Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Ермолай Слышик: «Дело адвокатов» как диагноз правовой системе Белоруссии

Дата: 01 марта 2011 в 01:10 Категория: Здоровье

Президиумом Республиканской коллегии адвокатов (РКА) «признан неприемлемым и осужден стиль руководства председателя Минской городской коллегии адвокатов Пыльченко А.В., а также признано невозможным дальнейшее исполнение им обязанностей председателя коллегии», — сообщил сайт министерства юстиции Белоруссии. Событие вызвало широкий резонанс не только в среде профессиональных белорусских юристов, но и правозащитников, общественных деятелей.

Согласно официальному сообщению Минюста, «24 февраля 2011 года состоялось заседание Президиума Республиканской коллегии адвокатов (РКА), на котором присутствовали все председатели президиумов областных коллегий адвокатов республики». Президиум РКА «обсудил нарушения, допущенные отдельными адвокатами Минской городской коллегии, выявленные в ходе проверки, проводимой Министерством юстиции». «Такие нарушения в деятельности адвокатов, по мнению президиума РКА, вызваны отсутствием контроля со стороны руководства Минской городской коллегии за соблюдением законодательства адвокатами, и непринятием к ним своевременных и надлежащих мер реагирования», — говорится в сообщении Минюста. — «Президиумом РКА признан неприемлемым и осужден стиль руководства председателя Минской городской коллегии адвокатов Пыльченко А.В., а также признано невозможным дальнейшее исполнение им обязанностей председателя коллегии».

Персональное дело председателя Минской городской коллегии адвокатов Александра Пыльченко не в первый раз рассматривается чиновниками Минюста РБ. По мнению белорусских и зарубежных экспертов, Минюст продолжает давление на независимую адвокатуру с целью добиться ее ликвидации как независимого института. Минюст стремится не только наказать тех адвокатов, которые защищают интересы оппозиционеров в судах, но и тех, кто не желает превращения частной адвокатуры в придаток госаппарата. При этом Минюст не только сам принимает соответствующие решения, но и пытается учинить расправу над независимыми адвокатами руками МГКА, РКА и других структур, формально не имеющих отношения к органам государственной власти и управления. Не все проявляют корпоративную солидарность и способность выстоять под давлением мощи пресловутого «административного ресурса». Адвокаты непосредственно сталкиваются с выходящим далеко за рамки не только правового поля, но и этики подходом спецслужб к выполнению поручений высшего руководства республики. «Дело Пыльченко», которого Минюст пытается отстранить от руководства МГКА, интересно тем, что речь идет не только об опытном профессиональном юристе, возглавляющем негосударственную некоммерческую организацию.

Расправа над Пыльченко — принципиальный вопрос для властей Белоруссии, т.к. ранее лидер столичных адвокатов саботировал указания Минюста учинить такую же расправу над своими коллегами, участвовавшими в акциях протеста 19 декабря 2010 г. и защищавшими участников данных акций, а затем был вынужден выступить публично с осуждением давления на независимую адвокатуру. Помимо прочего, Пыльченко заявил протест инициативе Минюста навязать разработанный чиновниками «этический кодекс» частным адвокатам Белоруссии.

Эксперты однозначно указывают на то, что за решением РКА стоит Министерство юстиции, чиновники которого прекрасно отдают себе отчет в том, что вмешательство РКА как общественной организации в деятельность независимой МГКА не только недопустимо как нарушение действующего национального законодательства, но и противоречит международному праву.

Стоит обратиться к предыстории ситуации вокруг столичной коллегии адвокатов и ее председателя. В частности, к событиям, имевшим место после 19 декабря 2010 г. Как известно, в массовых акциях протеста в Минске приняли участие представители всех слоев общества, всех возрастов и профессий — в т.ч. и адвокаты. Частные адвокаты оказались наиболее востребованными уже вечером 19 декабря, когда началась волна избиений, похищений и задержаний противников Лукашенко, облав в офисах политических партий, общественных организаций и СМИ. На независимых адвокатов было оказано сильнейшее давление с целью вынудить их отказаться от защиты арестованных, обрекая узников СИЗО на расправу с участием «идеологически правильных» судей, прокуроров и прочих слуг государевых.

После беспримерной отваги, продемонстрированной спецназом на минской площади Независимости в неравной борьбе с безоружными студентками, власти Белоруссии решили, что самое время провести тотальную «зачистку» всего оппозиционного и относительно независимого (т.е. потенциально оппозиционного) пространства. 5 января 2011 года министерство юстиции Белоруссии опубликовало на своем сайте сообщение о том, что лишает лицензий и привлекает к ответственности адвокатов, присутствовавших на акциях протеста 19 декабря 2010 г. в Минске и осуществляющих правовую защиту участников акций протеста. Минской горколлегии адвокатов со стороны Минюста было указано рассмотреть дела таких адвокатов и сообщить о принятых мерах. Кроме того, Минюст инициировал разработку правил профессиональной этики адвокатов и сам же ею активно занялся.

18 января Пыльченко заявил, что МГКА отказалась применять санкции к своим коллегам. Кроме того, он подверг критике разработку Минюстом правил профессиональной этики адвокатов: по мнению главы столичной коллегии, подобные этические кодексы, в соответствии с общемировой практикой, «должны приниматься исключительно адвокатским сообществом». Пыльченко сделал заявление, которое от него не ожидали услышать не только самоуверенные чиновники, но и более осторожные коллеги: «Весь руководящий состав Минской городской коллегии адвокатов считает сложившуюся ситуацию критической и реально угрожающей как независимости адвокатуры как правового института, так и независимости адвокатов в отдельности». 18 февраля министр юстиции Виктор Голованов подписал приказ об исключении Пыльченко из состава Квалификационной комиссии по вопросам адвокатской деятельности в РБ. Стало окончательно понятно, что лидера МГКА, как и коллегию, ничего хорошего не ждет уже в самое ближайшее время.

МГКА поддержали объединения из других стран (Украины, Польши и др.), осудив действия Минюста РБ. Противостояние властей Белоруссии и независимой адвокатуры вышло на новый уровень, конфликт получил международный резонанс и катализировался. Стороны заняли принципиальную позицию.

Те, кто посредством Минюста препятствуют становлению независимой адвокатуры и преследуют руководителя МГКА, на самом деле заняты не частными вопросами, а решают более масштабные задачи. Попутно происходит сведение личных счетов с оппозиционерами и теми, кто вольно или невольно осложнил расправу над ними. Для того, чтобы понять ситуацию лучше, следует обратиться к эпизодам 10-15-летней давности и присмотреться не только к биографии самого Пыльченко, но и политическим событиям эпохи Лукашенко.

В 2001 г. Александр Пыльченко являлся адвокатом арестованного Александра Чигиря — младшего сына экс-премьера Белоруссии. Михаил Чигирь ранее возглавлял правительство Белоруссии и в конце 1996 года ушел в отставку в знак протеста против политики Александра Лукашенко, а впоследствии пытался баллотироваться на президентский пост. Бывший премьер подвергся преследованию властей: в 1999 году суд приговорил его к трем годам тюремного заключения «за превышение служебных полномочий».

6 апреля 2001 г. «неизвестными лицами» был жестоко избит и попал в больницу Александр Пыльченко, являвшийся на то время адвокатом Александра Чигиря. В связи с этим, стоит отметить, что избиение «неизвестными лицами», порча этими же «лицами» имущества (например, колёс автомобилей и дверей квартир), а также угрозы по телефону прочно вошли в практику давления на оппонентов Александра Лукашенко.

Попытка осудить старшего сына экс-премьера Алексея закончилась неудачно: суд не смог вынести приговор, дело «рассыпалось». Спасаясь от преследования властей, Алексей Чигирь бежал в Германию и попросил там политического убежища. Младшему сыну Михаила Чигиря — Александру — повезло меньше: в феврале 2001 г. он был арестован на столичном авторынке «Малиновка» по обвинению в сбыте похищенных автозапчастей и помещен в СИЗО. Долгое время Александр Чигирь содержался в изоляции, без помощи адвокатов и возможности свиданий с родными. Лишь через пять месяцев после ареста ему разрешили свидание с женой и матерью.

Вместе с Чигирем-младшим было задержано еще несколько человек, от которых следователи добивались оговора сына экс-премьера. Самому Александру Чигирю, так и не давшему показаний против отца, было предъявлено новое обвинение: создание и руководство преступной группой, которая длительное время занималась кражами микроавтобусов. Александру грозило провести в тюрьме от 8 до 15 лет. Еще до окончания следствия глава МВД Белоруссии Владимир Наумов заявил, что у него «по данному делу нет никаких сомнений в виновности сына Чигиря».

Попытки оказать давление на Михаила Чигиря через его сына Александра предпринимались спецслужбами и ранее. В августе 1994г. Александр Чигирь был арестован по обвинению в соучастии в разбойном нападении на граждан Литвы. Основанием для ареста стали показания главного обвиняемого, который позже признался, что следственные органы добивались от него показаний против Александра Чигиря взамен на свободу. В 1995 г. у Чигиря-младшего был угнан автомобиль: Чигиря обвинили в передаче прав угонщику, а от угонщика следователи добивались оговора сына Чигиря. В июле 1996 г. младший сын главы правительства был «избит неизвестными лицами». Впоследствии выяснилось, что избивали Александра Чигиря сотрудники милиции, в отношении которых возбужденное по статье «хулиганство» уголовное дело было прекращено. В 1998 г. Александра Чигиря обвинили в избиении сына высокопоставленного сотрудника МВД... Обо всем этом писала белорусская независимая пресса (см., напр.: «Белорусская газета» от 23.07.2001).

Наличие независимой адвокатуры является признаком практической реализации идей демократии. Однако уже во второй половине 90-х многим стало понятно, что Александр Лукашенко не собирается содействовать развитию демократии в Белоруссии и взял курс на уничтожение независимых профсоюзов, независимой адвокатуры и прочих институтов гражданского общества, начавших развиваться в условиях горбачевской «перестройки» (тренды которой дошли до Белоруссии со значительным временным лагом). Михаил Чигирь, будучи на политическом олимпе, в непосредственной близости от молодого президента Лукашенко, оценил ситуацию быстрее и принял свое решение еще в 1996 году. Судьбы семьи Чигиря и Пыльченко оказались тесно связанными. Видимо, глава МГКА на опыте своих подзащитных и коллег по цеху четко осознал, как будут развиваться события после 19 декабря 2010 года и сделал осознанный личный выбор. Кажущаяся странной, на первый взгляд (с точки зрения типичного белоруса) позиция Пыльченко в феврале 2011 г. имеет серьезную предысторию, заслуживающую нескольких отдельных исследований. В данном случае уместно ограничиться констатацией того, что глава МГКА сделал обоснованный выбор и мужественный шаг.

Многоходовая комбинация Администрации президента Белоруссии, в которой теснейшим образом переплетены месть Лукашенко в отношении своего личного врага Чигиря, расправа властей над частной адвокатурой лишь дополняют общую картину происходящего в Белоруссии. Отсутствие независимого суда, давно ставшего (как и прокуратура) придатком репрессивного аппарата, огосударствление профсоюзов, репрессии в отношении оппозиции, независимых СМИ и т.д. также следует учитывать для лучшего понимания белорусских реалий.

«Дело Пыльченко» поднимает целый пласт проблем, характеризуя не только правовую, но и политическую систему современной Белоруссии. Только наивный и совершенно несведущий в белорусских реалиях человек может предположить, что «дело Пыльченко» возникло само по себе, или оно является результатом случайного стечения обстоятельств, или проявлением самодеятельности отдельных чиновников. Министерство юстиции, как и госаппарат в целом — инструмент реализации воли Александра Лукашенко. Ни о каком разделении властей в Белоруссии не может быть и речи: очевидно, что и судьи, и прокуроры, и «депутаты» разных уровней — назначенцы Лукашенко, бесправные и полностью зависимые исполнители его воли. Власть сконцентрирована в руках одного человека и, таким образом, все декларации о демократическом и правовом государстве «Республика Беларусь» можно считать, в лучшем случае, благими пожеланиями — не более того.

В свете «дела Пыльченко» РБ предстает как недогосударство с неразвитой системой права, ущербной правоприменительной практикой и крайне низкой культурой, проявляющейся в действиях не только отдельных высших чиновников, но и госаппарата в целом. Все это говорит о том, как опасен тоталитаризм для жителей автаркии, географически находящейся в Европе, но весьма далекой не только от европейских политических традиций и норм права, от европейской культуры в самом широком понимании этого термина.

По сообщению сайта REGNUM