит время, и они решают, а зачем мне работать, когда можно лоботрясничать. . . Реалии сегодняшнего дня такие, что других людей у нас не появится, к сожалению, будет то, что мы имеем сейчас». «Вы вообще можете себе представить, чтобы полицейский – тот же бывший милиционер вежливо говорил задержанным: «Вы имеете право на один телефонный звонок»? — вопрошает Вячеслав Толстов. — Я не могу, система-то не поменяется, и люди в ней теми же останутся, работать будут те же, кто и раньше. И самое главное – механизма, как работать лучше не придумали». Простой народ по поводу полиции тоже не веселится и не ликует, сильно подозревая, что его в очередной раз облапошили и обобрали. «Зачем нам этот закон? – не понимает жительница Промышленного района Светлана Клепикова. – Ведь система-то останется прежней, коррупция не исчезнет.

Люди с теми же мозгами, но под названием «полицейские» снова приступят к старой работе. Менять надо мозги, а не название. У нас в стране столько онкологических больных, инвалидов, сирот без жилья, нищих стариков, малообеспеченных. То есть, для них у государства денег нет, а для того, чтобы поменять шило на мыло есть? Зачем нам новшества, на которые уходят такие деньги? (По некоторым данным, реорганизация милиции в полицию «съест» 40 миллиардов бюджетных средств, — Прим. Автора). И ведь государство потом вернет себе все потраченное за наш счет, поднимут какие-то налоги, введут новые, отменят льготы, сократят выплаты». Кстати, на эти деньги вполне можно просто поднять зарплаты и обеспечить часть милиционеров жильем, это стало бы прекрасным стимулом для их добросовестной работы. Или внести поправки в закон «О милиции», скорректировав работу правоохранителей в соответствии с новыми требованиями времени и безопасности. А пока ответа на вопрос, зачем нам полиция, и что мы от этого выигрываем, мы не получили. «Этот закон полезный, но он не идеальный», — признал Президент в одном из выступлений и пообещал править его по мере необходимости. Впрочем, разве для нас это удивительно? В России целая куча недоработанных и бестолковых законов, в которые вносятся бесконечные поправки и изменения. Есть и попросту неработающие. Как считает Валерий Карлов, таких – две трети от всего законодательства. «Для реальных изменений нужны политические меры. В новом законе нет ни рычагов действия, ни меры наказания, просто изменили название, и потратят многие миллионы рублей. Получится так: прокукарекали, а там пусть рассветает», — сделал неутешительный прогноз правозащитник.

Появился пункт, запрещающий причинять физическую или нравственную боль, добиваясь нужных показаний. Подробно описано, как следует использовать резиновую палку (дубинку): сказано, куда и как нельзя наносить удары. Огнестрельное оружие теперь можно применять только против тех, кто угрожал или угрожает жизни граждан и пытался или пытается нанести их здоровью тяжкий вред. В остальных нарушителей, пытающихся скрыться, можно будет стрелять только из травматического оружия. При приеме и регистрации заявлений и сообщений о преступлениях сотрудники полиции обязаны выдавать заявителю уведомление о принятом сообщении. А при обращении в форме электронного документа направлять его на адрес электронной почты заявителя. С 1 января 2012 года полиция будет финансироваться только из федерального бюджета. С 1 января 2012 года вести единый статистический учёт заявлений и сообщений о преступлениях, состояния преступности, раскрываемости преступлений, состояния и результатов следственной работы и прокурорского надзора будет Генпрокуратура.

Как показал опрос, проведённый в августе 2010 года Исследовательским центром рекрутингового портала Superjob.ru, 57% наших сограждан не поддерживают идею переименования милиции. 85% россиян убеждены, что смена названия не повлечёт за собой каких-либо перемен в работе полиции. 22% выступают за саму идею перейти от советской системы «к современной, честной и дееспособной». Затруднились с ответом 14% респондентов. 7% полагают, что новая структура будет эффективнее, только если «вместе со сменой названия произойдёт и внутренняя реорганизация», «введут жёсткие правила отбора кандидатов».

По сообщению сайта Аргументы и Факты