Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Уравнение с большим неизвестным

Дата: 01 марта 2011 в 06:42

Сарсен Имандосов

Финишировал предварительный этап предвыборной гонки — выдвижение кандидатов. Намерение порулить Казахстаном изъявили двадцать два человека. Половина из них уже отсеялась. Круг претендентов стремительно сужается. Еще меньше — число претендентов реальных. Однако говорить о предсказуемости исхода политической борьбы рановато. Ведь выборы пройдут в условиях, когда уже на двух континентах шумят народные акции протеста.

При всем богатстве выборов…
Нынешняя избирательная кампания оказалась внеочередной, сократив сроки подготовки. И потому ей вполне ожидаемо предрекли отсутствие интриги. Однако уже на этапе выдвижения кандидатов случилось многое, что смогло удивить и заставить задуматься. Взять хотя бы власть, которую обрела лингвистическая комиссия Центризбиркома. Языковые экзаменаторы оказались в центре политического процесса, заставив почувствовать себя студентами людей, претендующих на пост главы республики. И хотя этап экзаменов на свободное владение государственным языком завершился, языковая тема отнюдь не исчерпана, она только начинается. И об этом — чуть позднее.
Нельзя не вспомнить и отказ ряда оппозиционных партий от участия в выборах. В обществе этот бойкот получил самые полярные оценки. Одни считают его достойным ходом, другие — трусливым отступлением. Как бы то ни было, факт остается фактом: из политического процесса «отказники» самоисключились. Они стали героями первого этапа предвыборной кампании, но уже на втором о них забудут. Таков закон реальной политики, где значение имеют действия и результаты, а не намерения и слова.
Численного состава кандидатов на пост президента вполне хватает. С качеством, правда, дело обстоит гораздо сложнее. В настоящее время всех претендентов можно разделить на три группы, резко друг от друга отличающиеся.
Первая — это самовыдвиженцы. О них в прессе и с высоких трибун сказано уже немало. Стремление безработных, пенсионеров, охранников, бывших студентов поучаствовать в выборах президента уже осудили и заклеймили. Хотя, по большому счету, это явление заслуживает дополнительного изучения, поскольку отражает определенные тенденции в обществе. Самовыдвиженцы являются великолепными объектами для работы политологов и социологов. Правда, субъектами политического процесса им стать не суждено. Шансы набрать количество голосов избирателей, хотя бы близкое к статистической погрешности, равны нулю.
Лучше всего, пожалуй, их охарактеризовал кандидат Мэлс Елеусизов: «Для них участие в выборах — как участие в передаче «Минута славы». Точнее и не скажешь. Правда, пикантный нюанс заключается в том, что сам Елеусизов является тем же самовыдвиженцем. Он возглавляет экологический союз «Табигат», но никакой политической силы за ним не стоит. Только послужной список Мэлса Хамзаевича дает ему возможность быть зачисленным во вторую категорию кандидатов — имеющих шансы посостязаться за призовое место и набрать определенное количество голосов избирателей.
Профессиональные достижения Елеусизова на поприще защиты окружающей среды никто не оспаривает, и, несомненно, их еще немало впереди, ведь чего-чего, а экологических проблем в стране хватает.
Тем не менее, политические перспективы Мэлса Елеусизова, похоже, остались в прошлом. Используя предложенную им телевизионную терминологию, для него участие в выборах — как передача «Было время». Также как и для другого кандидата из группы «второго уровня» — сенатора Гани Касымова. Его выдвинула Партия патриотов Казахстана, в рядах которой официально числится 170 тысяч казахстанцев. Генерал Касымов, с его упражнениями в метании ваз и раздавливании стаканов, уже был героем президентских выборов. Правда, даже не прошлых, а позапрошлых. Уровень узнаваемости с тех пор, в принципе, сохранился, и сенатор поддерживает его в тонусе, периодически делая неординарные заявления и оставаясь в фокусе внимания прессы. Но этого мало, потому что время диктует совсем другое.
У кандидата от Коммунистической народной партии коммунистов (КНПК) Жамбыла Ахметбекова с узнаваемостью похуже. Но его сила именно в партии. Как сказал один из комментаторов в Интернете, «коммунисты есть везде, во всех странах, прям как у нас профсоюзы». У КНПК есть четкая и понятная всем идеология, и всегда есть стабильный электорат, особенно сейчас, в эпоху «глобального покраснения». Постоянный рост цен и социального расслоения волей-неволей подпитывают позиции коммунистов в Казахстане. Реноме же «темной лошадки» дает Ахметбекову имеет свои плюсы — его фигура еще не успела набить оскомину избирателям.
Наконец, особняком стоит кандидатура действующего Главы государства Нурсултана Назарбаева. Комментировать его шансы вряд ли стоит. Как говорится, кто ж его победит — он же Лидер нации! Правда, для чистоты сравнения следует оставить за скобками этот статус и административный ресурс.

Экзамен на народность
Сравнивать четырех реальных конкурентов можно по многим критериям. Например, сопоставлять идеологические и экономические платформы «Нур Отана», народных коммунистов и патриотов. Определить, что они могут предложить избирателям. Но в нашем случае этот прием не сработает. Программы, конечно, имеют значение, но в казахстанских условиях ценнее другие вещи.
И здесь мы вернемся к тому, с чего начали — языку. Свободное владение им — это не просто формальное условие для регистрации в ЦИКе. Крайне важно, кто и дальше продолжит использовать его для проведения предвыборной кампании и общения с избирателями. Иными словами, на этих выборах принципиально значимо уже не то, о чем будут говорить кандидаты, но и то, на каком языке.
Мэлс Елеусизов и Гани Касымов относятся к категории тех, кого именуют «шала казахи». Так что их целевой аудиторией станут русскоязычные. Жамбыл Ахметбеков — из тех, кому ближе казахскоязычная среда. Он учился в казахской школе, и у него объективно больше возможностей вести кампанию на государственном языке, что открывает недосягаемые для других группы электората. Таким образом, на этих выборах мы воочию увидим, какое значение имеет языковой фактор.
Другой аспект, важный для понимания сути предвыборного расклада, состоит в том, что Казахстан — страна с небольшим населением и объективно зависит от ситуации в мире. В 2005 году президентские выборы проходили под знаком «цветных революций», одна из которых буквально за полгода до этого сотрясла соседний Кыргызстан. Поэтому выборы президента стали по своему содержанию выбором пути для страны — революционного или эволюционного. Те, кто голосовал за сохранение прежней власти, голосовал за стабильность, против повторения кыргызского сценария с погромами, мародерством и полнейшей неопределенностью.
Сейчас той дилеммы нет. Призрак оранжевой революции, особенно после второго переворота в Кыргызстане, перестал быть довлеющим внешним фактором. Сильного внутреннего фактора, способного обеспечить идейное противостояние, вроде как не наблюдается. Однако история, как заправский режиссер, внезапно подкинула такой вызов, который многое меняет. Ближний Восток вдруг, действительно, стал ближним для нас, как и для всего мира…
Когда в Казахстане объявлялись внеочередные президентские выборы, в Тунисе уже поменялась власть, в Египте и ряде стран вовсю шли народные волнения, но ситуация еще казалась вполне управляемой. Она изменилась за считанные дни. Акции протеста теперь уподобляют пандемии, распространившейся по государствам Африки и Азии. Кто-то еще по привычке называет их «цветными революциями», но это лишь попытка прицепить старые термины к новым явлениям. Это не цветные революции. Их причины не связаны исключительно с требованиями демократических реформ. Доказательством тому являются акции протеста даже в Индии (под красными флагами), которая считается крупнейшей демократией мира. И их причины нельзя объяснить исключительно экономическими проблемами. Ведь народные волнения охватили такие богатые государства, как Бахрейн и Кувейт, да и Ливию с ее мощной нефтедобычей тоже не назовешь бедной страной.
Очевидно, что дело совсем в другом. Единственная объединяющая причина — потеря связи власти с народом. Не формальной, когда власть сама себе рисует картину, которую она хочет видеть, а настоящей, когда власть слышит голос народ и прислушивается к нему. И пусть экономические, социальные, политические, ментальные, условия в Казахстане отличаются от Северной Африки и Ближнего Востока. Но от проблемы расслоения общества и игнорирования элитами нужд народа никуда не денешься.
Если власть хочет сохранить стабильность, ей надлежит сделать такие шаги, которые на деле докажут, что она заботится о людях. Для этого кто-то из кандидатов в ходе предвыборной гонки должен дать ей мощный толчок, став проводником мнения той части населения, которая даже не подозревает, что живет в процветающей экономике, и которую прочно списали в социальные аутсайдеры.
Мэлс Елеусизов особо и не скрывает, что занимает некую срединную оппозицию между властью и оппозицией. А проблемы потепления климата, о которых он говорит, дальше от реальных забот народа, чем многие действия власти. Гани Касымов на роль глашатая воли населения тоже не годится. Сенатор и генерал появился в списке кандидатов в последнюю минуту, скорее, напротив, как противовес маргинальным самовыдвиженцам. Здесь нужно не говорить от имени простого народа, а быть его частью. Ездить на общественном транспорте, не иметь ни бизнеса, ни своей квартиры, ощущать дороговизну коммунальных тарифов на собственном кармане, а не вычитывать из газет. Коммунисты, выдвинув Жамбыла Ахметбекова, похоже, такую фигуру найти сумели. Но это только первый шаг. Реальный результат покажут сами выборы, которые станут для власти суровым экзаменом.

По сообщению сайта Nomad.su