Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Наше место в параше?..

Дата: 01 марта 2011 в 06:10

Салтанат Каппарова, «МК в Казахстане», 23 февраля

Южная столица захлебывается в собственном мусоре, а с наступлением тепла в городе и вовсе может вспыхнуть эпидемия вперемешку с грандиозным пожарищем. Это простая констатация фактов, на которую, в теории, должна последовать незамедлительная реакция городских властей. Но, очевидно, только в теории, ибо на деле происходит обратное — факты есть, а вот реакции нет.

Мусорная статистика
Грядущая весна может быть особенно интересной тем, что, наконец, вырвется на свободу мусорный джин, которого загоняли в бутылку уже добрых двенадцать лет кряду.
Для начала озвучим основные и наиболее показательны цифры. Ежегодно мегаполис производит более 1500 тонн всевозможных отходов, в сумме дающих около 600 тонн бытового мусора ежегодно. Количество такового только растет, увеличиваясь в год примерно на 10 процентов. Складируется он (более правильный термин «захоронивается») по большей части на свалочно-приемочном пункте Карасайского района — там дешевле. Есть еще так называемый «Центральный городской полигон» и с пару десятков мусоросвалочных полигончиков поменьше, часть из которых периодически возникает стихийным образом. Непосредственно вывозом мусора занимаются более тридцати различных фирм, часть из которых объединено в бывшее коммунальное предприятие «Тартып», в 2005 году преобразованное в акционерное общество с участием государства. О «Тартыпе» мы поговорим чуть позже, а пока дорисуем последние штрихи к общей картине, сообщив, что на Карасайском полигоне находится уже более восьми миллионов тонн всякой гадости и его возможности практически исчерпаны. Ну, а планы по открытию нового полигона — Илийского — упираются в необходимость инвестировать туда не менее пяти миллиардов тенге и при этом, сам инвестор пока не найден. Ну и наконец, стоит упомянуть о том, что с 2007 года близ алматинского микрорайона «Дорожник» функционирует мусороперерабатывающий завод. Правда функционирует он несколько своеобразно, в лучшем случае перерабатывая не более 10 процентов от того объема ТБО, которое туда поступает. Да и поступает, в общем-то, немного — не более 300 тысяч тонн в год. Из них, соответственно, перерабатывалось порядка 30 тысяч тонн, а остальные опять-таки отправлялись на полигонное захоронение. А в прошлом году вопрос о переработке и вовсе стоял лишь теоретически, так как завод находился в откровенном простое. В январе прошлого года его работникам окончательно перестали выплачивать заработную плату, в апреле начались забастовки (как рабочих, так и самой администрации), а к концу года выяснилось, что проблема не только не решена, но и обострилась за счет того, что на фактически неработающее предприятие по-прежнему свозили отходы, и попросту вываливали их на территории.
Так же прошлый год ознаменовался и чередой уголовных дел возбужденных прокуратурой Алматы в отношении АО «Тартып», по обвинению в хищении средств, растратах и присвоении чужого имущества. Пока идет следствие, никаких скоропалительных выводов мы делать не будем, а лучше вспомним, как все здорово когда-то начиналось.

Отходная дорога
Компания «Тартып» была создана акиматом Алматы в 1999 году как коммунальное государственное предприятие и практически сразу заняла доминирующее положение на рынке утилизации ТБО. Кстати, в ее ведение входило не только непосредственный вывоз мусора но и «координация государственного учета образования и использования ТБО», то есть, ГКП «Тартып» фактически отвечало за всю мусорную политику крупнейшего города страны. Созданное при непосредственном участии тогдашнего акима Виктора Храпунова ГКП сходу получило все необходимые привилегии, дотации из бюджета и главное, право самостоятельно устанавливать расценки на свои услуги. Сам Виктор Вячеславович с присущим ему скромным пафосом обозвал создание «Тартыпа» — «Экологической революцией городского масштаба» и выделил на первичные нужды из городского бюджета 300 миллионов тенге. Часть из этих средств вроде как была потрачена аккурат на мусороперерабатывающий комплекс, созданный при участии японских спецов и оснащенном двумя шведскими установками BalaPress. Термин «инновации» тогда еще было не входу, поэтому опять ограничились стандартным «революционные технологии». Чуть позже правда выяснилось, что вся «революционность» метода заключалась лишь в том, что мусор уплотнялся в пять-шесть раз, что позволяло экономить площади полигона. Правда, уплотнялся он временно, а затем опять расширялся, но в уже в основательно прогнившем виде. Вдобавок, широко разрекламированным шведским оборудованием вообще предпочитали не пользоваться, так как это было экономически не выгодно для самого же «Тартыпа». Дело в том, что вес мусора при сжатии, естественно, не уменьшался, никакой ожидаемой экономии на объемах грузоперевозок и соответственно бензине не произошло, и на шведскую технику попросту махнули рукой. Затем, потихоньку пропали фирменные контейнеры, общим числом около двух тысяч штук ( кстати, закупленные за немалые деньги в Германии ), и, наконец, начались «разборки» по поводу автопарка. На тот момент таковой насчитывал 150 единиц дорогостоящей техники, которая то периодически куда-то терялась (по некоторым данным, сдавалась в субаренду другим фирмам), то опять возникала при очередных проверках.
Добавим к этому запутанные тарифы на себестоимость переработки и захоронения, и получим полную картину той, мягко говоря, неразберихи, которая царила в коммунальном хозяйстве времен Храпунова и которая превращалась в настоящий Клондайк для тех, кто непосредственно мог контролировать весь этот хаотический процесс нужным для себя образом.
А затем наступила очередь уже вышеупомянутого завода. Относится он к ведению частного ТОО «Vtorma Ecology Co.», однако, как социальный проект получал дотации опять-таки из городского бюджета. За два года завод благополучно «съел» 400 миллионов тенге и как только финансирование прекратилось (в конце концов, он вообще изначально позиционировался как прибыльный проект), тут же встал. Теперь решается вопрос как же выплатить долги по зарплате, суммарный объем которых достиг 50 миллионов тенге и как погасить банковский кредит без малого в 27 миллионов евро, почему-то в свое время взятый под гарантию городского акимата.

По уши в дерьме
А недавно помощник природоохранного прокурора Алматы Айтуар Кошмамбетов и вовсе объявил о том, что ситуация уже запущена настолько, что в ближайшем будущем городу грозит самая настоящая эпидемия, что в общем-то вполне логично, так как десятки тысяч тонн гниющего мусора, фактически брошенного в городской черте, вблизи жилых массивов и рынков, привлекают стаи бродячих животных, полчища крыс и ворон, которые затем разносят заразу дальше. Ну и вдобавок, к эпидемиологической угрозе, можно добавить и угрозу пожарную — ведь как известно, отходы подвержены возгоранию и самовозгоранию, что откровенно беспокоит городской департамент по чрезвычайным ситуациям.
В общем, идиллическая картина, в свое время обрисованная Виктором Вячеславовичем, с течением лет превратилась во впечатляющий мусорный триллер. Конечно, здесь нельзя винить исключительно его одного — последующее городское начальство всех уровней так же внесло свою посильную лепту в проблему, которую, похоже, теперь не знает как разрешить. Однако, многого удалось бы избежать, если бы не было того откровенного (а по ряду моментов и преступного) показушничества, что закладывалось еще на рубеже нулевых годов как самим Храпуновым, так и некоторыми членами его команды. Впрочем, от осознания этого факта (как впрочем, и от сообщений на тему, сколько заведено уголовных дел сейчас и сколько вполне возможно будет заведено в ближайшем будущем), горожанам уже легче явно не будет.
Сейчас гораздо важнее другое — за чей счет в конечном итоге будет ликвидирована городская проблема, порядковый номер которой гордо приближается к единице. Как-никак на исходе февраль и пока внятного ответа на этот вопрос, к сожалению так и не поступило. То ли денег в городской казне нет, а потенциальные спонсоры скромно отмалчиваются: то ли ответственные за благоустройство чиновники по недоброй традиции надеются, что в очередной раз проблема рассосется сама по себе. Но, увы, похоже, уже не рассосется и не обойдется. А вот последствия этого пассивного созерцания могут быть самыми ужасающими.

По сообщению сайта Nomad.su